На прошлой неделе в столице Словакии Джордж Буш встретился с ослабленным российскими внутренними проблемами Владимиром Путиным.

Впервые с 1805 года столица Словакии Братислава вновь отыскала свое место на карте мировой политики. Двести лет тому назад Наполеон вел здесь мирные переговоры с австрийцами. На прошлой неделе два 'друга', Джордж Буш и Владимир Путин, спорили здесь о демократии. После полуторачасовой беседы с глазу на глаз они еще полтора часа проговорили со своими делегациями. Более высокий, более красноречивый, Буш смотрелся лучше, в то время как Путин привычно подбирал слова и тянул время. О чем говорили президенты наедине, мало что просочилось. Но можно представить себе, что они говорили в частности о ЮКОСе, российской нефтяной компании, владельцу которой Михаилу Ходорковскому, уже полтора года томящемуся в тюрьме, грозит немалый срок за мошенничество и уклонение от уплаты налогов в особо крупных размерах.

Общественное мнение в обеих странах по этому делу прямо противоположно. В России, где олигархов обвиняют в том, что они сомнительным образом нажили себе состояния за счет населения, 80% граждан благосклонно относятся к его обвинению. В то время как в Соединенных Штатах, где Ходорковский набрал немало руководящих сотрудников, его считают 'политическим заключенным'. Выступая в московском суде, хозяин ЮКОСа заявлял о своей невиновности, подчеркивая, что, в конце концов, он делал то же, что и все. Как же ему удалось стать самым богатым в России олигархом - его состояние, согласно журналу 'Fortune', достигает 13 миллиардов долларов? Это его тайна.

По этому вопросу Буш всего лишь потребовал гарантий для американских инвесторов. И Путин взял на себя все требуемые обязательства, избегая, правда, упоминания о криминальности российской экономики, когда предприятия, в том числе и самые крупные, вынуждены откупаться от мафии. Сегодня в Москве ходят слухи, что Путин согласен отпустить Ходорковского на свободу при условии, что он покинет Россию.

Вторым спорным вопросом было строительство Россией атомной электростанции в Бушере, в Иране, которое ежегодно приносит Москве миллиард долларов. Путин, который не боится, что иранцы могут обзавестись ядерным оружием, только что заключил с ними соглашение о возврате в Россию обогащенного урана. Франция, Великобритания и Германия продолжают вести с Тегераном переговоры на ту же тему. Теперь США не исключают возможности присоединиться к ним. Если они этого не сделают, то, должно быть, потому, что Джордж Буш испытывает сильное давление со стороны Израиля, который предпочитает оставаться единственной (непризнанной) ядерной державой в регионе, но еще и потому, что Вашингтону необходимо иметь 'заклятых врагов', а Иран и Сирия как раз относятся к этой категории.

По поводу демократии в России, третьего вопроса, поднятого в Братиславе, можно было бы многое сказать, но Джордж Буш довольствовался разговорами о свободе прессы и независимости правосудия. Официально о коррупции не говорилось. Однако, став настоящей болезнью, она относит Россию на 90-е место в мире, по соседству с Танзанией и Непалом, в классификации 'Transparency International'. Путин, который не в состоянии выполнять все отведенные ему функции, передал кое-какие из них своим друзьям по Санкт-Петербургу и бывшему КГБ. А они, похоже, не собираются менять методы. Как это было принято еще при царе, они ввели закон, позволяющий назначать губернаторов 89 составляющих Россию регионов. Кандидатуры этих губернаторов должны быть одобрены региональными парламентами, которые могут быть распущены, если дважды не дадут своего согласия. Ничего подобного не существует ни в США, ни в какой-либо другой демократической стране.

Вот что касается борьбы с терроризмом, то тут оба президента абсолютно согласны, хотя ни тот, ни другой не могут похвастаться особыми успехами. Американцы потерпели неудачу в Ираке, а русские в Чечне. И Россия вынуждена противостоять террористическим вылазкам во всех кавказских республиках. Помимо этой угрозы, положение Путина еще усугубляется напряженной социальной ситуацией. После вступления в силу закона 122, заменяющего льготы (бесплатные лекарства, транспорт и низкие тарифы на оплату жилья) на фиксированные денежные выплаты, те, кто пользовался этими льготами, грубо говоря, половина населения России, не побоялись сильных морозов и вышли на митинги. Дело дошло до того, что ответственный за выполнение закона министр Михаил Зурабов счел себя обязанным отправиться в южные области, чтобы оценить размах недовольства. В интервью газете 'Известия' он признал некоторые ошибки, но заявил, что положение было бы другим, если бы он мог выплачивать всем пенсионерам ежемесячно по 1000 рублей вместо скромной суммы... Однако это отнюдь не усмирило гнев. К тому же еще и жертвы Чернобыля протестуют против того, что им отказывают в жизненно необходимых лекарствах. Все это вместе взятое подорвало популярность Владимира Путина, которому так могла бы понадобиться помощь его американского 'друга', чтобы выйти из этого скверного положения...