Отношения Японии и России довольно прохладны, что связано с тупиковой ситуацией в многолетнем территориальном споре по поводу цепи островов к северу от Хоккайдо. Используя в качестве основания японско-советскую декларацию от 1956 года, российский президент Владимир Путин объявил, что Москва вернет только два из четырех спорных островов, чтобы залечить болезненную рану в двусторонних отношениях. Япония не может согласиться на возврат только островов Хабомаи и Шикотан.

Ситуация стала еще более затруднительной в связи с решением России отложить на неопределенный срок уже запланированный визит Путина в Японию. Также отложен и визит российского министра иностранных дел Сергея Лаврова, который должен был подготовить поездку президента.

Недавно впервые были опубликованы записи переговоров о декларации 1956 года, составленные переводчиком японской делегации.

Переговоры проводились 11 лет спустя после безоговорочной капитуляции Японии во второй мировой войне в 1945 году, и лишь через пять лет после восстановления ею своей независимости. Хотя к тому времени Япония существенно восстановилась после разрушений военной поры, она была гораздо более слабой, чем сейчас.

Краткое изложение записей, опубликованное во вторник на страницах 'Асахи Шимбун', дает хорошую возможность ощутить мужество японской делегации во главе с Ичиро Коно, занявшей твердую позицию в жестких переговорах с советской стороной, которая одержала победу в той войне. Япония попыталась найти формулу для выхода из тупиковой ситуации в территориальном споре и в то же время сохранить свое основное требование о том, что Советский Союз должен вернуть все четыре острова.

Японское предложение о включении территориального вопроса в переговоры о двустороннем мирном договоре были отвергнуты Никитой Хрущевым, который тогда возглавлял коммунистическую партию. Однако Советы в документе выразили согласие на возврат Японии Хабомаи и Шикотана после подписания мирного договора. В попытке вогнать клин в отношения Японии и Соединенных Штатов советские переговорщики потребовали, чтобы передача двух этих островов была отложена до того времени, пока США не вернут Японии Окинаву. Это требование было снято после того, как Коно и другие высокопоставленные японские руководители резко выразили свои возражения.

В то время для Японии главным было восстановить дипломатические отношения с Советским Союзом, чтобы вступить в Организацию Объединенных Наций и обеспечить репатриацию всех японцев, содержавшихся в сибирских лагерях. Москва, находившаяся в конфронтации с Западом на тот период холодной войны, также хотела улучшить свои отношения с Японией, чтобы расширить сферу своего влияния на Дальнем Востоке. Совместная декларация стала своего рода компромиссной сделкой.

С тех пор прошло почти полвека. В этот период двусторонние отношения в отдельные моменты достигали такой остроты, что Москва даже начала отрицать существование территориального спора с Японией как такового. Однако ситуация изменилась в 1993 году, вскоре после распада Советского Союза, когда две страны выступили с совместной Токийской декларацией, в которой взяли на себя обязательство решить вопрос принадлежности всех четырех островов, включая Кунашир и Итуруп. Однако дипломатический темп, заданный новой декларацией, снизился, что сделало перспективы достижения успеха довольно сумрачными, какими они были и раньше.

В условиях изменения баланса сил в Азии в связи с превращением Китая в мощную державу, проблемами Северной Кореи и российскими энергоресурсами сотрудничество между Японией и Россией приобретает более важное значение. Обе страны прямо заинтересованы в разрешении территориального спора, который является главным препятствием на пути улучшения двусторонних отношений.

Вместо того, чтобы придерживаться положений совместной декларации полувековой давности в качестве отправной точки и основополагающего принципа, и тем самым понижать температуру двусторонних отношений, администрации Путина следует предложить более гибкие идеи для продвижения переговоров вперед. А японская дипломатия должна сосредоточиться на том, чтобы предложить Москве стимулы для такого движения.

К сожалению, японское правительство очень прохладно относится к идее новых шагов. Москва уже опубликовала российские протоколы двусторонних переговоров, и сам Путин объяснил своему народу содержание данного протокола. Однако японский премьер-министр Коидзуми не опубликовал официальный японский протокол и не представил никаких предложений по выходу из тупика.

Коидзуми должен понять, насколько важно было для японских переговорщиков получить крепкую поддержку общественности, когда они столкнулись с советскими руководителями на переговорах 1956 года.

____________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

Оттепели между Россией и Японией не предвидится ("Japan Times", Япония)