Уберите вашу жирную, неочищенную нефть - мы предпочитаем легкую. Подобно шумной толпе моделей в шикарном ресторане, весь мир теперь одержим диетами, детоксикацией организма, а также облегченными и обезжиренными продуктами без каких-либо примесей.

Можно вполне обменять сырую нефть марки Brent или легкую Bonny - любимые напитки нефтепереработчиков из Нью-Джерси и Роттердама - на шампанское высшего качества и легкий салат (боже упаси добавить соус). Более того, ввиду все более строгих требований по чистоте воздуха, заводы, производящие бензин и дизельное топливо, вынуждены говорить 'нет' поставщикам вязкой нефти с привкусом сероводородной кислоты, т.е. странам Персидского залива, России и Венесуэле.

Когда любители изысканной кухни громко требуют салат с руколой, шеф-повару, приготовившему гору жареного мяса и картофеля, не стоит надеяться на комплименты. Скорее всего, желающие отобедать дамочки устремятся в другой ресторан, где порция салата-латука будет стоить 15 долларов, а толстому владельцу ресторана придется снизить цену на жаркое.

Такова участь и некоторых крупнейших мировых производителей нефти - России, Саудовской Аравии и Венесуэлы - тех самых толстых владельцев ресторанов, которым приходится снижать цены в свете головокружительного взлета цен на сырую нефть марки Brent на фьючерсном рынке.

Нам же - несчастным жертвам этой новомодной одержимости, подсевшим на высококачественное шампанское, - приходится еще тяжелее - мы платим неоправданно высокую цену торговым агентам за легкие и очищенные продукты.

В прошлые выходные министр нефтяной промышленности Саудовской Аравии подверг критике западных потребителей нефти за то, что они не инвестируют в конверсионные нефтеперерабатывающие заводы, способные очищать тяжелую сернистую нефть и производить на ее основе бензин, дизельное и авиационное топливо с наименьшими потерями.

Действительно, у него есть основания для такого рода критики. В то время как сенаторы в Вашингтоне разражаются тирадами по поводу политики ОПЕК, Саудовская компания Aramco не может найти покупателей для своих нереализованных запасов, - в основном, это тяжелая сернистая нефть, а также нефть российской марки Urals - которую приходится продавать с огромной скидкой, в отличие от марки Brent.

Как же сложилась такая ситуация? Существуют убедительные документальные доказательства резко увеличившегося спроса на нефть, в основном вызванного буйным экономическим ростом в Китае. Но на этом ясность кончается. Непонятно, почему изменился характер рынка нефтяных продуктов и как закон об окружающей среде мог настолько серьезно повлиять на такую экономную отрасль промышленности.

Всем хочется, чтобы воздух был чистым, но при этом всем также хочется иметь большой автомобиль. Одним из путей решения этой головоломки является, по мнению американских и европейских законодателей, усиленное давление на нефтеперерабатывающие заводы. Ограничения в отношении автомобильного топлива ужесточаются с каждым годом, вынуждая нефтеперерабатывающие заводы покупать более легкую нефть с низким содержанием серы, которая может дать большее количество бензина и дизельного топлива, отвечающего высоким техническим требованиям.

В то же время, падает спрос на неочищенные продукты, такие как мазут. Рынка мазута, который в свое время был важным сырьем и поставлялся для электрических генераторов и промышленных систем отопления, уже не существует в Европе, где для этих целей теперь используется более чистый природный газ.

Представьте себе баррель нефти, порезанный как салями. Верхний слой - это легкие продукты, содержащие газ, т.е. бензин, сжиженный нефтяной газ и нафта (тяжелый бензин), которые используются в химической промышленности. Ниже идут дистилляты, дизельное и реактивное топливо, а в самом низу находятся тяжелое топливо и горная смола.

Европейские нефтеперерабатывающие компании стремятся производить бензин, высококачественное дизельное и реактивное топливо, которые можно продать по высокой цене. Однако при производстве этих видов топлива не обойтись без мазута. Примерно 40% одного барреля сырой нефти перерабатывается в неочищенное котельное топливо для морских судов и электростанций где-нибудь в Азии. Никто не выгодно производить мазут. И меньше всего в этом заинтересованы нефтеперерабатывающие предприятия, которые закупают вязкую, высокосернистую нефть, якобы потому что она содержит серу, при переработке которой целая половина барреля превращается в дешевое тяжелое горючее.

Экономика нефтеочистки проста и красноречива. Баррель дорожного дизельного топлива стоит 15 долларов сверх стоимости барреля сырой нефти марки Brent, в то время как баррель мазута стоит на 20 долларов меньше, чем сырая нефть.

Почему же тогда нефтяные компании не строят более современные нефтеочистные заводы и агрегаты для гидрокрекинга, которые смогут отделять большее количество легкого топлива от сернистого, смолистого вещества, залегающего под аравийскими пустынями, как это советует Саудовская Аравия?

Ответ - очень простой. Технологически сложные нефтеочистные заводы, оснащенные каталитическими конвертерами и агрегатами гидрокрекинга, являются дорогостоящими предприятиями. На то, чтобы установить оборудование для гидрокрекинга на обычное нефтеперерабатывающее предприятие, требуется порядка 500 миллионов долларов (280 миллионов евро). Поэтому не удивительно, что предприятий такого уровня немного. В Европе почти не ведутся проекты по строительству или модернизации нефтеперерабатывающих заводов, исключением является только компания Total, которая осуществляет инвестиции в такие проекты на севере Франции.

Такая же ситуации и в Соединенных штатах. В Америке больше заводов, более пригодных для переработки тяжелой высокосернистой нефти, но даже там нефтеперерабатывающая промышленность, в основном, не справляется с растущими требованиями к техническим характеристикам топлива.

Кроме того, это самая непопулярная отрасль промышленности, особенно в США. Последнее нефтеперерабатывающее предприятие было построено в Америке более 30 лет назад, и спрос на дешевое дорожное топливо находится на крайне низком уровне из-за протестов защитников окружающей среды.

Нефтеперерабатывающие компании стоят перед выбором огромных инвестиций с одной стороны и конфликтов с застройщиками или "Sierra Club" - организацией, которая занимается вопросами охраны окружающей среды - с другой стороны. Поэтому неудивительно, что компании предпочитают закупать более легкую нефть и назначать более высокую цену за качественный продукт.

Было бы не совсем справедливо обвинять перерабатывающие компании. Всего пару лет назад переработка одного барреля нефти стоила 1 доллар, а производство бензина считалось чуть ли не самой выгодной отраслью нефтяной промышленности.

Однако экономия не является эффективной стратегией. По данным Cambridge Energy Research Associates, около 17% нефтеочистительных предприятий Европы не приспособлены к переработке сероводородосодержащей нефти и поэтому работают не на полную мощность.

Высокосернистая нефть все чаще используется во всем мире. По грубым подсчетам от 70% до 80% мировых запасов нефти является различными видами высокосернистой нефти. У нас нет иного выхода, как вкладывать деньги и, стиснув зубы, строить похожие на спагетти трубопроводные сооружения. Ничего не поделаешь - низкокалорийные продукты питания дорожают.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.