Если все пойдет по плану и Владимир Путин приедет в Японию весной, в программа его поездки может войти посещение Всемирной выставки в Нагое, где одним из главных экспонатов будут останки мамонта, найденные в сибирском льду.

Это животное было освобождено из плена вечной мерзлоты, но другое неуклюжее существо - российско-японские отношения - остается замороженным и спустя 60 лет после окончания войны.

Растают они когда-нибудь или нет, будет зависеть от судьбы четырех островов, которые имеют мало экономической или стратегической ценности для обеих стран, зато чрезвычайно важны символически.

Северные территории - в России известные как Южные Курилы - были захвачены советской армией за несколько дней до капитуляции Японии в августе 1945.

Многим из 17 тысяч японцев, тогда живших на островах Шикотан, Кунашири, Итуруп и Хабомаи, пришлось их покинуть. Теперь эти острова населены 14 тыс. русских, которые, как и их предшественники, зарабатывают на жизнь рыбным промыслом.

Сейчас, когда страны отмечают 150-летие установления дипломатических отношений, Токио требует возвращения островов. Пока этого не произойдет, двухсторонние связи не смогут использовать весь свой потенциал, заявляет Япония. Она отказывается подписать мирный договор до урегулирования этого вопроса. Теоретически Токио и Москва по-прежнему находятся в состоянии войны.

Последней попыткой Японии оказать давление на Россию стал митинг в Токио в понедельник, приуроченный к 150-летию заключения договора о торговле, навигации и границах, более известный как 'Симодский трактат'.

В 1956 страны подписали совместную декларацию, согласно которой Советский Союз должен был вернуть Японии два острова, но только после подписания мирного договора.

Дипломатические воды еще больше помутнели после совместной декларации 1993, по которой судьба четырех островов должна быть решена до официального закрытия враждебных действий Второй мировой.

Россия придерживается условий 1956 года, а Япония настаивает на соблюдении договоренностей 1993 года.

Это напоминает дипломатическое минное поле, и каждая сторона считает, что не может вести переговоры, не вызвав недовольства в своей стране.

По мнению Японии, предлагаемый Россией возврат двух островов неприемлем. Даже если забыть о существовании предыдущих договоренностей, это станет пощечиной бывшим жителям островов, которых все меньше остается в живых, но которые продолжают требовать возврата дорогих их сердцу земель.

'Наше намерение совместно добиваться возврата четырех островов, которые изначально принадлежали Японии, непоколебимо, - заявил Тосио Коидзуми (Toshio Koizumi), лидер группы бывших островитян, в газетном интервью на этой неделе. - Ни одно предложение кроме возврата всех четырех островов не может быть принято'. Нежелание раздражать таких людей, как Коидзуми, и заставляет японских политиков заявлять, что скоро Россия будет вынуждена капитулировать.

'В случае необходимости [премьер-министр] посетит Россию для возврата Северных территорий тем или иным способом', - заявил на митинге в понедельник министр иностранных дел Японии Нобутака Матимура (Nobutaka Machimura).

Но недавние переговоры на высоком уровне продемонстрировали пропасть, разделяющую Москву и Токио. В прошлом месяце министр иностранных дел России Сергей Лавров после встречи с Матимурой сообщил: 'Можно даже сказать, что наши позиции [по островам] совершенно противоположны'.

Переговоры должны были заложить фундамент для, возможно, лучшей надежды на разрешение проблемы - токийского тет-а-тета Путина и японского премьер-министра Дзюнъитиро Коидзуми (Junichiro Koizumi).

Путин должен был совершить свой первый визит в Японию во втором полугодии 2004, но вмешались территориальные споры и теракты в России. Состоится ли визит, пока неясно, но последним из названных сроков был апрель.

Оба лидера придут на встречу со связанными руками. Путин уже обсуждал вопросы изменения границ с Китаем и знает, что в обществе существует серьезная оппозиция против возвращения Японии хоть каких-то территорий. Тем временем Коидзуми остается непредсказуемым. В начале своего правления он не позволял Курильскому вопросу диктовать отношения с Россией, особенно в разгар улучшений торговых связей и культурных обменов.

Но в конце прошлого года он совершил то, чего не делал ни один из его предшественников - проехал вблизи островов на катере, убедившись, что толпы фотографов запечатлели, как он через бинокль рассматривает окутанные туманом 'украденные' земли его страны.

Критики обвинили его в эгоистичных попытках обеспечить себе место в истории, пытается заставить Россию сдаться, публично демонстрируя решимость.

Члены ближайшего окружения Коидзуми недавно высказали предположение, что в последнее время он уже не готовится жестко противостоять Путину, когда их встреча наконец состоится.

Премьер-министр уже начал уменьшать ожидания народа от визита Путина. 'Похоже, люди всерьез убеждены, что визит [Путина] в Японию автоматически приведет к урегулированию, но все не так просто', - сказал он.

Среди всеобщего уныния существует тысяча причин, по которым оба лидера не должны позволять островам господствовать в двухсторонних отношениях. Россия и Япония должны создать единый фронт на шестисторонних переговорах по прекращению ядерной программы Северной Кореи. Это также поможет им более спокойно смотреть на растущее экономическое и военное влияние Китая в регионе.

Хотя помощи от Японии Россия получает мало (еще одно последствие островного конфликта), она обладает огромными природными ресурсами и нефтяными запасами, которые может продавать остальному миру. Япония, у которой природных ресурсов немного, а нефти вообще нет, - подходящая аудитория для рекламы российских товаров. То, что Москва ценит реальные экономические факты, стало ясно в конце прошлого года, когда было принято решение построить нефтепровод из Сибири до Находки на тихоокеанском побережье. Это облегчит экспорт нефти в Японию, хотя второй рассматриваемый маршрут - до Китая - был бы дешевле.

Похоже, впрочем, что до саммита Путин и Коидзуми будут играть на отечественную публику.

Японский премьер не смог появиться на митинге в понедельник из-за простуды, зато, чтобы никто не вздумал сомневаться в его решимости, посвятил территориальному диспуту сегодняшний номер своего электронного журнала.

'Если кто-либо из вас забеспокоился, - написал он, - позвольте заверить вас, что я выздоровел и вновь чувствую себя [достаточно] хорошо, чтобы взяться за возникающие в стране и за рубежом проблемы с решимостью и энергией'.

Но в том, что касается России, не помешает немного спокойствия и вдумчивости.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.