Клайд Престович (Clyde Prestowitz) - основатель и президент 'Института экономической стратегии', одного из аналитических центров Вашингтона. Является автором двух книг: "Trading Places" (о растущей роли Японии) и "Rogue Nation" (о внешней политике Америке при Буше/Bush).

Die Presse: Господин Престович, Ваша следующая книга посвящена 'третьей волне глобализации'. Что это за третья волна?

Престович: Первая волна прошла перед первой мировой войной, вторая - после второй мировой войны, примерно в период с 1947 по 2000 год. В это время под руководством США снова появилась мировая экономика, создано европейское экономическое сообщество, возникли транснациональные корпорации, Япония стала успешной моделью. Теперь началась третья волна, охватившая весь мир: Китай, Индию и бывший Советский Союз. Почти за один день к капиталистической системе присоединились примерно три миллиарда человек. Это приведет к глобальным изменениям в соотношении сил.

Die Presse: В каком направлении?

Престович: В пользу Китая и Индии. Из 1,4 миллиардов китайцев 200 миллионов являются представителями среднего класса, имеющими образование никак не хуже нашего. Такая же ситуация в Индии. Соотношение сил изменится также между Америкой и Европой. Социальный продукт 'евространы' всего лишь не намного меньше, чем у США. Если доллар будет обесцениваться и дальше, евространа сможет легко обогнать США. Международный валютный фонд (МВФ), будет вынужден тогда перенести свою штаб-квартиру, согласно уставу, в Брюссель или во Франкфурт. В 2025 году самая мощная экономика будет, видимо, в Китае, и МВФ будет обязан переехать в Пекин.

Die Presse: В то время, как США заняты терроризмом, китайцы становятся все богаче. . .

Престович: Правильно. Другая проблема - доллар. Мы, американцы, живем в мире фантазий. Мы соглашаемся, чтобы наш дефицит финансировали из-за рубежа. То есть когда-то доллар придется обесценивать, на 50 процентов или даже больше. Нефтедобывающие страны смогли бы тогда продавать нефть за другую валюту. Азиатские страны говорят о валютном союзе. Через 15 лет, возможно, появится 'акю', что-то вроде прежнего 'экю'.

Die Presse: Что это означает для Запада?

Престович: Это означает, что нам нужно прикладывать больше усилий, если мы хотим сохранить наш уровень жизни. Мы должны проводить более дисциплинированную государственную денежную политику, улучшать воспитание, совершенствовать инфраструктуру и обновлять наши институты. Китайцы это понимают. Они понимают, что образование и воспитание являются высшим приоритетом.

Die Presse: Задача не простая. . .

Престович: Вопрос идет не меньше, чем о революции. В Америке мы уже не можем больше ограничиваться заботой о том, чтобы 'хорошо чувствовали себя' школьники. И в Европе студенты больше не могут зависать в университетах на восемь, девять, а то и больше лет. И они могут забыть о 35-часовой рабочей неделе. И распроститься также с мечтой спокойно уйти на пенсию в 55 лет. Если продолжительность жизни составляет 80 лет, то мы не можем позволить себе отправлять людей на пенсию в 65 лет.

Die Presse: Как Вы собираетесь убедить в этом людей?

Престович: Недавно я побывал в Индии. Люди там работают по 13-15 часов в день, и кругом видна невероятная энергия. Но в журнале "Spiegel" я читаю историю, в которой ставится вопрос: 'Возможна ли 40-часовая рабочая неделя?' Надо же додуматься: люди задаются вопросом о возможности работать по 40 и больше часов. Я еще помню, когда в Европе работали по субботам. В то время могли работать тоже по 60 или 70 часов. То есть, в генетическом плане это возможно.

Рабочие в Германии могут выбирать: или они соглашаются работать более продолжительное время, и тогда фабрика остается в Германии, или же они останавливаются на 35-часовой рабочей неделе, но тогда теряют работу. Другой работы на таких же условиях нет.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.