Китай может сыграть ключевую роль в решении двух проблем, с которыми столкнется президент Буш во время своего второго срока: ядерные амбиции Ирана и Северной Кореи. Если в Ираке будет восстановлена стабильность, эти двое представителей оси зла займут первое место в списке приоритетов американской внешней политики.

Тем не менее, Китай, похоже, хочет уничтожить эту серьезную возможность, используя свой статус мировой державы. Постоянное членство КНР в Совете Безопасности ООН дает Пекину право наложить вето на решение ООН применить против Тегерана санкции, если тот не откажется от своей программы создания ядерного оружия.

Конечно, дело дойдет до СБ ООН еще не скоро. Иран, похоже, довольно успешно пытается убедить Лондон, Париж и Берлин дать ему еще один шанс, предлагая приостановить работу по обогащению урана. Этот проект дает основания полагать, что конечной целью Тегерана является создание ядерного оружия. Если иранские муллы не предстанут перед Советом Безопасности, Китай не встанет перед выбором относительно использования своего права вето для спасения Тегерана от санкций ООН и от угроз применения силы.

Однако на тот случай, если западные державы будут рассматривать возможность таких действий, министр иностранных дел Китая Ли Чжаосин во время своего визита в Тегеран на прошлой неделе предупредил, что КНР может заблокировать решение о рассмотрении иранского вопроса в ООН. По его утверждению, переговоры с Ираном лучше всего вести в рамках Международного Агентства по Атомной Энергии (МАГАТЭ), руководитель которого Мохаммед Эль-Барадей почти признал, что Иран имеет право обогащать уран.

Господин Ли заявил в субботу, что 'иранское правительство осуществляет очень позитивное и активное сотрудничество с МАГАТЭ', и что 'вынесение вопроса на обсуждение СБ ООН только усложнит проблему и ее решение'.

Ни для кого не секрет, что бедный энергоресурсами Китай закупает около 17 процентов своей нефти в Иране. Для того, чтобы еще больше заманить КНР, Иран за неделю до визита китайского министра подписал с Китаем крупный инвестиционный контракт по разведке нефти и газа. Богатые запасы нефти в Иране являются главной причиной того, что никто не верит в стремление Тегерана осуществлять ядерные проекты якобы исключительно для удовлетворения своих энергетических нужд. Иран в октябре 2003 года нарушил соглашение с Евросоюзом, продолжив создание центрифуг, способных производить ядерное топливо для атомного оружия.

Китай также обхаживает другого известного нарушителя ядерных договоров - Северную Корею. Пхеньян в 1993 году ввел в заблуждение администрацию Клинтона, пообещав остановить свою программу создания ядерного оружия в обмен на поставки топлива. Правительство Клинтона также оказало Пхеньяну помощь в строительстве двух энергетических реакторов, способных в ограниченных масштабах производить материалы, пригодные для использования в ядерном оружии. Однако два года назад Северную Корею изобличили в том, что она продолжает производить обогащенный уран. В ответ Пхеньян выгнал наблюдателей МАГАТЭ и ускорил программу создания ядерного оружия.

Являясь устроителем 'шестисторонних переговоров', которые должны объединить за столом переговоров Северную Корею, Соединенные Штаты, а также Южную Корею, Японию и Россию, Китай дал Пхеньяну возможность выиграть время для продолжения работ по созданию бомбы. А недавно Северная Корея временно прекратила свое участие в переговорах, заявив при этом, что не вернется за стол переговоров, пока Вашингтон не изменит свое 'враждебное' к ней отношение. При этом примечательно сделанное на прошлой неделе корреспонденту нашей газеты заявление одного северокорейского дипломата. По его словам, Пхеньян хочет, чтобы администрация Буша отменила закон, требующий от него обеспечить свободу слова и вероисповедания для получения от США помощи. Однако, возможно, что Пхеньян просто ждал, кто одержит верх на президентских выборах в США, и может вскоре вернуться за стол переговоров.

Однако по этому поводу возникает другой вопрос. Как и в случае с Ираном, Китай, похоже, хочет того, чтобы переговоры шли бесконечно, даже если они бессмысленны. Предложения о том, чтобы США убедили Северную Корею заморозить ядерную программу в обмен на дальнейшие поставки нефтепродуктов, остаются на плаву. Однако вряд ли они найдут много сторонников в Вашингтоне. В меморандуме Совета Национальной Безопасности США в прошлом году отмечалась целесообразность усиления экономического давления на Северную Корею либо обсуждения вопроса о ней в Совете Безопасности ООН. В этом меморандуме вполне обоснованно отмечалось: 'Китай отказался оказать свое влияние в полную меру, чтобы остановить ядерные амбиции Северной Кореи'.

После победы на выборах на прошлой неделе Буш говорил по телефону с президентом КНР Ху Цзиньтао. Два лидера должны встретиться в конце этого месяца в столице Чили Сантьяго на Саммите по азиатско-тихоокеанскому экономическому сотрудничеству. Мы уверены в том, что вопросы Ирана и Северной Кореи будут главными в повестке дня. Со стороны КНР было бы проявлением доброй воли продемонстрировать большую готовность к сотрудничеству по данным проблемам, которые чрезвычайно важны для поддержания международной стабильности. Мы вполне можем представить себе ситуацию, в которой Тегеран и Пхеньян, оснащенные ядерным оружием, начнут использовать его для шантажа, объектом которого вполне может оказаться и сам Китай. Пекину следует помнить, что Буш готов к сотрудничеству со всеми; однако даже отсутствие со стороны других стремления к такому сотрудничеству его не остановит.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.