Брюссель, 2 марта 2005 года. Грузия добивается от Европы и Америки помощи в вопросе улучшения своих отношений с Россией, которые дошли до самой низкой точки с того момента, как грузинская мирная революция 2003 года завершилась приходом к власти прозападного правительства.

"Сегодня в Грузии не осталось доверия к России", - заявила здесь в интервью министр иностранных дел Грузии Саломе Зурабишвили, когда просила чиновников Европейского союза (ЕС) выделить наблюдателей для мониторинга границы своей страны с Россией как символической гарантии против каких-либо посягательств Москвы.

ЕС изучает эту просьбу, которая увела бы его очень далеко от собственных рубежей и могла бы вызвать определенное противодействие в Москве. Эта просьба поступила в момент, когда США и Европа все громче выражают свою озабоченность в связи с шагами российского президента Владимира Путина, направленными на централизацию своей власти в стране, и с некоторыми его действиями за рубежом, включая поддержку прокремлевского кандидата во время недавних президентских выборов на Украине.

Грузия испытывает негативную реакцию Москвы, сказала г-жа Зурабишвили, поскольку другие бывшие советские республики стремятся повторить ее "Революцию роз" 2003 года, которая сместила бывшего советского министра иностранных дел Эдуарда Шеварднадзе с поста президента Грузии. Виктор Ющенко, новый президент Украины - который, как и его грузинский коллега, Михаил Саакашвили, пришел к власти на волне народного восстания - добивается приема Украины в ЕС и в Организацию Североатлантического договора (НАТО). Лидеры Молдавии, которых г-н Саакашвили посетит сегодня, перед назначенными на ближайшее воскресенье выборами склоняются к Западу. Оппозиционное движение в Киргизстане перед состоявшимися на прошлой неделе парламентскими выборами черпало вдохновение в Грузии и Украине.

Эти угрозы традиционной российской сфере влияния усиливают напряженность в трудных отношениях Грузии с Москвой, сказала г-жа Зурабишвили, поскольку определенные силы внутри России пытаются укрепить свое влияние в ряде соседних стран. "Это, безусловно, создает, неприятности. Это в действительности ужесточило отношение России к Грузии", - сказала она.

"Мы не считаем себя профессиональными экспортерами революции", - сказала г-жа Зурабишвили, отметив, что Грузия "станет поддерживать, но не создавать" демократическую оппозицию за рубежом. В то же самое время, добавила она, "невероятно важно. . . перестать быть одинокими и иметь на стороне демократии такого тяжеловеса, как Украина".

Публично Москва отрицает, что считает своих бывших советских соседей сферой своего влияния, но тесные экономические связи и прозрачные границы означают, что Москва ощущает сильный интерес к странам региона.

Отношения между Россией и Грузией недавно ухудшились, когда Грузия попыталась восстановить свой контроль над двумя своими сепаратистскими провинциями, которых поддерживает Россия. После того как грузинское правительство в прошлом году вернуло под свой контроль еще один поддерживавшийся Россией анклав, грузины сочли, что смогут повторить этот успех также и в двух остающихся провинциях. Некоторые наблюдатели заявляют, что в вопросе Южной Осетии грузинское правительство действовало чересчур напористо и неуклюже, что и вызвало негативную реакцию России.

Россия также заявляет, что Грузия слабо охраняет свои границы и позволяет террористам проникать на сопредельную российскую территорию; в этой связи Россия пригрозила нанести по Грузии упреждающие удары.

Между тем грузины требуют от Москвы вывести с грузинской территории две остающиеся российские военные базы, однако Москва настаивает на предоставлении ей 11 лет для демонтажа баз и вывода войск и техники.

Состоявшаяся в прошлом месяце в Тбилиси встреча между г-жой Зурабишвили и российским министром иностранных дел Сергеем Лавровым принесла столь небольшой прогресс, что г-жа Зурабишвили назвала ее низкой точкой в грузино-российских отношениях. Г-н Лавров с этим согласился. "Визит был непростым", - заявил он по российскому телевидению.

Подписание рамочного соглашения, которое бы задавало тон отношениям между двумя странами, задерживается отчасти тем, что Москва настаивает на том, что Грузия должна обещать не разрешать никаких иностранных военных баз на своей территории. США, хотя у них в Грузии нет базы, осуществляют программу обучения и оснащения вооруженных сил Грузии, которая вчера отправила новый батальон в Ирак.

Г-жа Зурабишвили призвала ЕС и Вашингтон оказать ее стране "реальную поддержку" в ее стремлении избавиться от остатков российского влияния, таких, как военные базы и поддержка Москвой двух сепаратистских провинций. "Мы хотим, чтобы ЕС и США более активно убеждали Россию", - добавила она. Далее она призвала европейцев "не испытывать постоянного страха" перед Россией.

Миссия Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), осуществлявшая мониторинг обстановки на грузино-российской границе, покинула пределы Грузии в декабре прошлого года, после желчного спора с Россией, которая с недоверием относится к этому международному органу. Сейчас европейские дипломаты зондируют своих российских коллег с целью выяснить отношение России к замене миссии ОБСЕ миссией ЕС, однако никакого решения пока не принято.

"У грузин имеется психологическая проблема, они просто боятся остаться с Россией один на один, - сказал один европейский чиновник. - Им нужно какое-то международное присутствие".

Г-жа Зурабишвили, которая прежде была послом Франции в Грузии, стала министром иностранных дел Грузии после того, как г-н Саакашвили попросил французского президента Жака Ширака (Jacques Chirac) дать свое согласие на такое редкое перемещение по службе. Ее новое назначение частично, по меньшей мере, было обусловлено стремлением улучшить отношения Грузии с Западом, что является одним из внешнеполитических приоритетов президента Саакашвили после прихода во власть в начале 2004 года.

В самом начале своего президентства г-н Саакашвили пытался также заверить Москву, что новое грузинское руководство не враждебно Кремлю. "Казалось, что все идет достаточно неплохо, но затем ситуация резко ухудшилась", - сказал Георгий Гогия, аналитик проблем Кавказа в Международной кризисной группе (The International Crisis Group).