Всемирное стремление к солидарности, чтобы помочь странам, пострадавшим от цунами, не лишено политического подтекста. Крупные международные политические актеры надеются извлечь из него выгоду. Так ООН пытается перехватить инициативу, США надеются восстановить несколько подпорченный войной в Ираке имидж, державы региона - Индия, Китай и Япония - пытаются изменить соотношение сил в свою пользу.

Катастрофа 26 декабря 2004 года, в частности, дала новому индийскому правительству, возглавляемому партией Конгресса, возможность продолжить державную политику, проводимую индусскими националистами из BJP (Партии индийского народа) с 1998 года с ее ядерными испытаниями и началом долгосрочного диалога с Вашингтоном. Отказавшись от международной помощи и немедленно направив спасателей на Шри-Ланку, а затем на Мальдивы и в Индонезию, Дели подтвердил свою роль региональной державы и необходимого партнера международного сообщества, который явно может рассчитывать на постоянное место в Совете безопасности ООН.

Отказ Индии от иностранной помощи заставляет вспомнить принятое в 2003 году решение BJP отказаться от двусторонней помощи большинства стран и предложить Международному валютному Фонду (МВФ) деньги для помощи тем странам, которые в них нуждаются. Это совсем не противоречит, как подчеркивают многие обозреватели, ее соперничеству с Китаем. 'Поспешность, с которой Индия пришла на помощь Шри-Ланке, выделив 23 миллиона долларов, является полной противоположностью относительному безразличию Китая во всем, что касается событий за пределами Поднебесной', - так писал Свапан Дасгупта в газете 'Pioneer' (очень националистической) еще до того, как Пекин существенно увеличил свою помощь.

Признанная ядерная держава, экономический рост которой в 2004 году превысил 8%, Индия стремится покончить с долгое время сопутствовавшей ей репутацией страны-попрошайки. Оказавшись после окончания холодной войны в лагере побежденных, она хочет занять место рядом с великими, пусть даже это нередко делается за счет собственных граждан. Избрав Индию, вместе с Австралией и Японией, в свою группу помощи жертвам цунами (на сегодняшний день уже распущенную), США испытывали стремление усилить тот образ, который Индия пытается для себя создать.

Державные амбиции Токио и Пекина превосходят устремления Дели. Несколько ущемленная подъемом Китая, Япония пытается использовать катастрофу для того, чтобы занять позицию регионального лидера. Она с удивительной скоростью направила помощь пострадавшим странам и послала туда 800 человек из собственных сил самообороны. По размеру финансовой помощи она стоит на первом месте (примерно 500 миллионов евро). Эти инициативы пришли как раз вовремя, чтобы послужить противовесом и нивелировать действия Вашингтона в отношении Ирака - общественное мнение в основном выступает против присутствия там японских войск - но они так же являются спорными с точки зрения выдвигаемых Токио принципов.

В японской последовательности можно усмотреть лишь робкую покорность. Правительство Коизуми воспользовалось борьбой с терроризмом, для того чтобы увеличить до этого всего лишь оборонительную роль своей армии и открыть путь реформе пацифистских положений Конституции.

'Азиатизация' Азии

Стремление Японии стать политической и военной державой, однако, вызывает беспокойство ее соседей. Помощь пострадавшим от стихии странам дает возможность успокоить их и продемонстрировать определенную заботу о забытом регионе, что пошло бы на пользу отношениям с Вашингтоном. Эта переориентация кажется тем более необходимой, потому что саммит Ассоциации стран юго-восточной Азии (АСЕАН) плюс Китай, Южная Корея и Япония, проходивший в конце ноября во Вьентьяне (Лаос) сделал еще один шаг к созданию восточно-азиатского сообщества. Оказывая помощь пострадавшим странам, Япония напоминает о том, что считает себя 'азиатским государством', имеющим стремление и средства для оказания большего воздействия и считающимся достойным занимать постоянное место в Совете Безопасности ООН.

Этот возврат в Азию вписывается также в соперничество с Китаем за лидирующее положение в регионе. Политические отношения между двумя великими соседями находятся на самом низком уровне вследствие посещений г-ном Коизуми святилища Ясукуни, где он отдал почести душам погибших за родину, в том числе и военным преступникам. Эти посещения вызывают гнев Пекина (и Сеула). С другой стороны, Токио впервые упомянул Китай как потенциальную угрозу собственной безопасности.

С точки зрения Пекина, усиление японского военного аппарата равносильно сближению Токио и Вашингтона, направленного на сдерживание его региональных амбиций. Для Китая также цунами является возможностью утвердиться в регионе, где он и так уже считается самым значительным коммерческим партнером. Его финансовый вклад, более скромный, чем японский (67 миллионов евро) указывает на то, что Пекин стремится вновь стать авторитетом в регионе. Помощь Китая вписывается в стратегию, которая с начала 90-х годов направлена на то, чтобы снова утвердиться в Юго-Восточной Азии. Во время финансового кризиса 1997 года Китай направил помощь в размере нескольких сот тысяч долларов наиболее пострадавшим странам. Он участвует также и в разрешении международных кризисов. Например, он выделил 150 миллионов евро Афганистану.

Амбиции грандов региона должны принимать во внимание и интересы стран, пользующихся их помощью. Так обстоит дело с Индонезией, которая больше всех пострадала от катастрофы. Крупный архипелаг при режиме Сухарто (1966-1998) играл стержневую роль на азиатском юго-востоке. Он был столпом АСЕАН, созданной в 1967 году, в самый разгар холодной войны, для поддержки вступления Америки во вьетнамскую войну. Организация, чье влияние сильно ограничено - ее расширение на другие страны субрегиона затруднено - и она вынуждена приспосабливаться к жизненной энергии Китая, одновременно улыбчивого и несгибаемого партнера.

Индонезия пока еще не обрела вновь статус партнера, интересы которого нельзя не учитывать, который она имела до финансового и политического кризиса 1997-1998 годов. Ее ближайшее будущее связано с ее способностью правильно распорядиться предоставленной в ее распоряжение международной помощью. Если Джакарта согласится на несколько лет на международное участие в восстановлении пострадавшей зоны, такая политика повлияет на нивелирование сил архипелага, в том числе и на утрату армией политического значения. Если правительство попытается само справиться с этой задачей, на что у него, конечно, не хватит средств, добрая воля зарубежных государств окажется затраченной впустую.

Избранный президентом в сентябре 2004 года, Сусило Бамбанг Юдхойоно находится в непростом положении. С одной стороны, этот отставной генерал может рассматривать широкое движение по оказанию международной помощи как возможность открыть анклав Ачех, попытаться начать военное сотрудничество с Соединенными Штатами и Австралией, прерванное со времени резни 1999 года на восточном Тиморе, и укрепить пока еще слабую президентскую власть. С другой стороны, он должен учитывать интересы армии в Ачехе. Эта частично опустошенная провинция вот уже четверть века является настоящей военной зоной.

Если оставить в стороне державные выкладки, то участие крупных стран региона, помноженное на чувство незащищенности, могло бы способствовать возникновению чувства общности. 'Азиатизация' Азии на фоне соперничества с улыбкой на устах между Китаем и США будет только подчеркиваться.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.