Теперь, когда Джордж Буш (George W. Bush) вернулся в Белый дом, для самого успешного международного альянса начинается самый трудный период. Во время первого срока Буша союз Америки с европейскими демократиями, победивший в Холодной войне и открывший значительную часть мира для свободной торговли, практически распался из-за разногласий по поводу Ирака.

Второй срок президента и реакция на него в Европе покажут, ожидает ли альянс серьезная реорганизация и что это означает для общих трансатлантических задач в сфере безопасности и благополучия. И хотя стремлении к более тесным трансатлантическим отношениям уже было озвучено второй администрацией Буша, Европа отстраняется от США по некоторым из самых чувствительных вопросов международной политики.

'Президент все четко обозначил, - сказал на прошлой неделе в интервью 'Financial Times' Госсекретарь США Колин Пауэлл (Colin Powell). - Он будет сотрудничать с международным сообществом как можно ближе, но даже у самого многостороннего подхода должен быть лидер'.

И в самом деле, г-н Буш использовал визит британского премьер-министра Тони Блэра (Tony Blair), чтобы подчеркнуть в пятницу, что посвятит свой второй срок 'углублению трансатлантических связей'. Он также заявил о намерении посетить Европу вскоре после январской инаугурации, 'чтобы как можно раньше дать понять, что мы хотим работать с Европой', сообщил высокопоставленный чиновник Белого дома. США получают такой же сигнал из Европы, добавил он, назвав Брюссель возможным местом проведения переговоров с НАТО и Евросоюзом.

Послы Франции и Германии в Вашингтоне, последние два года старавшиеся минимизировать напряжение, теперь передают послания доброй воли. Обе стороны лелеют надежду, что сейчас - подходящий момент для действий. В то же время смерть палестинского лидера Ясира Арафата (Yasser Arafat) предоставила США свободу для маневра в арабо-израильском конфликте, что вызывает энтузиазм по обе стороны Атлантики. И все же никогда еще Европа, где многие официальные лица желали победы демократическому кандидату Джону Керри (John Kerry), не испытывала таких сомнений относительно лидерства США.

По самым деликатным международным вопросам, включая Ирак, европейские страны постепенно преодолевают разногласия, возникшие в прошлом году между 'старой' и 'новой' Европой. А по таким актуальным проблемам, как ядерная программа Ирана и планы Евросоюза отменить эмбарго на поставки оружия в Китай, Великобритания (в остальном ближайший союзник США) сотрудничает с Францией и Германией, несмотря на плохо скрываемое неодобрение Вашингтона. Что касается самого Ирака, многие европейцы опасаются, что продолжение нынешней политики США еще больше углубит расхождение между двумя блоками. Многие в Вашингтоне, включая чиновников, по-прежнему цинично настроены относительно намерений администрации Буша и сомневаются, что обстоятельства будут настолько благоприятными для сближения, насколько надеется Белый дом.

В подобных условиях сложный и натянутый компромисс, перемежающийся с кризисами, - это все, на что можно надеяться в трансатлантических отношениях.

'После американских выборов появилось два соблазна, - сказал в интервью на прошлой неделе представитель ЕС по внешней политике Хавьер Солана (Javier Solana). - Первый заключается в том, что некоторые неоконсерваторы в США могут решить, что это подходящий момент, чтобы сломить Европу. Второй - в том, что некоторые в Европе считают, что это подходящий момент, чтобы создать противовес. На самом деле, более сильная Европа - лучший партнер для Америки'.

Самой неотложной проблемой сейчас является Иран, который, по мнению и американцев, и европейцев, может стать новым источником напряжения в трансатлантических отношениях. Три ведущие державы ЕС - Франция, Германия и Великобритания - ведут с Тегераном переговоры относительно его ядерной программы, несмотря на критику со стороны США, которые уже год пытаются передать этот вопрос в ведение ООН. Садег Харрази (Sadegh Kharrazi), посол Ирана в Париже, заявил вчера вечером, что с тремя европейскими странами было достигнуто 'общее соглашение'.

ЕС полагает, что Тегеран откажется от своих ядерных амбиций - которые, по утверждению США, распространяются и на ядерное оружие - только, если международное сообщество будет с ним сотрудничать. Устами Джека Стро (Jack Straw), главы МИД Великобритании, ЕС предупреждает, что военные действия против Ирана 'немыслимы'.

Однако Вашингтон очень скептически настроен относительно возможности любой сделки с Ираном при посредничестве Европы. 'Это должно быть соглашение, которое действительно решает проблему, а не еще одно соглашение, ... вновь дающее иранцам шанс избежать вмешательства [ООН], - заявил Пауэлл. - Мы считаем, что их цель - ядерное оружие'.

Вполне вероятно также, что у Вашингтона и Брюсселя вскоре возникнут разногласия по поводу планов ЕС отменить эмбарго на импорт оружия в Китай, несмотря на яростное сопротивление США.

Евросоюз утверждает, что введенное в 1989 году эмбарго не соответствует нынешнему состоянию отношений с Пекином и что можно использовать другие виды контроля, чтобы ограничить передачу Китаю секретных технологий. ЕС планирует отменить эмбарго в первом полугодии следующего года. В ответ США заявляют, что снятие запрета может облегчить Китаю вторжение в Тайвань.

По двум этим вопросам - Ирану и Китаю - Британия проводит общую линию с Францией и Германий, что контрастирует с прошлогодними разногласиями по поводу Ирака, которые имели резонанс как в самой Европе, так и за ее пределами.

В результате Блэр оказывается в сложном положении. Его поездка в Америку на прошлой неделе - первый визит иностранного лидера в страну после переизбрания Буша - стала наградой за его лояльность в отношении Ирака. Однако британский премьер-министр скорее оценит политику США, которая позволила бы ему занять общую позицию с союзниками по ЕС, не вызвав при этом отчуждения Америки, когда вопросы Ирана и Китая приблизятся к развязке.

Кроме того, Блэр призвал Францию и Германию занять более конструктивную позицию в отношении США.

'Истинный вопрос заключается в Тони Блэре, - считает высокопоставленный европейский дипломат. - Блэр имеет право на вознаграждение [от США за поддержку войны в Ираке]. Однако он этого вознаграждения не получил. Блэр очень много сделал для Буша. Ему нужна большая свобода для маневра, чтобы сблизиться с Европой'. Брент Скоукрофт (Brent Scowcroft), советник по национальной безопасности при Джордже Буше-старшем, написал в 'Washington Post', что США должны увязать вопросы Ирана, Ирака и Израиля с Палестиной в общую стратегию, выработанную совместно с Европой. Но, похоже, администрация Буша избирает подход, который один американский чиновник назвал 'дипломатическим базаром': участие в палестино-израильском урегулировании в обмен на большую поддержку в Ираке и одновременно отказ от компромиссов в отношении Ирана.

Тем временем страны ЕС начинают сближаться, залечивая нанесенные им в прошлом году раны.

Перед началом войны в прошлом году министр обороны США Доналд Рамсфелд (Donald Rumsfeld) пренебрежительно назвал Францию и Германию 'старой Европой' в противоположность 'новой Европе', в которую вошли новые члены НАТО, такие, как Польша и страны Балтии. Ричард Хаасс (Richard Haass), директор политического планирования Госдепартамента США, назвал политику Вашингтона 'разъединением'. Многие европейцы посчитали это подходом по принципу 'разделяй и властвуй', противоположным широкой американской поддержке во времена администрации Трумэна (Harry Truman), который в 1952 году призывал к 'политическому и экономическому объединению Европы'. Франция и Германия объединились с Россией в кампании против войны, тогда как поддерживающие военные действия лидеры заявили о своей поддержке Бушу. Однако сегодня продолжающиеся волнения в Ираке вынуждают даже так называемые 'новые' европейские страны выводить оттуда войска. Восприятие Ирака как проблемного, а то и вовсе неудачного предприятия осложнило положение европейских лидеров, поддерживавших Буша, и обеспечило победу на выборах тем, кто критиковал политику США.

Нидерланды и Венгрия недавно объявили о намерении вывести войска из Ирака, а теперь то же самое хочет сделать и Польша после проведения в Ираке выборов, назначенных на январь.

'Мы никогда не принимали деление Европы на старую и новую, предложенное г-ном Рамсфельдом', - заявил глава МИД Польши Влодзимеж Чимошевич (Wlodzimierz Cimoszewicz). Он считает, что теперь Европа достигла большего согласия по вопросу содействия политическому процессу в Ираке.

ЕС планирует помочь Ираку подготовить полицейских и провести выборы, хотя некоторые европейские дипломаты считают эти меры почти символическими. 'Как европейцы, мы хотим оказать всевозможную помощь - с выборами, с полицией, - говорит Солана. - Если вы хотите, чтобы мы поставили там флаг, хорошо, мы готовы это сделать'.

В то же время члены ЕС объединились против США по вопросам, 'основанным на ценностях', таким, как отказ Вашингтона присоединиться к Киотскому протоколу об изменении климата и Международному уголовному суду, а также по поводу арестов и методов допросов, использовавшихся США на базе в Гуантанамо (Guantanamo) и тюрьме Абу-Граиб (Abu Ghraib) в Ираке.

По словам Фрэнсиса Фукуямы (Francis Fukuyama) из Школы передовых международных исследований при университете Джона Хопкинса (John Hopkins), такие трансатлантические разногласия 'глубоки и прочны'.

И хотя разногласия между США и их европейскими партнерами начались еще полвека назад, в 1956 году, когда Америка вынудила Британию и Францию отказаться от военной интервенции в Суэц, нынешний раскол гораздо более серьезный.

Европа, бывшая мировым локомотивом до 1914 года и основным театром военных действий во время обеих мировых войн и Холодной войны, утратила свою центральную роль на международной арене. То же произошло и с НАТО, раздираемой противоречиями по поводу войны в Ираке. Это означает, что Вашингтон теперь меньше считается с Европой.

Постепенно рождается трудное временное соглашение. По мнению Уолтера Рассела Мида (Walter Russell Mead) из влиятельного американского Совета по иностранным отношениям, обе стороны все же научатся жить вместе, 'как супруги, которые не могут позволить себе развод'.

США уже понизили тон возражений против инициативы ЕС по развитию оборонного сотрудничества в Европе, когда планы по созданию независимого европейского центра военного планирования утратили важность. В любом случае, ЕС часто полагается на США и НАТО: военные расходы организации, которые в прошлом году составили 180 млрд. долларов, более чем в два раза меньше американского уровня.

Европейцы считают хорошим знаком то, что Пауэлл может остаться на посту Госсекретаря во время второго срока Буша. Однако рамки трансатлантического сотрудничества ясны. Внутри НАТО идет давняя, не очень активная борьба между послом США Николасом Бернсом (Nicholas Burns) и его французским коллегой Бенуа д'Абовиллем (Benoit d'Aboville), которая в конце концов приводит к болезненным компромиссам.

Несмотря на прошлогодние надежды США, НАТО не приняла командование ни в одном секторе Ирака, однако направляет в Багдад миссию инструкторов. Хотя Америка не смогла убедить Францию и Германию в том, что контингент НАТО в Афганистане численностью 8,5 тыс. человек и дислоцированные там американские войска должны подчиняться одному командованию, Вашингтон надеется добиться этого к концу следующего года. Кроме того, ЕС и США продолжают экономическое сотрудничество, прекрасно понимая, что вместе они составляют 40% мировой торговли и более 60% мирового ВВП. Стороны тесно сотрудничают в проведении нынешнего раунда торговых переговоров в Дохе.

Однако их альянсу предстоит суровое испытание в виде борьбы за субсидии для европейской авиастроительной компании Airbus и ее американского конкурента Boeing. Это самый серьезный спор, который когда-либо разбирала Всемирная Торговая Организация.

И хотя Европа и Вашингтон стараются выстроить более конструктивные отношения, над ними навис риск серьезных разногласий.

Отношения Буша с отдельными лидерами, например, с испанским премьер-министром Хосе Луисом Родригесом Сапатеро (Jose Luis Rodriguez Zapatero), остаются несколько ядовитыми. Однако даже Блэр, подвергшийся суровой критике со стороны Сапатеро, сейчас налаживает отношения с Испанией. По таким вопросам, как Иран, Китай и необходимость больших усилий для урегулирования палестино-израильского конфликта, Европа все больше объединяется. Подобный общий фронт в Европе сказывается на отношениях с США. В следующий раз, когда в трансатлантическом партнерстве появится раскол, он необязательно повторится и в самой Европе. Возросшее единение старого континента означает повышенную хрупкость трансатлантического альянса, который раньше выходил из всех трудностей победителем.

Красивые слова маскируют напряжение в отношениях с Францией

Администрация Буша вряд ли удивилась бы, узнав, что большинство французов надеялись, что новым президентом США станет кандидат от Демократической партии Джон Керри, пишет Джон Торнхилл (John Thornhill). По данным опроса, опубликованного в газете 'Le Parisien', 65% французских граждан охарактеризовали переизбрание Буша как 'плохое событие'.

На следующий день после выборов в США французские политики всех мастей выразили разочарование результатом. Правые беспокоились из-за продолжения одностороннего подхода единственной сверхдержавы мира. Левые - из-за влияния, которое 'черный вторник' может оказать на мировую экологию и многосторонние институты.

Однако некоторые парижские умы, более склонные к размышлению, призывали проявить терпение: очень часто американские президенты после переизбрания ведут себя совсем по-другому, чем во время первого срока.

Более того, переизбрание Буша показало, что он не 'случайный' президент, как с удовольствием заявляли многие французские аналитики, а, напротив, проницательный политик, выражающий взгляды большинства американских избирателей. Франции и остальной Европе пора осознать этот факт.

Одной из реакций была попытка убедить французских политиков в необходимости усилить Европу как противовес США.

Выступая вчера перед молодежью в Марселе, г-н Ширак (Jacques Chirac) призвал к созданию более сильной Европы, которая сможет лучше защищать такие ценности, как мир, демократия и права человека. 'Более единая Европа позволит международному законодательству звучать яснее', - заявил он. Если бы Европа достигла согласия по Ираку, 'события развивались бы иначе'.

Однако глава французского МИД Мишель Барнье (Michel Barnier) изо всех сил постарался подчеркнуть, что усиленная Европа будет сотрудничать с США чаще, чем выступать против них. В интересах Вашингтона, чтобы Европа стала ответственным и дееспособным партнером.

В открытом письме к Америке, напечатанном в 'Wall Street Journal' и 'Le Mond', Барнье пишет, что Париж будет рад возобновить сотрудничество и начать 'новый диалог' с США.

'Нам столько всего нужно делать вместе: продвигать демократию, правосудие и развитие, бороться с терроризмом и распространением оружия массового поражения, предотвращать войны, укреплять мир и противодействовать коренным причинам терроризма', - заявил он.

На практике обе страны уже тесно сотрудничают в Афганистане, на Балканах, в Африке и частично на Ближнем Востоке. Так, действия Франции на Берегу слоновой кости показали, что и она увязла в сложной игре миротворчества и строительства нации, которая (с сомнительным успехом) продолжается в Африке уже несколько десятилетий.

Однако, критика действий США в Ираке со стороны Франции не уменьшилась.

Париж по-прежнему считает войну трагической ошибкой, приведшей к беспорядкам на Ближнем Востоке и усилившей угрозу терроризма. Французские власти заявляют, что теперь готовы сделать все возможное, чтобы добиться политической и экономической стабильности в стране, тренируя ее службы безопасности (за пределами Ирака) и реструктурируя ее внешний долг. Но Париж полностью исключает возможность направления туда войск, и в глубине души французские чиновники, похоже, испытывают облегчение оттого, что какому-нибудь президенту Керри не предоставилась возможность попросить их пересмотреть свое решение.

Подобные разногласия с Вашингтоном фундаментальны и серьезны. Невозможно скрыть тот факт, что - несмотря на красивые заявления французского МИДа - атмосфера между Вашингтоном и Парижем остается отвратительной.

Тем не менее, в Париже царит ощущение, что французско-американские отношения в течение ближайших четырех лет будут настолько хорошими или плохими, насколько этого захочет администрация Буша. Французы не могут отказаться от уже сказанного. Вопрос в том, сможет ли и захочет ли администрация Буша перевернуть страницу и вместе продвигаться к общим целям.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.