За последний год Китай оттеснил Японию и занял второе место в мире по экспорту нефти после США. Растущий внутренний спрос и неопределенность в развитии международного нефтяного рынка доставляют Пекину много хлопот. Правительство стремится найти для страны новые источники поставок и новые пути доставки нефти.

До 1993 г. Китай не только сам обеспечивал себя нефтью, но и мог ее даже экспортировать. Но с тех пор положение резко изменилось, так как, с одной стороны, внутренняя добыча снижается, а с другой стороны, модернизация китайской экономики и растущее благосостояние крепнущего среднего класса привели к увеличению спроса.

В прошлом году Китай импортировал 91 миллион тонн нефти-сырца, 37% потребности внутреннего рынка были покрыты за счет импорта. В результате увеличения парка частных автомобилей возросла и потребность в бензине, в то же время растет спрос и на дизельное топливо - в связи с ростом потребления электричества и грузоперевозок. В текущем году эксперты ожидают, что общий объем китайского импорта нефти составит примерно 110 миллионов тонн. В соответствии с данными Кембриджской ассоциации энергетических исследований (Cambridge Energy Research Associations), в период с 2000 по 2003 г.г. 40% прироста всемирного спроса на нефть относились на счет Китая.

Последнее повышение цен и неопределенность на мировом нефтяном рынке еще раз наглядно продемонстрировали властям Срединной империи уязвимость страны в снабжении нефтью. И все же по сравнению с соседней Японией, Китай не на 100% зависит от импорта нефти. Но, с другой стороны, Китай не смог создать обезопасить себя с точки зрения логистики, создать тот 'санитарный кордон', который уже давно есть у Японии.

Растущая зависимость от импорта

Все говорит о том, что зависимость Китая от импорта в ближайшие годы будет расти. Официальные прогнозы исходят из того, что зависимость Китая от заокеанских нефтяных источников в 2010 г. составит 46%, а к 2020 г. дойдет даже до 56% общей потребности страны. При этом уже сейчас потребность Китая составляет 20% общего спроса стран ОЭСР.

Эти прогнозы следует рассматривать на фоне обострения глобальной конкуренции за нефть. Многие эксперты по нефти связывают нынешний скачок цен на 'черное золото' не только с временными конъюнктурными тенденциями, в основе которого лежат, главным образом, международные проблемы с безопасностью. Они видят в росте цен, скорее, следствие глубоких структурных смещений в спросе, которые объясняются потребностями быстро развивающихся рынков Индии и Китая.

Расширение собственной нефтедобычи

Чтобы смягчить быстро растущую зависимость от импорта, Китай разработал несколько вариантов. Во-первых, возможно увеличить добычу собственной нефти, хотя в обозримом будущем в связи с длительными сроками разведки и освоения новых месторождений эффект этой меры будет весьма ограниченным.

Эксперты предполагают, что экспансия китайских территориальных притязаний в Южно-Китайском море, где на многих островах подозревают наличие ископаемых, тоже связана с поиском новых источников нефти. Ежедневная газета 'China Daily' сообщала в конце прошлого месяца, что предусмотренное сокращение добычи нефти на Дацинском месторождении, на северо-востоке Китая, отложено. Это месторождение, дававшее в течение последних 27 лет ежегодно свыше 50 миллионов тонн нефти, покрывало примерно треть внутренних потребностей страны. Если раньше было принято решение о том, чтобы в течение 7 лет ежегодно сокращать добычу нефти на нем на 7%, то теперь поставлена задача 'добывать как можно больше нефти и газа'.

Диверсификация стран-поставщиков

Второй путь, на который с недавнего времени вступили нефтяные фирмы Китая, - это диверсификация китайского импорта нефти. Речь идет о том, чтобы в перспективе обеспечить себе новые и надежные источники поставки на мировом рынке. С географической точки зрения, эта стратегия впечатляет.

Договоры о сотрудничестве в разработке и совместном владении нефтяными месторождениями простираются начиная от России, Азербайджана и Казахстана в Средней Азии до Индонезии и Мьянмара - в Юго-Восточной, Ирана и Омана на Среднем Востоке, а также от Венесуэлы в Южной Америке и вплоть до Ливии и Судана в Африке. Все эти соглашения, заключенные крупнейшими китайскими нефтяными компаниями CNPC и CNOOK (Sinopec и Sinochem) предусматривают, как правило, что китайские партнеры за счет своих инвестиций обеспечивают себе часть от ежегодной добычи на соответствующем месторождении и тем самым страхуют себя от резких скачков цен на мировом рынке. С некоторого времени CNPC пытается закрепиться и в Ираке. Взгляда на китайский список стран достаточно, чтобы понять, почему Китай во время дебатов в Совете Безопасности ООН как по Ираку, так и по Судану, занимал очень сдержанную позицию.

Новые транспортные пути

Третьим вариантом является расширение сети снабжения из соседнего зарубежья, что позволит китайскому экспорту освободиться от уязвимого снабжения по морю. Не секрет, что Китай беспокоит сужение в Малаккском проливе. В настоящее время по этому проливу проходит 80% китайского импорта нефти.

Пекин беспокоит не только возможный террористический акт, который может нанести серьезный ущерб поставкам, но и американское влияние на этом важнейшем водном пути. Поэтому понятно облегчение, которое почувствовал Китай, когда недавно Малайзия и Индонезия заблокировали выдвинутую Сингапуром инициативу, касавшуюся участия американского флота в патрулировании пролива Малакка. Несмотря на это, ведется работа над альтернативными сценариями. Рассматривается вопрос о строительстве железной дороги от Сингапура в Кунминг, прокладка канала через полуостров в южном Таиланде, а также строительство трубопровода длиной в 1200 км от порта Ситве в Мьянмаре в Кунминг.

Последний проект, вероятно, имеет больше всего шансов на реализацию, хотя и в отдаленном будущем. Следует добавить также стремление построить трубопроводы из России и Казахстана. В то время как Москва по-прежнему выбирает между Токио и Пекином, то в случае с Казахстаном, Китай, видимо, находится ближе к цели. В мае было согласовано строительство трубопровода длиной в 1200 км, по которому в Китай будет транспортироваться ежегодно 10 миллионов тонн нефти из Каспийского моря.

Создание запасов

Четвертым, правда по объему значительно ограниченным мероприятием является создание стратегического резерва. В противоположность США и Японии, у Китая нет сколько-нибудь значительных запасов, которые могут быть мобилизованы в случае разрыва внешних потоков снабжения или в целях стабилизации при экстремальных колебаниях цен.

О наличии этой Ахиллесовой пяты в Китае хорошо знают. В прошлом году под эгидой Государственной комиссии по развитию и реформам было создано Бюро по национальным стратегическим резервам нефти. Как сообщают китайские СМИ, предполагается создать в четырех пунктах китайского побережья крупные хранилища нефти. Речь идет о провинциях Шандонг и Лиаонинг на севере страны, а также о Гуандонге - на юге. Уже к концу 2005 г. планируется создать резервные запасы, равные по объему 35 дням импорта нефти. Есть предположения, что Китай уже начал увеличивать запасы.