Делай добро - и говори об этом. Йошка Фишер (Joschka Fischer) следует постоянно этому совету не один год. Он, когда бы ни оказывался на арене мировой политики, всегда обращает внимание на то, чтобы рядом были журналисты. В данном случае бросается в глаза то, что в Киев Фишер отправился без летописцев истории. Жаль вдвойне.

Во-первых, историю на Украине пишут и после 'Оранжевой революции'. Во-вторых, поездка является примечательной демонстрацией. Министры иностранных дел Германии и Польши вместе в Киеве - это должно что-то означать: Берлин и Варшава проводят в отношении Украины единую политику. Это также является сигналом, что пророссийский четырехсторонний саммит Ширака (Chirac), Шредера (Schroeder), Путина и Сапатеро (Zapatero), состоявшийся в прошедшую пятницу в Париже, имеет продолжение, если даже не теряет свое значение.

Заманчивой для Фишера должна была бы быть перспектива сняться вместе с иконами 'Оранжевой революции' там, где она осуществлялась, а также перспектива появления репортажей, расхваливающих немцев, а значит, и его долю участия в этом движении за свободу, добившемся успеха. Но еще большим в связи с работой комиссии по расследованию дела о визовом режиме был страх появления репортажей на эту тему. Тут можно было бы подумать, что один из преступников возвращается на место своего - ну, ладно - не преступления, это было бы слишком жестко сказано. Но действий, охарактеризованных немецким судом как 'хладнокровный путч' против действующего законодательства, приведший к массовым злоупотреблениям именно на Украине.

Журналисты, конечно, не имеют безусловного права лететь на министерском самолете, если отношение ко всем средствам массовой информации одинаковое. Есть достаточное количество коммерческих рейсов в Киев для всех, кто хочет быть там с министром. Но Фишер видимо, чувствовал себя очень неуверенно, если, целенаправленно добиваясь расположения общественности, посчитал необходимым держать ее на расстоянии.