Берлин, 25 октября 2004 года. Это была историческая поездка, которую втайне спланировали в момент большой напряженности в "холодной войне". Однако визит Маргарет Тэтчер (Margaret Thatcher) в Западный Берлин в октябре 1982 года, в ходе которого она выступила с обвинительной речью против коммунизма перед Берлинской стеной, был с начала до конца неудачным с точки зрения безопасности.

Как свидетельствуют досье из архива печально известной восточногерманской контрразведки штази, коммунистические шпионы тайно фотографировали и с близкого расстояния наблюдали за г-жой Тэтчер на всем протяжении ее поездки после того, как в их руки попали копии ее планируемого маршрута.

Г-жа Тэтчер подъехала к границе с Восточным Берлином недалеко от самого известного памятника "Бранденбургские ворота" и взобралась на смотровую площадку, откуда открывался вид на Берлинскую стену.

Документы свидетельствуют, что восточногерманские шпионы тайно фотографировали г-жу Тэтчер с другой стороны, когда она ехала стоя в открытом "Лэнд Ровере" с новым канцлером Германии Гельмутом Колем (Helmut Kohl).

Однако в документах отмечается, что восемь британских военных полицейских забрели на восточногерманскую территорию буквально накануне прибытия г-жи Тэтчер, после чего они повернули обратно, чтобы проинспектировать расположенную рядом со стеной смотровую площадку.

Полицейские непреднамеренно углубились на 300 м в восточную зону, по-видимому, как пришли к заключению в штази, в поисках бомб в районе, который, как они ошибочно полагали, является ничейной территорией.

"Был инцидент, - писал глава разведывательного отделения штази лейтенант Грюлих (Greulich). - Между 12:20 и 12:50 восемь сотрудников британской военной полиции находились в запретной зоне. Сотрудники британской военной полиции были вооружены".

Вчера Энтони Глис (Anthony Glees), историк, который много пишет о штази, сказал, что документы свидетельствуют о том, что правительство последовательно недооценивало масштабов деятельности штази на всем протяжении 1980-х годов, во время критического периода "холодной войны".

"Это свидетельствует о потенциально очень серьезных проколах разведки. Это было время громадной международной напряженности после перевооружения НАТО. Гельмут Коль только недавно стал канцлером. Весь советский блок рассматривал Запад как своего смертельного врага, а Железная Леди была в зените своего могущества. Он была исключительно влиятельной персоной, которая прибыла в Берлин, и восточные немцы знали, где она собирается быть и когда".

Хотя коммунистическая Германия не практиковала убийств иностранных глав государств, у нее имелись хорошо задокументированные связи с активно действовавшими в то время в Европе и на Ближнем Востоке террористическими группами. Штази также внимательно отслеживала деятельность Ирландской Республиканской Армии (ИРА), которая едва не убила г-жу Тэтчер, когда через 2 года после ее поездки в Берлин организовала взрывы в Брайтоне. Другие документы показывают, что штази в общем случае симпатизировала ИРА, бойцов которой она считала идеологическими товарищами в общей борьбе против колониализма.

Профессор Глис сказал, что коммунистическая Восточная Германия, быть может, и действовала репрессивными методами у себя дома, но не пыталась убивать своих зарубежных противников. Он добавил: "Они не занимались тем, что на профессиональном языке именуется 'мокрыми делами'. Но они поддерживали террористические акции, совершаемые другими".

Г-жа Тэтчер описывала Берлинскую стену во время своей поездки в Берлин как "нечто гораздо более худшее, чем я когда-либо могла себе представить". Она также выразила свою "непоколебимую уверенность" в том, что Великобритания будет защищать Западный Берлин, и предсказала, что "однажды придет свобода и к тем, кто находится по другую сторону стены".

Короткая автобиографическая справка на г-жу Тэтчер, приложенная к делу штази, описывает ее как "трудолюбивую и интеллигентную". Однако дальше в справке сказано, что у нее имеется и "другая сторона". Она может быть "холодной, амбициозной и морализирующей".

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.