Москва. - Владимир Путин стал первым российским лидером, кто удостоился чести присутствовать 6 июня этого года на торжественной церемонии, посвященной очередной годовщине высадки союзный войск в Нормандии. Приглашение российского президента, спустя 60 лет после самой масштабной в мире десантной операции, положившей начало освобождению Западной Европы от немецко-фашистской оккупации, символизирует признание Западом заслуг Советского Союза в войне, которую русский народ привык называть Великой Отечественной.

Присутствие Владимира Путина на торжествах также было расценено как признание важности роли, которую Россия играет в совместной инициативе - войне с международным терроризмом. Действительно, Джордж Буш очень хочет показать, что война, которая оказалась более тяжким бременем, чем это представлялось два года назад, ведется единым фронтом. Однако приезд Путина в Нормандию - это в первую очередь шаг вперед на пути к тому, чтобы придать Второй мировой войне более глобальный характер.

Одним из многих последствий 'холодной войны' стала необходимость переосмысления мировой истории и роли различных стран в процессе ее формирования. Победа над немецко-фашистской Германией потребовала колоссальных совместных усилий. Страх западных стран перед 'красной угрозой' и подозрения Советского Союза к капиталистам, ненавидящим рабоче-крестьянское государство, были забыты во время этого исторического предприятия.

Находясь в идеологическом противостоянии, Запад и Советский Союз были союзниками до тех пор, пока не была повержена Германия. Сразу же после великой победы политика и идеология снова вышли на первый план. Освобождение Европы узаконило состоятельность двух противоположных друг другу политических режимов - либеральной демократии и советского коммунизма. Война закончилась разделением Европы, символом послевоенного периода стала расколотая на две части Германия, где нашли отражение абсолютно разные подходы к пониманию последствий недавней войны.

До недавнего времени в российских учебниках истории день высадки союзных войск в Нормандии, ознаменовавший 'открытие второго фронта', описывался в качестве начала наступательной операции в войне, исход которой был уже предрешен. Справившись с последствиями беспрецедентных военных и гражданских потерь, Советский Союз был близок к победе - освобождение Западной Европы не сказалось бы существенным образом на стремительном продвижении войск Красной Армии к Берлину.

Что касается Запада, в частности Соединенных Штатов и Великобритании, то для них Вторая мировая война носила более глобальный характер. Ведя боевые действия в Тихоокеанском регионе, Северной Африке и Европе, лидеры союзных государств видели себя не только борцами с фашисткой идеологией, но и спасителями человеческих ценностей во имя мирового прогресса. Высадка в Нормандии лучше, чем любая другая военная операция той войны, вписывается в идею о новом крестовом походе.

В течение многих лет после войны и Запад, и Советский Союз, полагаясь на общедоступность поп-культуры и используя различные политические ухищрения, ежегодно совершали один и тот же ритуал - присваивали себе 'авторство' победы, игнорируя роль своих недавних союзников. Победа в той войне стала фундаментом, на котором каждая из противоборствующих сторон построила здание идеологического противостояния в 'холодной войне'. На Западе очень мало знали о том, какую цену заплатил советский народ за победу над фашизмом, в СССР не видели причин для того, чтобы лишний раз подчеркивать участие Запада во Второй мировой войне.

С завершением 'холодной войны' отпала надобность в этих индивидуальных толкованиях истории. Россияне теперь могут посмотреть такие известные голливудские картины как 'Спасти рядового Райана'; западные кинематографисты даже сняли фильм, посвященный Сталинградской битве и получивший название 'Враг у ворот'. Сегодня международные команды историков занимаются составлением учебных пособий о войне для школьников всего мира.

Несмотря на то, что страны-победительницы все охотней признают роль друг друга в той войне, Соединенные Штаты и Россия сейчас близки к тому, чтобы усилить значение совместной победы над фашизмом и тем самым сделать так, чтобы она совпадала с реалиями сложившейся в мире политической ситуации.

Для Соединенных Штатов значение Второй мировой войны равнозначно важности борьбы с международным терроризмом. Эта мысль подтверждается речью Джорджа Буша, выступившего в Вашингтоне на церемонии открытия монумента, посвященного американским солдатам, павшим при освобождении Западной Европы: 'Вторая мировая война это справедливая война, которую вели защитники свободы, и в этом смысле она ничем не отличается от той войны, которую мы ведем сейчас'.

Что касается России, то победа над фашизмом больше не символизирует историческую правоту старого политического режима. Советский коммунизм действительно сыграл ключевую роль в поражении гитлеровской Германии, но победа в той войне теперь должна рассматриваться в качестве причины, которая должна побудить Россию вернуть себе роль ключевого игрока на мировой политической арене. Идеология больше не имеет значение в отличие от чувства исторической избранности.

Когда Владимир Путин встретится с лидерами других стран, участвовавших в разгроме гитлеровской Германии, возможно, он будет приятно удивлен тем, что Запад наконец-то признал на государственном уровне значение тех жертв, которые Советский Союз принес на алтарь победы в Великой Отечественной Войне.

Однако согласие стран-победительниц по поводу того, как на самом деле была выиграна война, вовсе не означает единство их взглядов в будущем. История имеет тенденцию повторяться. Стоя на пляже в Нормандии и размышляя о прошлом, Владимир Путин, вполне возможно, уже сделал следующий шаг к более четкому пониманию роли России в будущем.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.