Президент Афганистана Хамид Карзай пошел на серьезный политический риск, отказавшись брать в предвыборные партнеры на предстоящих 9 октября выборах вице-президента и министра обороны Мохаммада Касима Фахима.

Решение господина Карзая было расценено всеми как сигнал, свидетельствующий о его готовности опереться на полевых командиров, которые обладают огромной властью и управляют значительными частями территории страны как своими собственными вотчинами.

Как командир Северного альянса, маршал Фахим едва ли может считаться самым влиятельным лицом среди бывших полевых командиров, и лишь место в кабинете министров позволило ему установить контроль над еще не оперившейся национальной армией. Если бы господин Карзай действительно собирался ликвидировать власть полевых командиров, чтобы упрочить позиции центрального правительства, он должен был бы относиться к министру обороны как к партнеру в этом начинании.

Но вместо этого он предпочел дистанцироваться от того политического и военного образования, которое помогло ему прийти к власти.

А поскольку другие полевые командиры - в частности, губернатор Герата Исмаил Хан или узбекский генерал Абдуррашид Дустум - далеко не в лучших отношениях с кабульским режимом, то господин Карзай, скорее всего, станет еще более зависимым от 'штыковой' поддержки, которую ему обеспечивает 20-тысячный американский и немногочисленный международный воинский контингент. Он может оказаться еще более подверженным влиянию 'неоконсервативного' посла в США Зальмая Халилзада.

Иностранные войска были размещены в Кабуле 26 июля, именно в тот день, когда господин Карзай объявил состав своей новой предвыборной команды. Этот шаг, как представляется, был предпринят не столько из опасений возможного восстания со стороны Северного альянса, сколько для того, чтобы создать впечатление, что такое восстание будет. Однако министр образования и главный идеолог альянса Юнус Кануни несколько сгладил ситуацию, продемонстрировав политическое благоразумие. Выставив свою собственную кандидатуру на президентские выборы, господин Кануни показал, что он и его сторонники намерены защищать свои интересы исключительно демократическими мерами.

Альянс состоит главным образом из таджиков долины Панджшера, так что его кандидат в президенты вряд ли получит поддержку представителей других этнических групп и народов в других регионах Афганистана.

Однако разрыв с коалицией, которая управляла Кабулом последние два года, скорее всего, еще более ясно обозначит перспективы самого Карзая на выборах.

Поскольку в предвыборной гонке участвуют порядка 20 кандидатов, нет никаких гарантий, что нынешнему президенту удастся решить исход выборов уже в первом туре голосования. Двум основным претендентам придется пройти через второй тур, если ни одному кандидату не удастся обеспечить большинство голосов. При таком сценарии вполне возможно, что другие этнические группы и, соответственно, их кандидаты, объединятся против Карзая и его пуштунов, которые хотя и представляют собой чуть больше половины населения Афганистана, но отнюдь не являются монолитным блоком.

Господину Карзаю отчаянно нужен народный мандат - ведь он был фактически назначен президентом в 2002 году ассамблеей, которая никем не избиралась, и которой выкручивали руки Соединенные Штаты. Именно поэтому он и решил поспешить с президентскими выборами, хотя незавершенность процесса регистрации избирателей в свое время привела к отсрочке парламентских выборов.

Президент Афганистана смог завоевать широкое признание за рубежом. Однако непохоже на то, что у народа этой страны сложилось благоприятное мнение о человеке, который спокойно жил в эмиграции, пока его соотечественники переносили либо все тяготы войны, либо кошмар лагерей беженцев в соседних странах. В отличие от многих своих соперников, господин Карзай не воевал против советских войск или талибов, так что теперь другие кандидаты будут настаивать на том, что он вообще не имеет права руководить страной.