Подтвержденное в понедельник решение США вывести до 70 тысяч военнослужащих (почти треть их военного присутствия) из других стран, прежде всего из Западной Европы, должно заставить Лондон, Париж и Берлин задуматься о роли Евросоюза в мировой политике безопасности.

После многих лет невыполненных обещаний об усилении своих оборонных возможностей, звучавших на саммитах НАТО и европейских конференциях по безопасности, европейские лидеры должны сделать эти планы реальностью. Обязательства, которые они брали на себя, были весьма амбициозны: к концу 2004 году ЕС должен был принять миротворческую операцию в Боснии, тогда как НАТО расширила бы свое присутствие в Афганистане и помогала бы готовить новые службы безопасности в Ираке. Эти планы отвечали как европейским, так и американским интересам, поскольку увеличение европейского присутствия в регионах усилило бы международную безопасность и, соответственно, трансатлантическое партнерство.

Судя по недавним стратегическим заявлениям НАТО и ЕС, они понимают, что безопасность Европы неразрывно связана с угрозами, исходящими из-за ее пределов, в частности, от несостоявшихся государств, региональных конфликтов и распространения ядерного оружия. Эти угрозы можно решить дипломатическим путем, но не всегда. Иногда необходимо применение силы. Хотя скорее всего это произойдет в рамках НАТО, вполне можно представить себе ситуацию, когда Европе придется действовать самостоятельно.

У Европы есть определенная роль в международной безопасности, и ей необходимы военные силы, соответствующие этой роли. К сожалению, существующие военные возможности в целом не отвечают необходимым требованиям. Операции в Боснии и Герцеговине, Сьерра-Леоне, Конго и Афганистане оказались сложными для европейских армий, которые изначально создавались для защиты территорий, а не для поддержки власти за границей.

В Косово европейским ВВС не хватало высокоточных управляемых боеприпасов, а потому их участие в боевых вылетах не превысило 15%. Кроме того, армиям некоторых европейских стран недостает жизненно важных возможностей в коммуникациях, разведке и проч., а также в экспедиционной логистике, что чрезвычайно ограничивает их оперативную эффективность.

Чаще всего причиной недостатков европейской обороны называются небольшие и продолжающие сокращаться расходы на эту сферу. Давление снизу на оборонные бюджеты Европы будет только усиливаться, по мере того как стареющее население будет требовать все больших расходов на социальное обеспечение. Это давление даст европейским армиям новое задание: расходовать средства более разумно, чтобы получить больше возможностей за каждое потраченное евро.

В целом, европейская оборона страдает от ненужного дублирования в различных областях, от инфраструктуры (например, штабы и тренировочные базы) до развертываемых военных активов (например, истребители и танки). Еще больше беспокоит то, что Европа тратит значительные средства на неэффективные или устаревшие возможности. Если тенденция продолжится, уже значительно сократившаяся способность Европы проводить интегрированные военные операции практически исчезнет в течение ближайшего десятилетия, и это очень опасно.

В последние годы ЕС и НАТО выступали с инициативами по улучшению существующих возможностей и созданию новых, несмотря на ограниченный бюджет. Но для того, чтобы эти инициативы достигли своей цели, они должны быть хорошо продуманы и скоординированы.

В долгосрочной перспективе единственным способом борьбы с недостатками будет большая интеграция обороны, что будет означать координацию усилий всей Европы по созданию более независимых возможностей коллективной обороны. В то же время интеграция не должна ограничивать способность отдельных стран проводить или выбирать конкретные военные миссии.

Европейские лидеры могут избрать различные стратегии интеграции. Во-первых, страны могут объединить национальные ресурсы для создания дополнительных совместных подразделений или возможностей с меньшими расходами. Этот подход особенно привлекателен для задач по усилению и увеличению численности войск, например, для тренировки и логистики.

Второй вариант - это специализация. Отдельные страны могут выбрать для развития какие-то конкретные возможности, которые затем предоставят в пользование коллективных организаций безопасности, т.е. ЕС или НАТО. Эта модель наиболее эффективна в странах, демонстрирующих сравнительное преимущество в какой-то конкретной области. В качестве примера можно привести Чехию, ставшую пионером в создании многонационального химического, биологического, радиологического и ядерного подразделения для НАТО.

Наконец, еще одним возможным решением является сбалансированное снабжение. Координация закупок с тем, чтобы делать заказы у одних и тех же поставщиков и использовать преимущества экономии, поможет более рационально расходовать ресурсы. За снабжением легко может наблюдать новое Европейское оборонное агентство. Однако подобная стратегия будет работать, только если по обе стороны Атлантики будут сняты преграды в оборонной торговле, разрешающие приобретать только американские или только европейские товары.

Для выполнения этих рекомендаций потребуется личное участие глав правительств ЕС и НАТО. Неспособность улучшить коллективные оборонные способности Европы серьезно ухудшат способность континента защищать собственные интересы. В этом контексте интеграция обороны - это не просто привлекательная перспектива, это необходимость.

Генерал Джозеф Рэлстон был Верховным главнокомандующим ОВС НАТО в 2000-2003 г.; генерал Клаус Науманн был начальником штаба Федеральных вооруженных сил Германии до 1996 года. Они являются сопредседателями проекта интеграции европейской обороны при Центре стратегических и международных исследований.