Решение президента Буша сократить в течение ближайших десяти лет численность американских войск за рубежом на 70000 человек привлекло больше внимания, чем оно заслуживает с чисто военной точки зрения. Но дополнительное значение этому решению придал сам факт, что оно было обнародовано именно сейчас.

Причины перемен очевидны. Холодная война закончилась, от России не исходит реальная военная угроза. В Европе почти не происходит событий стратегического значения. Современные технологии позволяют эффективно применять военную мощь США по всему миру с территории самой страны. Даже в Корее, несмотря на нынешний кризис в отношениях с Пхеньяном, у Соединенных Штатов с чисто военной точки зрения нет оснований держать столько войск.

В чем же причина беспокойства? Отчасти оно связано с моментом, когда было принято это решение. В Корее США используют политику кнута и пряника, чтобы заставить Пхеньян отказаться от дальнейшей разработки ядерного оружия и открыть страну для внешнего мира. Однако сегодня заявление о сокращении численности войск, даже если оно произойдет только через некоторое время, чревато серьезными последствиями. В сочетании с передислокацией некоторых американских частей на юг от Сеула - за пределы досягаемости артиллерийского огня северян - оно звучит для Южной Кореи отнюдь не успокаивающе.

Что касается Европы, то переосмысление вопроса о том, какие американские части должны быть там размещены, и где именно, вполне оправдано. Если перебросить часть из них на восток - в Польшу и Румынию, а возможно, еще и в Болгарию - то это обеспечит доступ к полигонам для обучения войск без тех политических проблем, которые оно вызывает в густонаселенной Германии. Центральная Европа расположена ближе к потенциальному театру военных действий - Ближнему Востоку. Даже Россия смирилась с таким развитием событий, если оно не затронет прибалтийские страны-участницы НАТО. В Западной Европе сомнения в целесообразности вывода войск носят скорее военно-политический, чем военный характер.

Союзники осознают необходимость определенной передислокации войск в ближайшие несколько лет. Но опять же, момент для объявления об этом решении выбран не самый удачный. Не все в Европе уже убедились, что после самого серьезного кризиса в межатлантических отношениях за последние полвека США вновь проводят курс на сотрудничество с союзниками. Как бы нелогично это ни звучало, уровень американского военного присутствия в Европе уже давно символизирует американские обязательства. Да и не все, особенно в Центральной Европе, уверены, что проблема России стала достоянием истории.

Еще более важную роль характер размещения американских сил играет для цементирования альянса НАТО. Через пятнадцать лет после окончания Холодной войны Оперативный центр объединенного командования союзников по-прежнему остается единственной в истории полностью интегрированной командной структурой. Двадцать шесть союзных стран все еще полагают, что у них немало общих стратегических интересов, и высоко ценят повседневное сотрудничество, которое обеспечивает не только основу для совместных военных акций, но и тенденцию к противостоянию угрозам общими силами. Союзники по-прежнему желают, чтобы пост верховного главнокомандующего объединенными вооруженными силами НАТО в Европе занимал американский генерал.

Таким образом, с точки зрения общих интересов безопасности США, необходимо постоянно держать в Европе достаточно войск, чтобы обеспечивать полноценное функционирование Оперативного центра объединенного командования, повседневное взаимодействие тысяч людей - совместное планирование, обучение, размещение войск, порой и участие в боевых действиях - внушающее им убеждение, что их судьбы связаны воедино. С какого-то момента, определить который невозможно, снижение численности американских войск отрицательно скажется на лидерстве и влиянии США, а в этом нет ничего хорошего ни для Америки, ни для альянса в целом.

Конечно, американские войска в Европе находятся там, в общем, не для того, чтобы действовать в самой Европе. Они предназначены в первую очередь для применения в других регионах, но при опоре на одни из лучших военных баз в мире и взаимодействие с другими странами, в результате которого увеличивается шанс, что союзники будут присоединяться к коалициям, формируемым на основе НАТО, а не предоставят Соединенным Штатам выполнять всю работу в одиночку.

Ответственность Европейского командования США распространяется на все пространство от мыса Доброй надежды до Берингова пролива на востоке. Речь идет не только об обучении и размещении войск для боевых и миротворческих операций, но и о программе 'Партнерство ради мира', стабилизации положения в Западной Африке, более активном участии в североафриканских делах и военно-политическом взаимодействии со странами Кавказского региона, Центральной Азии и Российской Федерацией.

Вывод войск из Европы вряд ли позволит сэкономить много денег. Расходы по содержанию американских баз частично несут союзники, особенно Германия; из Европы передислокацию войск на потенциальные театры военных действий можно осуществить быстрее, а зачастую и дешевле, чем с континентальной территории США; кроме того, если американские части будут не расформированы, а переведены из Европы в США, расходы, связанные с обустройством баз для этих войск, их обучением, предоставлением жилья и школьным образованием для членов семей будут не меньше, а то и больше.

Высшие офицеры США, которым приходилось возглавлять региональные командования, практически в один голос выступают за сохранение в Европе максимально возможного количества войск, хотя бы ради ценности общения между людьми, помогающего создавать и укреплять союзы. Это позволяет военным в случае передислокации из США размещаться в дружественных странах, и способствует возникновению коалиций, участники которых действуют и сражаются плечом к плечу. Возможно, какие-то американские части и следует перевести из-за рубежа в США. Но сначала надо учесть, во что это обойдется, и какие преимущества будут при этом утрачены.

Роберт Э. Хантер, в 1993-1998 гг. занимавший пост представителя США в НАТО, в настоящее время является старшим консультантом некоммерческой научно-исследовательской организации 'Rand Corporation'.