Внешняя политика Буша зашла в тупик, но он отказывается признавать затруднения

Внешняя политика президента Буша (George W. Bush) зашла в тупик, но он отказывается признавать затруднения. Его уверенность в том, что вежливый прием, оказанный ему в Европе, означает поддержку его прошлым авантюрам - ничто иное, как фантазия.

Звуки Шестой симфонии Бетховена, Пасторальной, заполнили здание Concert Noble в Брюсселе, а Буш вел себя так, словно музыкальное сопровождение само было новым этапом в трансатлантических отношениях. Он никак не показал, что понимает, что его политика исчерпала себя. Совершенно абсурдно прозвучало заявление по Ирану: 'Мнение, что США готовятся напасть на Иран, просто смехотворно. При этом возможными остаются все варианты'. Включая, очевидно, и 'просто смехотворный'.

Буш пытается залатать политику за одну неделю. В последний момент он спас саммит с Владимиром Путиным, отказывающимся смягчить свои авторитарные замашки, предприняв шаг к охране российского плутония, который может быть использован для создания ядерного оружия. Переговоры по этой программе вел Билл Клинтон (Bill Clinton), но Буш перестал ее игнорировать всего две недели назад.

Прием Буша в Европе означал не разделение его неоконсервативных мировоззрений, а попытку оставить их в прошлом. Новая Европа пытается разделить старого Буша на категории. Если он обещает измениться, европейцы его поощряют, если он остается прежним, они делают вид, что этого не происходит.

Европейцы, включая британское правительство, в глубине души считают, что последние три года были украдены Ираком. Признание сложной, кровавой и далекой от завершения реальности Ирака означает не принятие изначальных посылок Буша, а продвижение по пути к стабильности. Отказ от критики - это основа европейского консенсуса для новой, хотя и не озвученной публично, политики: политики сдерживания Буша. Естественно, Буш упускает нюансы и двусмысленности.

Разумеется, он уже сдержал себя или, по крайней мере, свою доктрину упреждающих ударов, которая, похоже, годилась только для однократного использования. Ни один из союзников не жаждет повторения этого опыта. В любом случае, Бушу не осилить еще одно такое же военное шоу, поскольку его армия увязла в Ираке.

Проблема Ирана во многом является противоположностью Ирака. Европейцы придали переговорам авторитет, у иранцев есть дипломатические средства, чтобы не опустить односторонний действия США, и Буш, который, по мнению некоторых европейских чиновников, не знает, что делать, оказался в тупике, независимо от того, понимает он это или нет.

Госсекретарь Кондолиза Райс (Condoleezza Rice), пытаясь произвести впечатление на французских интеллектуалов во время визита в Париж, назвала Иран тоталитарным, как будто авторитарный шиитский режим точно соответствует советской модели. Используя этот словесный обман, она несколько преувеличенно приравняла 'войну с террором' к Холодной войне против Персии. Недостаток ее интеллектуальных знаний ужаснул собеседников. Один из французов сказал мне, что Райс оставалась 'глуха ко всем доводам', но никто не исправил ее промах, потому что 'хорошие манеры снова в моде'.

Независимо от игры Райс со словами, это не политика. Она расплывчато пригрозила передать вопрос Ирана на рассмотрение Совета безопасности ООН. 'Просто смехотворный' вариант остается возможным в то время, как США не занимаются дипломатией. Буш не знает, стоит ли ему присоединиться к европейцам и гарантировать соглашение, которое убедит Иран не создавать ядерное оружие.

'Пока Иран действует в рамках Договора о нераспространении ядерного оружия, а инспектора [ООН] остаются в стране, США ничего не могут сделать в Совете безопасности', - сказал мне Джон Ритч (John Ritch), бывший посол США в МАГАТЭ.

Доводы для оставления Ирана в договоре более, чем убедительны. 'Пока они остаются в системе инспекций, это дает нам максимальную возможность оценивать каждый шаг их ядерных разработок: США должны бы с готовностью поддержать достигнутую Европой договоренность, по которой иранцы откажутся от создания в стране мощностей для обогащения и переработки ядерных материалов. Наконец, для достижения удовлетворительного результата необходимо усилить полномочия европейцев, подтвердив, что США поддержат разумное соглашение'.

Буш пробормотал несколько фраз о сближении. Своими аплодисментами европейцы начали загонять его в угол по вопросу Ирана. Со временем Бушу придется или присоединиться к переговорам, или отойти к неоконсерватизму, что разрушит отношения с Европой. Если он выберет не 'просто смехотворный' вариант, то, возможно, во время его следующего визита европейцы захотят исполнить Третью симфонию Бетховена, Героическую.

Сидни Блументаль - бывший старший советник президента Клинтона и автор книги 'Клинтоновские войны' (The Clinton Wars).