Автор является старшим аналитиком в Совете по международным отношениям США и профессором международной дипломатии Колумбийского университета. С 1997 по 2001 год он был послом США по особым поручениям в бывшем Советском Союзе.

3 марта 2005 года. Президент Джордж Буш-младший (George W. Bush) теперь уже имел долгожданную частную беседу с Владимиром Путиным о российской демократии, за которой последовала их трудная пресс-конференция в духе "придется перетерпеть, ничего иного не остается". Но по-прежнему терзает душу более значительный вопрос: способны ли Соединенные Штаты действительно сделать что-нибудь для продвижения демократии в России?

Спросите об этом специалистов и чиновников, и вы услышите много разумных, но неполных ответов. Одно из предложений звучит так: подняв этот вопрос, президент США должен продолжать о нем говорить до тех пор, пока не увидит положительный результат. (Очень правильно: в ином случае Путин подумает, что Буш просто бьет на эффект ради своей домашней аудитории.)

Другое предложение: Соединенным Штатам следует выяснить, чего российское правительство желает больше, чем мы, и увязать это с демократическими реформами. (Тоже хорошее предложение: администрация могла бы спросить себя, а не может ли стать полезным рычагом влияния желание России вступить во Всемирную торговую организацию, или ВТО.)

Третье предложение: оказывать больше помощи россиянам, которые строят "инфраструктуру" демократии: журналистским группам, организациям, осуществляющим мониторинг выборов, и прочим. (Правильно, но тогда почему же в бюджетном предложении Буша эта помощь урезана? Разве его Бюджетно-финансовое управление не слышало его инаугурационного обращения?)

Как бы много идей мы ни предложили, нам нужно быть реалистами в отношении их воздействия. Слабые демократические традиции России дали Путину возможность нейтрализовать тех, кто стремится ограничить деспотичное использование государственной власти и укрепить главенство закона. Едва ли он изменит свой курс только лишь потому, что аутсайдеры ворчат об отсутствии системы сдержек и противовесов. Он им напомнит о заявлении Буша, что подобные дела делаются на протяжении жизни нескольких поколений - и предложит им снова позвонить лет через 30-40.

Американские специалисты и чиновники, размышляя над эволюцией демократии в посткоммунистических обществах, обыкновенно имеют в виду длинный перечень того, что должно быть сделано: обеспечение главенства закона, свободная пресса, права меньшинств и т.д., и т.п. Буш перечислил все эти цели во время пресс-конференции с Путиным на прошлой неделе. Однако большие политические прорывы, которые мы наблюдали в последние годы, были связаны не с этими вопросами. В Грузии и на Украине оппоненты правящего режима, пусть даже они и испытывали тревогу в отношении многих вещей, выдвигали иное первостепенное требование: свободные и честные выборы.

В этом есть урок для президента Буша. Не забывая про свой длинный перечень, он нуждается также и в коротком. Фактически, в нем должен быть всего один пункт: президентские выборы в России в 2008 году. Никакое другое событие, скорее всего, не окажет такого огромного воздействия на развитие российской демократии; никакое другое обещание, которое дает Путин, не будет столь просто проконтролировать.

По Конституции РФ, Путин не может баллотироваться на третий президентский срок подряд, а потому ему и его окружению остаются на выбор два варианта действий: переписать конституцию или попытаться протолкнуть на высший пост кого-нибудь из своего круга, как Леонид Кучма хотел сделать президентом Украины Виктора Януковича. По этой причине западным политикам следует послать Путину такое же сообщение, какое они послали Кучме за 2 года до украинских выборов: сфальсифицированные выборы замарают международный имидж России на долгие годы.

Вместо того чтобы делать выборы 2008 года лакмусовой бумажкой российской демократии, некоторые западные политики предпочтут придерживаться общих и менее конфронтационных призывов к гражданскому обществу и главенству закона. Если не будет прогресса в этих областях, станут говорить они, выборы в любом случае не будут много значить. Они также станут утверждать, что Путин, в отличие от Кучмы, настолько популярен, что, вероятно, сможет обеспечить честное избрание своего человека. Если так, то зачем фокусироваться на соперничестве, которое в действительности не укрепит демократию?

Эти соображения неправильно истолковывают политическую динамику посткоммунизма. Медленные, постепенные преобразования, в самом деле, подготавливают почву, но именно драматические поворотные моменты - короче, кризисы - дали самые важные демократические результаты. На Украине мошеннические выборы в ноябре вынудили судей решать, в самом ли деле они, наконец, готовы действовать независимо; до того они были подхалимами. Коррупция, жестокость и некомпетентность режима Кучмы деморализовали многих членов элиты, но только выборы подтолкнули их в ряды оппозиции.

Россия не повторит этот опыт в точности, однако подлинные выборы, тем не менее, подвергнут путинский режим жесткому испытанию, в особенности, если названный им кандидат не будет казаться уверенным в своей победе. Несмотря на свою популярность, Путин испытывает трудности, когда пытается распространить собственную притягательность на других. "Единая Россия", политическая машина, которую он создал для осуществления контроля над парламентом и региональными чиновниками, не так давно превозносилась как перманентная правящая партия России. Сегодня она с треском проваливается в опросах общественного мнения. Если сомнения в ее дееспособности будут расти и дальше, то вновь возникнет политическая конкуренция. Также будут возрождены другие элементы капризной демократии ельцинской эры, к которой Путин относится с презрением, в частности, плюрализм средств массовой информации (СМИ).

Западным лидерам, быть может, будет трудно прямо сказать Путину, что, если он сфальсифицирует выборы, чтобы сделать своим наследником кого-нибудь из близких дружков, или перепишет конституцию, чтобы стать пожизненным президентом, они будут считать его ничуть не лучше среднеазиатских автократов, которые делают подобные вещи. Но если они этого не скажут, но будут думать именно так, тогда они упустят возможность сделать самый важный вклад, какой только могут, в российскую демократию.

___________________________________________________________

Избранные сочинения Стивена Сестановича на ИноСМИ.Ru

Они были добрее и мягче? Не намного ("The New York Times", США)

Путин не тот человек, которого хотелось бы пригласить на ужин в семейном кругу ("National Public Radio", США)

Сила украинской демократии ("The Washington Post", США)

Двойные стандарты Путина ("The Washington Post", США)

Назад в СССР. . . ("Newsweek", США)

Повесть о двух постсоветских президентах ("The Wall Street Journal", США)

Как Саддам не сумел выдержать 'экзамен Ельцина' ("The New York Times", США)

Кремль может национализировать собственность "ЮКОСа" ("Council On Foreign Relations", США)

У Путина есть свой кандидат на упреждающий удар ("The New York Times", США)

Роль России в Иране и Ираке ("The New York Times", США)

Проблемы альянса с Россией ("The New York Times", США)