С 1992 года, когда была сформирован Комитет сотрудничества прикаспийских стран (Россия, Иран, Азербайджан, Казахстан и Туркменистан), переговоры этих государств по вопросам решения проблем моря отмечались взлетами и падениями. Например, на состоявшихся в ноябре 1996 года переговорах министров иностранных дел указанных государств стороны заявили о том, что юридический статус моря может быть официально принят только на основе консенсуса пяти государств. Однако затем мы стали свидетелями заключения двусторонних и трехсторонних договоров по разделу северной части Каспия. Так, сначала в 2000 году было подписано соглашение между Россией и Казахстаном, в котором Москва и Алма-Ата согласились определить новые границы и разделить находящиеся под дном моря ресурсы. А уже в январе 2001 года Россия и Азербайджан подписали двусторонний договор о совместном использовании находящихся под дном моря ресурсов и разделе границ на Каспии.

Противоречивость политики России по данной проблеме стала более очевидна во время визита президента Ирана Мохаммада Хатами в РФ в 2001 году, потому что в ходе состоявшихся встреч Москва и Тегеран заявили о том, что не признают решений, которые не приняты на основе консенсуса. Однако, установление морских границ по модифицированной равноудаленной линии между Россией, Казахстаном и Азербайджаном укрепили мнение о двойных подходах Москвы в решении данной проблемы.

Конечно, российские представители неоднократно заявляли о том, что заключенные российско-азербайджанские и российско-казахстанские соглашения не противоречат принятым ранее СССР и Ираном Договорам 1921 и 1940 годах о статусе Каспийского моря и призваны определить в будущем часть правового статуса водоема. Однако потом, в 2002 и 2003 годах, снова принимаются соглашения в двухстороннем и трехстороннем формате, что еще более сближает позиции России, Азербайджана и Казахстана по решению каспийских проблем, несмотря на несогласие Ирана и Туркменистана с таким подходом к решению вопросов.

На фоне того, что РФ уже практически разделила северную часть моря с соседними государствами, Иран снова заявил о необходимости совместного использования Каспия и определил свою 20-ти процентную долю, что до настоящего времени так и осталось неизменным.

Вместе с тем, подписание Конвенции об охране окружающей среды между пятью государствами в октябре 2003 года в Тегеране все же стало положительным шагом на пути сближения 'каспийской пятерки'. Документ, согласно которому прибрежные страны обязаны принимать меры по снижению загрязненности и контролю за окружающей средой Каспия, стал первой подписанной в пятистороннем формате после развала СССР Конвенцией, что является очень важным моментом в отношениях прикаспийских государств.

Между тем, еще существуют политические разногласия, которые так и не удалось разрешить. В этой связи, Тегеран неоднократно заявлял о необходимости определения юридического режима моря путем пятистороннего согласия, что будет наиболее эффективным для дальнейшего сотрудничества, а односторонние меры на этом направлении являются неприемлемыми. Поэтому, принимая во внимание позицию Ирана, определение правового режима моря и достижение общего согласия по данному вопросу является первоочередной необходимостью, а интересы пяти стран должны быть учтены в последующих переговорах.

Вместе с тем, в действительности Россия, Азербайджан и Казахстан по рассматриваемой проблеме имеют другую точку зрения, и они сконцентрировали свои усилия на необходимости раздела экономических интересов и сохранении безопасности своих границ. По этой причине возможность достижения совместных договоренностей, особенно с Ираном, сильно ослаблена.

Российское руководство уверено в том, что двусторонние и трехсторонние соглашения не противоречат существующим договорам между СССР и Ираном, а, наоборот, могут способствовать достижению окончательных договоренностей по выработке юридического статуса моря.

Однако необходимо учитывать и другую точку зрения. Как же нужно расценивать новые договоренности между некоторыми странами в условиях, когда отсутствует общее согласие между 'каспийской пятеркой'?

После развала СССР старые договора между Союзом и Ираном о разделе Каспия фактически игнорируются новыми образовавшимися независимыми республиками. Даже если мы будем считать двух и трехсторонние договоренности временными, за основу будущих соглашений необходимо взять договора 1921 и 1940 годов. По сути дела Иран, будучи близким компаньоном России, теперь видит перед собой четыре государства с различными мнениями, и даже относительная близость позиций по проблемам Каспийского моря между Тегераном и Ашхабадом не смогла уменьшить разногласия между оставшимися государствами.

Ранее специальный представитель президента России по вопросам урегулирования проблем Каспийского моря утверждал, что в соответствии с международными нормами и правилами новые двусторонние и трехсторонние договоренности по разделу дна и водной толщи Каспия являются вполне обоснованными и законными.

С другой стороны игнорирование Россией, Азербайджаном и Казахстаном позиции Исламской Республики по поводу демилитаризации моря является одним из важнейших препятствий на пути достижения пятистороннего соглашения по юридическому статусу. Иран продолжает выражать опасения по поводу увеличения вооруженных сил на Каспии и вмешательства внерегиональных сил в дела Каспийского моря. Однако в отличие от Москвы, стремящейся путем военного оснащения своих военно-морских сил обеспечить безопасность водных границ, Баку имеет отличную от других точку зрения и расширяет военно-политическое сотрудничество с США и НАТО. Размещение американских военных баз в Азербайджане и стремление Казахстана следовать по такому же направлению развития связей с США фактически создали новые угрозы в регионе, где продолжается военная и политическая нестабильность.

Вмешательство США, которое выразилось и в реализации проекта транспортировки каспийской нефти по трубопроводу Баку - Джейхан, конечно же, вызвало резкий протест со стороны Ирана. Однако Азербайджан, Грузия и Турция, через территории которых пройдет указанный трубопровод практически сами сформировали условия для присутствия США в регионе.

Состоявшееся в Москве заседание специальной рабочей группы по Каспию так и не прояснило будущего правового статуса Каспия, а наоборот, усилило сомнения по поводу его дальнейшей перспективы.

Вместе с тем, прозрачность позиций 'каспийской пятерки' все же может позволить сторонам на следующем заседании СРГ в Ашхабаде и возможном саммите президентов пяти стран в Тегеране учесть мнения друг друга и в конечном итоге выработать соглашение о разделе дна моря, богатого углеводородными ресурсами.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.