'Мир более надежный, более демократический должен стать более справедливым миром'.

Не кажется ли Вам, что события в Ливане иллюстрируют американскую идею о необходимости демократизации Ближнего Востока?

Скорее, это устремления народа, как и на Украине, ведут к переменам. Необходимо, чтобы у ливанцев было ясное убеждение в том, что это движение им нужно. Важно, чтобы там, как и в других местах, демократия не навязывалась, а исходила от самого народа.

Вернемся к перемене климата в регионе. Революция в Ливане, объявленные многосторонние выборы в Египте, выборы в Ираке. . .

Вы можете добавить - без какого-либо вмешательства со стороны Брюсселя или Вашингтона, а только при их сопровождении - потрясающее доказательство зрелости и достоинства палестинцев на президентских выборах. . .

Не является ли это знаком того, что американская политика начинает приносить плоды?

Пропаганда демократии и прав человека разве это только заслуга американцев? Европейцы, видимо, забыли, что борьба за демократию является основой европейского проекта. Эта борьба идет уже давно. Именно мы, европейцы, стояли у истоков Декларации прав человека, и нашим правилом поведения всегда было уважение суверенитета народов. В этом сама суть европейского проекта. Европейцам следует заставить лучше понять их доктрину в том, что касается демократии. Мы можем подписаться под тем, что более демократический мир является гарантией мира более надежного и более стабильного. Но европейцам стоит добавить кое-что еще: более надежный, более демократический, более свободный мир должен стать миром более справедливым. Выдвигая эти ценности на передний план, Европейский Союз сыграл мобилизующую роль для своих соседей. И дело пошло. . .

Создается впечатление, что эта роль ограничена рамками континента:

За пределами Европы, границы которой когда-нибудь придется установить, наше отношение должно быть следующим: ни заискивания, ни высокомерия. Мы готовы продвигать вперед идею демократии, но при этом мы стремимся к диалогу, стараемся услышать и других. Надо учитывать ситуацию на месте. Давайте возьмем Украину, Ливан, Того - каждой ситуации соответствуют различные действия. И повсюду дело продвигается благодаря самим народам, даже если мы им помогаем и вдохновляем их.

Франция, Европа, да и не только они, иногда снисходительно относились к не слишком демократическим режимам. . .

Вы меня спрашиваете, что я сегодня думаю по поводу того, что стремимся сделать мы, французы, вместе с другими европейцами для будущего. Отвечу: ни заискивания, ни высокомерия, чтобы заставить их идти по демократическому пути. Я добавил условие, которое, по нашему мнению, необходимо для успеха этой борьбы за демократию и свободу. Это борьба с несправедливостью, с унижением народов. На Ближнем Востоке не возникнет широкого движения за демократические реформы, если там не будет мира и развития.

Понятна ли американцам такая позиция?

Джордж Буш приехал в Европу сразу после своего переизбрания. Это важный шаг. Мы стали разговаривать чаще и спокойней. Встреча Совета Европы и американского президента явилась как бы естественным обрамлением трансатлантического диалога на самом высшем для него уровне. Без излишних формальностей, необходимо сделать подобные встречи более регулярными. Здесь, в Париже, Кондолиза Райс сказала: Соединенным Штатам нужна сильная Европа. Я же без всякого лукавства добавил: европейцам тоже! Миру лучше живется, когда европейцы и американцы трудятся вместе, и никакая держава, будь она хоть самой главной, не может в одиночку выиграть борьбу за демократию во всем мире, борьбу против нищеты и тем более против терроризма.

Готовы ли американцы, например, в Иране, поддержать предпринимаемые европейцами шаги?

Весь мир заинтересован, чтобы эти шаги привели к успеху, в том числе и американцы. Необходимо дать им все шанс. Помимо этого, существует еще и поддержка США, о которой мы их попросили, главным образом, по двум вопросам: вступление Ирана в ВТО - Всемирную Торговую Организацию - и сотрудничество в области гражданской авиации. Я понимаю, что в Вашингтоне пока размышляют над этим.

Не вызывает ли у Вас опасения, что недавнее соглашение между Россией и Ираном о поставках ядерного топлива сделает возможным использование его в военных целях?

Контракт предусматривает возвращение в Россию отработанного ядерного топлива с АЭС в Бушере. Следовательно, он направлен на то, чтобы воспрепятствовать использованию его в военных целях, и позволяет снабжать эту станцию топливом с соблюдением всех необходимых гарантий. Добавлю еще, что русские всегда открыто выражали свою поддержку шагам, предпринимаемым европейцами.

Поддержку, более значительную, чем американцы?

Да, потому что американцы, вплоть до последнего времени, выражали слишком большой скептицизм. Это как раз один из тех вопросов, в связи с которыми визит президента Буша был очень полезен. Теперь американцы размышляют над тем, как нам помочь. Европейская 'тройка', со своей стороны, должна проявить большую твердость: мы хотим добиться успеха, но, если иранцы не будут соблюдать свои обязательства прекратить обогащение урана, они могут не сомневаться в нашей решимости не оставлять это без последствий, включая и санкции Совета Безопасности ООН. Но до этого еще не дошло.

Как Вы оцениваете ситуацию на Ближнем Востоке?

Безусловно, между израильтянами и палестинцами установилась другая атмосфера. Но надо оставаться трезвыми, не впадать в эйфорию. И с той, и с другой стороны есть люди, которые не хотят мира, а у тех, кто к нему стремится не так много времени. Однако с обеих сторон имеется два отважных государственных деятеля. Несмотря на очень сильное противостояние внутри собственной партии, Ариэль Шарон хочет уйти из Газы и некоторых городов на Западном берегу реки Иордан. Но и Махмуд Аббас проявляет мужество, реформируя Палестинскую автономию, особенно в том, что касается обеспечения безопасности. Один из ключевых вопросов - поддержка палестинской администрации в продолжении реформ. Это и было темой встречи, состоявшейся 1 марта в Лондоне, которая должна позволить вновь заняться 'дорожной картой'. Помимо лондонской встречи, важно организовать новую встречу с участием всех сторон во втором квартале 2005 года, которая проходила бы в форме международной конференции. Мир на Ближнем Востоке - главный приоритет трансатлантических отношений, и я был очень рад услышать об этом в Брюсселе от самого президента Соединенных Штатов.

Какую помощь могла бы оказать Франция новой администрации?

Мы проявили активность при принятии резолюции 1546 и конструктивность по вопросу о долгах Ирака. Мы принимали в Париже представителей 14 политических партий Ирака и отметили свою готовность обучить, за пределами Ирака, более 1 500 жандармов и полицейских, а также 200 прокурорских работников и офицеров судебной полиции. Ирак, и это наглядно продемонстрировал совершенный в понедельник террористический акт в Хилле, в результате которого погибли 118 человек и 147 были ранены, не покончил со своей трагедией. Выборы 30 января, которым мы искренне желали успеха, были только первым шагом. Теперь необходимо, чтобы, несмотря на трудности, вновь избранное иракское руководство, преодолело новый этап при поддержке своего народа. Я имею в виду подготовку Конституции, в которой отводилось бы равноправное место всем общинам и, в частности, суннитам, было бы дано определение новой территориальной организации страны и при этом сохранена ее целостность. И, кроме того, разработку поэтапного и осуществимого плана полной передачи власти в руки иракцев.

Как Вы рассчитываете организовать кампанию по проведению референдума по Европейской Конституции?

Прежде всего, мне бы хотелось поприветствовать многократно высказанное 'да' в Версале как предвестие того 'да', которое выскажут многочисленные мужчины и женщины, правых, левых, центристских убеждений в ответ на один единственный поставленный перед ними вопрос. Во время кампании по референдуму мы, следовательно, будем говорить о Конституции. И мы расскажем, в чем польза и даже необходимость этой Конституции, чтобы дать возможность нормально функционировать этому огромному Европейскому Союзу, разросшемуся до такой степени, что он уже, благодаря амбициозной социальной политике, представляет собой нечто другое, а не просто зону свободного обмена. Что касается внешней политики, то мы напомним, что Конституция, наконец, даст нам инструменты, для того чтобы Европа была настоящим действующим лицом, в соответствии со своим положением в мире, а не просто зрителем.