Аскар Акаев, президент Республики Киргизия, считался в свое время самым либеральным среди правителей стран Средней Азии. Будучи профессором физики, он имел репутацию просвещенного политика. Его считали более предсказуемым, более открытым человеком и, прежде всего, более реалистичным, чем его коллеги, правящие в соседних бывших советских республиках. Спустя 15 лет после прихода к власти от первоначального либерализма, с которым Акаев вел государственные дела, почти ничего не осталось. Его семейный клан взял под свой контроль почти все самые выгодные отрасли экономики. И вот теперь поднялся обедневший Восток. Оппозиционные партии Киргизии обвиняют в фальсификации результатов парламентских выборов, состоявшихся в начале марта, и требуют отставки этого 60-летнего человека.

В отличие от Киева, волнения не означают, что в стране сформировалось демократическое реформаторское движение. Речь в большей степени идет о бунте нищеты: возмущенные толпы вышли на улицы Оши и Джалал-Абада и выплескивают свой гнев в связи с жалкими условиями, в которых они вынуждены жить. Быстро успокоить их Акаеву не удастся. И нет ни политических сил, ни партий или организаций, которые были бы способны перевести волнения в политическое русло.

Акаев, в отличие от своих коллег в Узбекистане, Таджикистане, Казахстане и Туркмении, не является выходцем из старой коммунистической элиты, но он, как и они,- представитель старого поколения. Все они стоят во главе так называемых республик, которыми пытаются править, как феодалы. Они - люди, извлекающие выгоду, и одновременно заложники своих кланов, семей, которые хотят править вместе с ними: сыновей, дочерей, племянников и зятьев. Депутатами нового парламента являются целых десять представителей клана Акаева, парламента, который в последнее время занят в основном сохранением интересов и неприкосновенности клана Акаева. В том числе путем принятия закона, гарантирующего Акаеву пожизненный иммунитет и дающий ему право и после отставки вмешиваться в дела парламента и правительства.

Это превентивная мера, вызванная тем, что этой осенью, предположительно, завершится его последний срок полномочий. Не хватает власти у парламента - и Акаев устраивает референдум. В 1996 году по его итогам ему предоставляется право назначать главу правительства и кабинет без одобрения парламентом. Он к тому же стал верховным главнокомандующим вооруженными силами. Два года назад он таким же путем получил право распускать в случае необходимости парламент.

Еще в начале 90 годов Акаев поддерживал политические организации и привлекал в страну вопреки воле националистических сил иностранных инвесторов. В середине 90 годов он стал жертвой давления со стороны своих закоснелых соседей и своего алчного клана. Сегодня клан Акаева контролирует только Бишкек и север страны, а обнищавший юг грозит гражданской войной.

_________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

Что-то происходит в Средней Азии ("El Mundo", Испания)

Беспорядки в Кыргызстане потрясли Среднюю Азию ("United Press International", США)

Власть народа в Киргизстане ("The Economist", Великобритания)

Власти Киргизии пытаются остановить распространение конфликта ("The Wall Street Journal", США)

Киргизский кризис ("Frankfurter Rundschau", Германия)

Милиция усиливает давление на сторонников лимонной революции ("The Times", Великобритания)

Воля народа победит? Возможно ("The Economist", Великобритания)

Киргизия: Массы, которые трудно удержать ("Frankfurter Allgemeine Zeitung", Германия)

Кыргызстан не готов к революции ("The Baltimore Sun", США)

Когда "власть народа" выплескивается наружу ("The Wall Street Journal", США)

Киргизия: Протесты без участия демократов ("Die Tageszeitung", Германия)

Ариэль Коэн: Ждать больше нельзя ("The Wall Street Journal", США)

Киргизская революция движется вперед ("Liberation", Франция)

Еще одно восстание на постсоветском пространстве ("The Washington Post", США)

Киргизия: Восстание отверженных ("Frankfurter Rundschau", Германия)

Уличные протесты ("The Financial Times", Великобритания)

Страх Кремля перед демократией ("Die Presse", Австрия)

Пойдет ли Киргизия по пути Украины? ("Christian Science Monitor", США)

'Режим в Киргизии не способен реформироваться' ("Liberation", Франция)

Спокойная революция ("Liberation", Франция)

А теперь Кыргызстан! ("The Wall Street Journal", США)