Вчера вечером действительно приятно было посмотреть на то, как люди по всей стране выстаивали очереди у избирательных участков, чтобы проголосовать. Давно уже президентские выборы не вызывали такой сильной реакции в народе. В последний месяц простые американцы обсуждали 'за' и 'против' каждого кандидата везде - в забегаловках, на светских приемах и в общежитиях студенческих городков - со страстью, какой мы не припомним со времен Уотергейта.

Конечно, высокий интерес народа к выборам - это прекрасно, но настроение у всех было тревожное. В этом году главное было не в том, кто какой партии сочувствует, и даже не в том, какой из кандидатов нравится или не нравится. Главное, что заставляет людей голосовать 'за' - неприязнь к своим политическим противникам.

Тяжелые удары по стране нанесли и война, и страх террористических актов, и неясные экономические перспективы; все эти факторы увеличили разрыв между более современным городом и более религиозной деревней. Три года назад удар, нанесенный нам 11 сентября, сплотил нас. Однако, как мы замечали уже неоднократно, президенту Бушу так и не удалось сформировать общенациональные установки, которые закрепили бы единство нации. Вместо этого страну разорвало на части слепое соперничество между партиями, тем более что реальные отличия в платформе республиканцев и демократов настолько малы, что каждому политику в Вашингтоне приходилось по-всякому изворачиваться, лишь бы выпятить хоть малейшее преимущество той партии, к которой он сам принадлежит. А шум, поднятый разнообразными политическими комментариями в интернете, а особенно на кабельном телевидении и на радио, привел лишь к тому, что тон этого политического спектакля постоянно срывался на бешеный фальцет.

Следующий президент, если он действительно хочет добиться на своем посту чего-нибудь стоящего, должен привести страну в несколько новое для нее состояние, когда выборные чиновники стремятся получить эффект именно от сотрудничества и взаимного доверия. Сейчас же страна находится в неудобном, если не сказать интересном, положении: при наличии политического консенсуса по большинству политических вопросом мы испытываем настоящий политический паралич. Любой социолог и любой политик, думающий головой, легко скажет вам, чего хотят американцы, особенно когда речь заходит о внутренней политике.

Провозгласите умеренный курс по практически любому из вопросов, будь то социальное обеспечение, права секс-меньшинств или налогообложение, и люди с готовностью пойдут за вами. Однако нашим законодателям, похоже, не по силам сотрудничать с другими без оглядки на их партийную принадлежность, так что создать новую атмосферу может только президент, и единственный способ сделать это - пожертвовать своей сиюминутной политической выгодой ради общего блага.

Новому гендиректору Америки предстоит разбираться с проблемой, уже созданной обеими партиями, которые в этом году так и не смогли - или не захотели - подготовить американский народ к тому, что общую жертву придется принести всем людям, каковы бы ни были их политические убеждения. Хотя Джордж Буш и Джон Керри постоянно критиковали друг друга по войне в Ираке, они оба убеждали нацию в том, что в Ираке можно добиться стабильности и перехода к системе, хоть в чем-то напоминающей демократическую власть, и что американские войска будут оставаться там лишь до тех пор, пока эта цель не будет достигнута. Так вот, это предприятие займет больше времени, потребует больше денег и унесет больше жизней, чем готовы были признать оба кандидата. Ни тот, ни другой так и не решились сказать, что всем американцам (только Керри сказал, что Очень Богатым Американцам), возможно, придется учитывать, что наши войска будут оставаться в Ираке еще неопределенно долго. И ни тот, ни другой даже не подумали подготовить американцев к тому, что следующему президенту, возможно, придется признать: утряска проблем Ирака стала не просто очередной задачей, решение которой для американцев - вопрос того, могут они это сделать или не могут, а битвой, которую Америка заранее проигрывает, и, продолжая ее, вредит прежде всего своим собственным интересам.

К тому же ни Буш, ни Керри так и не сказали прямо, что Америке придется очень нелегко в новом мире, где американским рабочим нужно быть более гибкими и уступчивыми, а американским детям лучше образованными, чтобы успешно соревноваться с молодым поколением таких стран, как Индия и Китай. И ни тот, ни другой особо не старались внятно объяснить американцам, как им образом они и дальше будут получать от государства все услуги, на которые вправе рассчитывать, если это государство не прекращает тратить деньги на решение новых задач - например, на обеспечение внутренней безопасности.

Новому президенту предстоит выполнить практически невыполнимую работу - это правда. То, что в начале этого года за возможность взяться за нее соревновалось так много людей - скорее свидетельство того, что человек всегда склонен верить в лучшее.

Никакие трудности, с которыми им придется столкнуться, не помешали Бушу, Керри и всем их сторонникам потратить сотни миллионов долларов только на телерекламу - в которой не было практически ничего, кроме обещаний розового будущего для Америки в течение следующих четырех лет (конечно, если вы выберете правильного президента).

В начале предвыборной кампании мы, как всегда, ворчали по поводу недостаточного калибра большинства кандидатов в президенты. С течением времени нам пришлось признать - неохотно, но признать, - что и Буш, и Керри действительно обладают железной дисциплиной и умеют держать себя в руках, без чего невозможно будет выполнить самую трудную работу на планете.

А пока идет подсчет голосов, продолжим надеяться, что победитель найдет в себе силы разбавить свою потрясающую самоуверенность изрядной долей скромности.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.