Было интересно наблюдать за тем, как президент Буш читает Владимиру Путину лекцию о важности сдержек и противовесов, или принципа взаимоограничения властей для демократического общества.

Довольно наглая лекция, если учесть, что сам Буш верит только в ограничения, написанные для 'журналистов' Армстронга Уильямса, Мэгги Галахер и телеведущей Карен Райан, чтобы те помогали ему в проведении его курса. Администрация придала совершенно новое значение платной журналистике, заплатив одному агентству по организации общественного мнения колоссальную сумму в 97 миллионов долларов для покупки обозревателей и ведения пропаганды, включая сфальсифицированные информационные выпуски.

Единственный противовес, приходящийся по вкусу Бушу Второму, это замусоленное освещение событий Fox News, 'честное и взвешенное', как в 'Правде'. Буш обещает распространять демократию по всему миру, а его чиновники в то же время пытаются создавать информационные потемкинские деревни у себя дома. Похоже, что сегодняшний Белый Дом предпочитает мягкие вопросы занимающихся саморекламой представителей свиты с вымышленными именами, а не жесткие вопросы журналистов с именами настоящими; он предпочитает бросать в гулаг журналистов, скрывающих свои источники информации, а не отказываться от услуг руководителей, которые нарушают закон, называя имена собственных агентов ЦРУ.

Буш-младший, заглянувший однажды в душу Путина и полюбивший увиденное, не потребовал от него прекращения тирании, как он сделал это в своем втором инаугурационном обращении. Немного вспотевший, Буш не поднялся до высот своего героя Рональда Рейгана, как-то потребовавшего: 'Господин Горбачев, снесите эту стену'. Вместо этого он заявил, что точек соприкосновения у них гораздо больше, чем разногласий. Русские тоже были счастливы подчеркивать наличие таких общих точек.

Раздраженный Путин сравнил российскую систему с американской коллегией выборщиков, возможно, чтобы напомнить проповедовавшему ему демократию человеку, что в 2000 году, по прямому подсчету голосов, который использует большинство демократических стран, он был бы вторым.

Безусловно, кому-то нужно подвергнуть порицанию этого бывшего агента КГБ с диктаторскими устремлениями (может быть, Тони Блэру?) за выхолащивание тех скромных успехов в движении к демократии, которых добилась Россия до прихода Путина к власти. Но если Буш хочет представить свою администрацию образцом совершенства в деле защиты свобод, то он ступает на зыбкую почву. Здесь сразу вспоминается, как она попирала гражданские свободы во имя войны с террором и позволяла пытать узников в таких бастионах демократии, как Сирия, Саудовская Аравия и Египет. (На этой неделе Госсекретарь отложила свою поездку в Египет после ареста там ведущего оппозиционного политика).

'Я живу в прозрачной стране', - заявил Буш российскому репортеру, который в завуалированной форме подверг критике Закон о Патриотизме, заметив, что частная жизнь американских граждан 'сейчас контролируется государством'.

Тайные встречи Дика Чейни с членами энергетического лобби были, конечно, образцом прозрачности. Таким же образцом прозрачности было и наращивание сил в иракской войне, когда ястребы Буша сделали все возможное, дабы скрыть истинные причины начала войны и раструбить о причинах надуманных.

Администрация Буша использует режим максимальной секретности, встречая при этом минимум сопротивления. Пресса Белого Дома запугана. Бедные, охромевшие демократы не обладают достаточной силой, чтобы начать слушания Конгресса по каким бы то ни было нарушениям закона республиканцами. Они могут лишь писать плаксивые письма протеста, которые тут же выбрасываются в Овальном Зале в корзину для мусора.

Когда почти 9 миллиардов долларов, выделенных на реконструкцию Ирака во время нахождения у власти Пола Бремера, ушли в трубу, законодатели-демократы совершенно безрезультатно умоляли республиканцев начать расследование Конгресса.

Даже почти полное отсутствие сдержек и противовесов для Буша-младшего недостаточно. Не удовлетворенный своей властью над Белым Домом, Конгрессом, Верховным Судом и изрядным куском средств массовой информации, он идет на еще более абсурдные меры, чтобы никто не смог бросить ему вызов.

Белый Дом хочет, чтобы его союзники-республиканцы в Сенате искоренили практику оттягивания принятия законов - одно из немногочисленных средств, оставшееся у стреноженных демократов. Они хотят применить так называемый 'ядерный вариант' и избавиться от 150-летней традиции, чтобы вбивать клин между судьями с правыми взглядами.

Буш и Конди Райс произносят свои речи с напыщенным самодовольством. Госсекретарь блистала самодовольством в Висбадене, в своих черных кожаных ботинках, будто взятых напрокат из 'Матрицы'. Но они стесняются отвечать на вопросы из зала, если им заранее не предоставят право отказываться от непонравившихся вопросов.

Представители администрации пошли даже на отмену встречи в муниципалитете во время визита Буша в Германию на прошлой неделе, решив, что декорации не по сценарию - это слишком рискованно. Вместо этого они предпочли беседу с заранее отобранными немцами и американцами за круглым столом в Майнце.

Наш президент любит демократию - если эта демократия означает, что он всегда прав.

____________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

Прохладный мир ("Le Nouvel Observateur", Франция)

Откровенный разговор об отходе от демократии в России ("The Economist", Великобритания)

Буш и Путин: Быстрая кончина дружбы ("Stern", Германия)

Урок учителя Буша ученику Путину ("Le Temps", Швейцария)

Партнер Россия ("Frankfurter Allgemeine Zeitung", Германия)

Путин обыгрывает Буша. Или. . . нет? ("New York Post", США)

Задушевные друзья? Вряд ли ("Khaleej Times", Объединенные Арабские Эмираты)

'Правильный подход к Кремлю - европейский' ("Corriere Della Sera", Италия)

Решительность в отношении России ("The Washington Times", США)

Путин выглядел униженным рядом с Бушем ("United Press International", США)

Буш-Путин: Справедливая критика ("The Guardian", Великобритания)

Познание души Путина ("The Times", Великобритания)

Путину лишь остается проглотить критику Буша("Handelsblatt", Германия)

Путин перестает улыбаться после лекции Буша о демократии ("The Independent", Великобритания)

Буш - Путин: дух холодной войны ("Le Figaro", Франция)

Братислава: Партнеры по разногласиям ("Sueddeutsche Zeitung", Германия)

Путин отрицает возврат к тоталитаризму ("The Washington Post", США)

Братислава: Великолепный бросок ("Die Welt", Германия)

Противостоять сползанию России к авторитаризму ("The Independent", Великобритания)

Что еще ждет Путина? ("Nederlands Dagblad", Голландия)

Арсеналы тирании ("The Washington Times", США)

Гнев Путина: 'Они хотят изолировать нас' ("La Repubblica", Италия)

Многоликий Путин ("Newsweek", США)

'Апельсинчики - не мед' для Владимира Путина ("The Times", Великобритания)

Как разгадать 'загадочного Путина' ("U.S.News", США)

Как нужно вести дела с Путиным ("The Weekly Standard", США)

Оставьте в покое Путина! ("The Wall Street Journal", США)

Если Россия и представляет собой опасность, то из-за своей слабости ("NRC Handelsblad", Голландия)

Демократия в России ("The Weekly Standard", США)

Россия: От доктрины Синатры к доктрине Путина ("Spiegel", Германия)

Майкл Макфол: Истинные друзья и враги России ("The Moscow Times", Россия)