По прогнозам Всемирной Организации по Туризму (ВОТ), в ближайшие 20 лет Китай должен стать одним из основных туристических центров. Что же может эта страна предложить приезжающим? Вне всякого сомнения, многое, однако, кроме всего прочего, длинный список фактов уничтожения своего исторического прошлого. Идущая урбанизация, спекуляции и особый менталитет говорят о невежестве тех, кто принимает подобные решения.

Полстолетия назад в Китае насчитывалось 300 древних городов, окруженных стенами, сегодня таких поселений осталось лишь четыре. Из 2000 существовавших прежде 'исторических городов' лишь 20 удалось сохранить свою почти первоначальную внешность. В Пекине, где раньше было около 6000 'хутонгов' (кварталы, состоящие из традиционных домов с дворами и узкими проулками) осталось лишь 25 таких зон. Только в 2002 году были разрушены 60 'хутонгов'. Из тысячи храмов, прежде располагавшихся на территории города, сохранилось лишь несколько десятков: сегодня они чаще всего представляют собой разбросанные по всей метрополии островки в совсем чуждом для них окружении.

Как констатируется в последнем двухлетнем докладе делегации ЮНЕСКО, 'атмосфера древнего Пекина исчезла'. 'Несмотря на то, что некоторые из зданий декорированы орнаментами с традиционными мотивами, внешний вид города лишь ухудшился; он уже не выглядит восточным городом, но не стал и европейским, это не рыба, не мясо', - говорится в докладе.

Глава архитектурного общества Китая Цзянь Жудань (Zhang Zudang) говорит, что нанесенный традиционной архитектуре ущерб невосполним. 'Все новые города страны одинаковы, их прежний облик оказался уничтожен, и традиционно китайские архитектурные стили игнорируются'.

На ком лежит ответственность за подобные изменения? 'Проблема заключается в спекуляции и получении выгоды', - указывает Женовьева Доменач (Genovieva Domenach), эксперт направленной ЮНЕСКО в Пекин делегации. 'Весь город, - говорит она, - разделен между несколькими городскими агентствами по недвижимости'. Весной 2002 года за три месяца были разрушены здания на улице Нанчидзи (Nanchizi), пролегавшей вблизи Запретного Города и прежде входившей в число 25 'охраняемых' городских зон.

Цзянь Жудань говорит: 'Мы должны предпринять серьезное усилие, чтобы помешать агентам по недвижимости делать все, что им взбредет в голову, и застраивать наши города сомнительного виды вызывающими постройками'. 'В одних городах застройка ведется в западном стиле, в других подражание старым архитектурным стилям объясняется лишь желанием привлечь туристов; и та, и другая тенденция опасны', - полагает Жу.

Примером второй из упомянутых Жу тенденций можно считать 'старый город' Дуньхуан (Donguang) - расположенное в 3000 километрах западнее Пекина на границе пустыни Такла-Макан поселение, через которое проходил легендарный Шелковый путь. Издалека оно кажется сказочной крепостью, возвышающейся среди песков пустыни на фоне зрелищного пейзажа с барханами и заснеженными вершинами Куньлуня. Но все это плод фантазии: город был построен в 1987 году в качестве декорации для съемок фильма, и даже виноградники в домах, между которыми прогуливаются туристы, сделаны из пластика. От настоящего поселения Дуньхуан, находящегося в 10 километрах от нового, не осталось ни одной старинной постройки. Расположенные в 20 километрах от города пещеры Могао - одна из жемчужин китайской истории, названная ЮНЕСКО памятником мирового культурного наследия, благодаря находящимся внутри произведениям буддисткой живописи IV-XIV веков - были покрыты слоем цемента. Стоянки для машин, магазины сувениров и музей современной постройки лишают весь комплекс памятников их естественного очарования.

В тысяче километров на запад находится Кашгар, где также пролегал легендарный Шелковый путь, история которого насчитывает более двух тысяч лет. В настоящий момент древний город напоминает крепость, осажденную архитектурными монстрами. Расположенная в центре города площадь мечети Айд-Кадж (Aid Kaj) окружена несколькими стройплощадками: работы по реконструкции проводятся прямо на территории, где прежде проходили улицы с традиционными застройками. На одной из них располагались лавочки городских ювелиров, а на соседней - цветочников и мастеров, занимавшихся ремонтом фарфоровых изделий. Согласно новому архитектурному проекту, мечеть XV-го окажется окружена большими зданиями современной постройки с некоторыми 'восточными' мотивами. В возведенных исполинах будут располагаться магазины и рестораны. Улицы старого города - до последнего времени остававшегося наиболее красочным поселением Средней Азии - 'слишком узки для проезда спасательных машин, выезжающих на место аварии', - говорит Джоу Юеву (Zhou Yuewu), возглавляющий муниципальный департамент строительства.

На другом конце страны, расположенный вблизи Шанхая город Сучжоу еще 12 лет назад все называли 'Восточной Венецией'. Сегодня каналы города застроены чудовищного вида небоскребами; подобная же участь ожидает и другие исторические достопримечательности района. Некоторые из старых городов этой области, такие как Чжоучжуан (Zhouzhuang) и Тонгли (Tongli), расположенные в дельте реки Янцзы, разработали проекты по сохранению исторического наследия зоны, однако зачастую толчок к сохранению подобных поселений дают доходы, получаемые от туризма, что превращает имеющие историческую ценность города в некое подобие тематического парка.

Расположенный в 200 километрах на юго-запад от Шанхая в провинции Чжецзян город Шаосин, история которого насчитывает 2500 лет, был объявлен памятником 'архитектурного и исторического наследия', но под восстановлением этого памятника понимается простая поддержка сферы обслуживания, воспринимаемая, в свою очередь, как дополнение к текстильной промышленности города. Почему китайцы настолько спокойно уничтожают свое прошлое?

На данный вопрос местные власти дают несколько, приводимых ниже, ответов: а) необходима модернизация; б) старина нездорова; в) люди недовольны всем старым и хотят изменить его; д) мы уже заботимся о нашем наследии. Каждый из этих ответов частично правдив, но есть и другие причины.

В первую очередь, это уже называвшаяся выше спекуляция недвижимостью. Согласно документам ЮНЕСКО, проводимая в Пекине к олимпийским играм 2008 года реконструкция, является ничем иным, как 'кормушкой для спекуляций недвижимостью'. На втором месте стоит китайский менталитет.

'В Китае нет уважения ни к подлинности исторических памятников, ни к старому камню. Здесь больше уважают манускрипты', - осмеливается высказать свое мнение один из специалистов по Западу.

Кроме того, начиная с 1949 года, в Китае наблюдается не провозглашаемая официально тенденция не оставить ни следа от убого прошлого страны: многочисленные постройки (в том числе разграбленные и разрушенные во время Культурной революции) представляют собой часть этого наследия. Сюда же стоит добавить и тот факт, что многие старинные здания с архитектурной точки зрения эфемерны. В прежние времена здания в Китае строились в основном из древесины и земли, причем даже в тех случаях, когда имелся доступ и к более прочным материалам, таким как кирпич или камень. История самого Китая насчитывает несколько тысячелетий, однако наиболее древние постройки в стране были возведены не более нескольких столетий назад. Именно на этой базе и происходит нынешняя модернизация страны.

Практически в каждом из 660 крупных городов страны предусматривается создание крупных 'индустриальных парков' и 'коммерческих зон', единственное назначение которых, по словам заместителя министра строительства, 'прославлять города и их чиновников'. Из 6000 построенных за последние семь лет 'индустриальных зон', 3000 были совершенно 'бесполезны', - говорит он. Половина из этих парков была закрыта, а строительство других приостановлено до выяснения реальности выполнения проекта по их созданию.

По словам одного из высокопоставленных чиновников министерства строительства, 182 из 660 городов Китая претендуют на звание 'международной метрополии'. Что это значит? По утверждению авторов проекта, для Пекина это будет означать превращение в 'современный город-космополит с единственными в своем роде характеристиками'. Для столицы острова Хайнань, города Хайкоу это будет формула превращения в 'открытый международный город с характеристиками тропических населенных пунктов'. Похоже, что возводимые там по заказу туроператоров и агентов по недвижимости строения перещеголяют по своей чудовищности даже те небоскребы, что возвышаются над средиземноморским побережьем и на Канарских островах.

Конечно, среди китайских чиновников остались еще и те, кто сохраняет здравомыслие в вопросе охраны исторического наследия страны, но их гораздо меньше технократов, пытающихся всеми силами показать, что именно они понимают под новым величием своей родины. Вымысел вымыслом, но приходится признать, что вся 'уникальность' китайских городов была утеряна. Единственное, к чему приводит реализация мечты нуворишей - это к созданию лишенного своей индивидуальности пейзажа, повсеместному распространению многоэтажных высоток, большинство из которых среднего или плохого качества, широких проспектов и кольцевых для транспорта, высотных официальных зданий, коммерческих центров и спальных районов.

Что же обо всем этом думает средний китаец? Как относится к изменениям? Не располагая социологическими данными по этому вопросу, приходится обращаться к собственным наблюдениям. Среди опрошенных мною в Пекине и Шанхае жертв выселений и переселений из традиционных городских районов (зачастую грязных, нездоровых и переполненных жителями) в новые спальные районы встречаются самые разные мнения: от тех, кто очень доволен изменениями (таких большинство), до тех, кто возмущен произволом агентов по недвижимости.

К такому же мнению пришли и социологи Университета Синьхуа, проводившие опрос 300 семей, проживающих в одном из традиционных кварталов Пекина. Треть опрошенных заявила, что они готовы переехать из этого района, получив некоторую компенсацию, 20% - не хочет никуда уезжать, а еще 30% заняли позицию 'поживем - увидим'. Но самое интересное, в результате проведенного исследования оказалось, что добиться согласия между соседями совсем непросто. И агентства по недвижимости используют этот фактор для того чтобы устранить возможное сопротивление при сносе старых районов. Чаще всего люди склоняются к 'индивидуальным решениям', а не к согласованным действиям, в результате чего все решается при помощи денег: на продажу выставляются и привязанность к своему старому району и соседская жизнь.

Учитывая все вышеизложенное, можно сделать следующий вывод: попытка описать разрушаемой городской пейзаж Китая оказывается неполной без рассмотрения 'великого контекста'.

В XXI столетии Человечество перейдет рубеж урбанизации; впервые за всю историю нашего существования на планете начнет преобладать городское население. Китай, население которого составляет 20% численности населения всей Земли, находится в центре происходящей трансформации. Нынешняя урбанизация Китая - процесс колоссальный и беспрецедентный по своему размаху.

В 1978 году лишь 17,9 населения страны жило в городах. Сегодня количество горожан увеличилось до 40%. В соответствии с планами властей, к 2020 году этот показатель должен составить уже 55%. В настоящее время стоит задача в ближайшие 16 лет переселить в города от 300 до 400 миллионов крестьян.

В официальном понимании проблемы, урбанизация и выход из нищенского состояния являются синонимами. Принятие подобного понимания указывает на то, что критика катастрофических аспектов глобализации равнозначна критике 'механизмов' выхода из нищеты десятков тысяч людей, что, как минимум, требует здравомыслия. И это не единственный парадокс китайского рывка вперед.

В настоящий момент 520 миллионов китайцев живут в 660 городах и 20000 средних населенных пунктах. В Китае есть всего два города с численностью населения более 10 миллионов человек - Пекин и Шанхай. 36-миллионный Чхончжин является, в действительности, муниципальным районом площадью 80000 квадратных километром, включающим в себя обширные сельские и близкие к ним зоны. Для предотвращения распространения не поддающихся контролированию крупных мегаполисов в девяностых годах прошлого века правительство приняло решение о создании более 200 средних городов.

Одним из механизмов административного контроля над миграционными потоками является 'хукоу' - вид на жительство, без которого ты считаешься человеком второго сорта. С точки зрения соблюдения прав человека этот документ - своего рода репрессивный инструмент, применяемый полицией против эмигрантов - заслуживает категоричного осуждения. В настоящее время правительство принимает меры для упрощения получения этого документа или для его отмены. Учитывая растущую разницу в доходах и увеличивающийся приток сельского населения в города, отмена 'хукоу' может привести к возникновению хибарных поселений в окрестностях существующих городов. Когда изменения происходят в такой стране как Китай, с изложенными выше характеристиками, необходимо принимать во внимание подобные противоречия.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.