Заинтересованность южнокорейских предпринимателей в северокорейском рынке способствует интеграции двух частей Корейского полуострова.

За последние десять лет конкуренция с зарубежными производителями и профсоюзные достижения в области охраны труда привели в Южной Корее к увеличению стоимости рабочих рук и перемещению этой страны с 170 позиции в мировом рейтинге на 45. Подобно тому, как это происходит в Европе, южнокорейские предприниматели пытаются найти выход в делокализации своих предприятий: переместить производство или хотя бы его часть на более дешевые широты, чтобы сохранить свою конкурентоспособность в условиях сурового рынка Восточной Азии. Все говорит о том, что этот процесс станет одной из причин, которые смогут положить конец холодной войне на Корейском полуострове. Указанная делокализация идет по двум направлениям. Основное внимание на данный момент уделяется Китаю, находящемуся под прицелом двух третьих малых и средних южнокорейских компаний. Вторым направлением считается Северная Корея, куда, согласно проведенному Индустриальным банком Кореи анализу, свое производство собирается перенести оставшаяся треть компаний.

Более половины опрошенных компаний заявили, что намерены начать свою деятельность за границей в ближайшие два года, а 80% собираются сделать это не позднее, чем через 5 лет. Правящий в Северной Корее режим проводит работы по подготовке крупного индустриального района вблизи демилитаризованной зоны, в Каэсоне, где, начиная с этого года, смогут разместиться 3000 южнокорейских предприятий. В соответствии с заключенным в прошедшую субботу соглашением, руководителем указанного района станет представитель Южной Кореи, а в октябре должно быть налажено сообщение по двум магистралям, которые будут пересекать закрытую еще полстолетия назад границу. Одна из дорог должна будет напрямую связать южную часть полуострова с Каэсоном. Кроме того, в октябре намечено испытание двух направлений железной дороги, одно из которых также будет связывать юг полуострова с Каэсоном.

Проект по созданию индустриального района включает в себя строительство 100000 домов, двух полей для игры в гольф и одного торгового центра. Начиная с сентября этого года, Южная Корея будет поставлять электричество в указанный район, а также возьмет на себе работы по созданию на его территории разветвленной информационной сети.

На китайском фронте Южная Корея намерена увеличить свои инвестиции до достижения - 'в двух-трех летний срок' - уровня в 100000 миллионов долларов ежегодно, превратившись тем самым, по словам южнокорейского посла в Китае Ким Ха Чун (Kim Ha Joong), в крупнейшего иностранного инвестора. Это наступление позволит 'изучить новые возможности' западных провинций Китая, где стоимость рабочих рук еще ниже, чем на побережье.

В прошлом году объем торговых сделок между Китаем и Южной Кореей составил 63000 миллионов долларов, что лишь на 500 миллионов меньше объема сделок с Японией, которая в настоящее время является основным иностранным инвестором в китайскую экономику. Точно также и Китай совсем недавно опередил Соединенные Штаты в качестве основного коммерческого партнера Южной Кореи. Расположенные на китайской территории южнокорейские компании отвечают более, чем за 2% экспортных поставок Китая. Более двух миллионов жителей Южной Кореи, общая численность населения которой составляет 47 миллионов, ежегодно посещают Китай.

Наиболее популярным иностранным языком в китайских университетах считается корейский, а 16 городов Китая имеют прямое воздушное сообщение с Южной Кореей. Вашингтонские соколы по инерции закрепляют за Южной Кореей позиции, отведенные ей в старой схеме холодной войны, пытаются разбудить призраки военной угрозы со стороны ее северного соседа и указывать на Китай как на геополитического и военного соперника в этом регионе. В описанном выше контексте подобные позиции оказываются глубоко противоречивыми. Политическая эмансипация Южной Кореи в отношении своего наставника времен холодной войны, растущие противоречия в определении ее роли в азиатском регионе и связи с Северной Кореей строятся на крепкой экономической базе. На прошедших в апреле в Южной Корее парламентских выборах практически три четверти депутатского корпуса было заменено новым поколением политиков, которые не верят в холодную войну. Существуют все доказательства того, что проводимая делокализация носит как политический, так и экономический характер.