В 1944 года 'непобедимая Красная Армия' не остановилась под Варшавой. 'Освобождению' польских земель, а также территорий, переданных Польше на основании потсдамских решений держав-победительниц, сопутствовал грабеж всего, что имело материальную ценность, в том числе произведений искусства. По архивным данным, в СССР в общей сложности было отправлено несколько миллионов книг и около миллиона предметов старины. Для советских властей не имело значения, происходили вывозимые предметы из дворянских усадеб немецкой Силезии, или же они ранее были вывезены немцами с территории оккупированной Польши. Советская сторона неправомерно рассматривала эти земли как вражескую территорию уже после того, как на Потсдамской конференции они были признаны частью польского государства.

Захват предметов искусства при царском режиме

Одной из целей русских властей со времен разделов Польши был захват всего, что имело какую-либо ценность, в том числе произведений искусства и изделий художественного ремесла. Мало кто помнит, что основой Императорской публичной библиотеки в Петербурге, Эрмитажа и Арсенала стали библиотека Залуских, художественные собрания Королевского замка, дворцовых ансамблей 'Лазенки' и 'Вилянов', замка Вавель, усадеб в Пулавах и Сеняве, Несвеже, Подгорцах и Митаве. На основании указа Екатерины II от 1795 г. из Варшавы была вывезена библиотека Залуских, насчитывающая почти 300 тыс. томов, 10 тыс. рукописей и огромное собрание гравюр. Значительная ее часть была уничтожена из-за небрежного обращения при транспортировке и хранении.

Подобная судьба постигла библиотеку Красинских, вывезенную в том же году по приказу царского генерала Александра Суворова. По личным приказам царей вывозились варшавские собрания Кабинета гравюр и Нумизматического кабинета, знаменитые гобелены Зигмунта Августа, флаги и трофеи времен восстаний, а также памятники. Даже памятник князя Юзефа Понятовского работы Торвальдсена не избежал отправки в Ереван. В созданный в Киеве русский Университет св. Владимира в 1833 году было перевезено из ликвидированного Кременецкого лицея многотысячное собрание книг, в которое входила знаменитая Королевская библиотека - свыше 16 тысяч томов в прекрасных переплетах и более 100 инкунабул с королевскими экслибрисами. При этом было также похищено полмиллиона рублей золотом и несколько тысяч червонцев, собранных на содержание лицея! Собрания Станислава Августа Понятовского сейчас покоятся в подвалах Киевского университета, а нынешние их владельцы считают их своей собственностью и собственным культурным наследием. Преследование государственных преступников, принимавших участие в восстаниях и конспиративной деятельности, приводило к опустошению их исторических владений. Сколько ценных шедевров было вывезено в Россию вслед за десятками тысяч ссыльных - никто не сосчитает.

Лишь небольшая часть публичных коллекций, имевших особое значение для польской культуры, была возвращена после подписания Рижского договора в 1921 году. Среди них - часть интерьера Королевского замка, коронационные регалии короля Станислава-Августа, меч 'Щербец', 92 гобелена короля Зигмунта-Августа, плащ, меч и шляпа ордена Святого Духа, присвоенного Яну III Собескому, 24 головы, украшавшие свод посольского зала Королевского замка на Вавеле, и картина Яна Матейко 'Битва под Грюнвальдом'. О других можно прочесть в двухтомной работе Эдварда Хвалевика 'Польские коллекции. Архивы, библиотеки, кабинеты, галереи, музеи и другие собрания памятников прошлого в Польше и за рубежом'. По мнению автора, 'по причине чрезвычайной медлительности (. . .) и очевидной нелояльности советских властей в реализации Рижского договора еще много воды утечет из Вислы в Балтийское море, прежде чем мы получим хотя бы только то, что решено отдать'. Поляки не получили больше ничего, а к прежним потерям добавились новые.

Антиквар Ленин

Немногие знают, что большевики после ноябрьского государственного переворота 1917 года, названного Великой Октябрьской социалистической революцией, наладили регулярную торговлю произведениями искусства и художественного ремесла из царских сокровищниц, коллекций русской аристократии и музеев. Грабеж и вывоз государственных и частных коллекций стал доктриной, а цель операции ясно выразил сам всемогущий вождь революции Владимир Ленин: 'Мы можем получить богатства стоимостью в миллионы рублей золотом (подумайте о богатстве некоторых монастырей!). Без этого богатства немыслима никакая государственная деятельность, а особенно строительство экономики'. Одной из основных задач пресловутой Всероссийской Чрезвычайной Комиссии по борьбе с контрреволюцией и саботажем (ЧК) стала 'конфискация всего ценного имущества'. Западные антиквары уже в 1918 году приобретали за бесценок ценнейшие предметы церковного искусства, царские драгоценности и шедевры западной живописи. Трансакции (производимые посредством предприятия 'Советский антиквариат' и сети торгпредств - государственных торговых представительств за границей) давали Советской России значительные финансовые поступления, которые были тогда основным источником дохода советской власти. За границу попали царские регалии, коллекция более 1000 картин, в том числе Рембрандта, Рафаэля, Тициана, Веласкеса, коллекция из 120 скрипок из мастерских известнейших мастеров. Миллиардер Эндрю Меллон приобретал экспонаты Эрмитажа, а 'друг революции' Арманд Хаммер, глава фирмы Occidental International, массово импортировал произведения художественного ремесла.

Поход за Вислу

Республиканские свободы как прежней, так и возрожденной Речи Посполитой, были противоположностью царского самовластия и пролетарского интернационализма. К давней неприязни к польским бунтовщикам добавилась ненависть к 'белополякам', препятствующим 'объединению народов Восточной и Западной Европы в один союз' - конечно, советский. Книги Антония Урбаньского с говорящими сами за себя названиями - 'Перезвон на пепелищах Литвы и Руси', 'Скорбь восточных окраин' и 'Про мемориа' - содержат описания части урона, нанесенного после революции. Никто не описал грабежей, осуществляемых Рабоче-Крестьянской Красной Армией во время ее похода за Вислу. Одно очевидно: если бы не поражение под Варшавой в 1920 году, ее добычей стали бы произведения искусства Западной Европы.

Сжечь, утопить или вывезти

Двадцать лет спустя, в 1939 году, процедура 'освобождения Литвы, Белоруссии и Украины от гнета польских панов' производилась так же, как и в прошлый раз. Первыми жертвами стали культовые строения, ненавистные не только по религиозным, но и национальным причинам, но при этом содержащие настоящее богатство. По мнению историка Владислава Побог-Малиновского, 'на протяжении нескольких месяцев было ликвидировано около 4 тысяч приходов трех основных вероисповеданий'. Их интерьеры - произведения искусства и изделия из драгоценных камней - были немедленно вывезены. Большинство дворцов и помещичьих владений было полностью разграблено. Мебель, произведения искусства и библиотеки уничтожались на месте, но вскоре эта процедура стала организованной деятельностью. Специальные (!) комиссии, состоящие из трех человек, оценивали произведения искусства - в основном западноевропейскую живопись, старинное оружие и изделия художественного ремесла. Как много их вывезено? Кому интересно, пусть заглянет в фундаментальное, многотомное произведение Романа Афтаназия 'История резиденции на бывших приграничных территориях Речи Посполитой'.

Музейные коллекции разрушались посредством объединения, перемещения и вывоза. Таким образом, прекратили свое существование львовские собрания Музея Любомирских, Национального музея им. Яна III Собеского, Исторического музея, Музея художественной промышленности, Архиепархиального музея им. Яна Длугоша, библиотек: Баворовских, Дзедушицких и Павликовских, собрания Лозинского, Ожеховича и Бруницких. Рассеяны оказались сокровища Национального фонда им. Оссолинских: лишь малая их часть была передана Польше; в значительной же степени его собрания хранятся во Львове, в условиях, угрожающих самому существованию коллекции. Известно, что изделия из драгоценных металлов были давно переплавлены. Где же искать те многочисленные предметы, свидетельствующие о временах польских королей, сотни предметов сбруи, оружия, шедевров западноевропейской живописи и часов? В коллекциях Западной Европы или, может быть, Соединенных Штатов? Еще в 70-е годы ХХ века СССР продавал им произведения искусства.

Трофейное

Несмотря на то, что советская доктрина провозглашала принцип ведения войны без территориальных аннексий и контрибуции, освобожденные земли Силезии, Западного Поморья, а также Вармии и Мазур трактовались как вражеская территория и источник военных трофеев. Организация вывоза произведений искусства была доведена да совершенства. В рамках Комитета по Германии, во главе которого стояли Георгий Маленков, Николай Булганин и Вознесенский (создатель и руководитель Госплана), был создан Отдел искусства под руководством Игоря Грабаря (игра слов, польск. 'грабаж' означает 'могильщик' - прим. пер.) - одного из наиболее известных тогда советских искусствоведов. При командованиях отдельных фронтов были созданы комиссии по военным трофеям (трофейные комиссии К.А.), их задачей был отбор и планомерный вывоз в СССР произведений искусства, драгоценностей, музейных экспонатов и библиотек. Сотрудникам комиссии, являвшимся работниками советских музеев и театров (среди них - куратор московского музея керамики Борис Алексеев, директор московского МХАТа Андрей Белокопытов, один из ведущих советских историков профессор Владимир Блаватский, Андрей Чегодаев из Музея им. Пушкина в Москве, директор Отдела охраны памятников Сергей Григорьев, Василий Климов и Борис Копцов из Третьяковской галереи, проф. Виктор Лазарев (МГУ), начальник отдела искусства Андрей Сидоров, музыкант Евгений Сущенко, куратор Музея современного искусства Наталья Соколова), были присвоены высокие должности офицеров штабов армий, предоставлены широкие полномочия и выданы каталоги и извлечения из инвентарных книг, с поручением найти, собрать и вывезти наиболее ценные произведения искусства.

Руководивший работой комиссии в оперативной полосе 1-го Украинского фронта майор Борис Филиппов (директор московского Драматического театра), распорядился организовать большое число сборных пунктов для произведений искусства. Данное решение ничем не отличалось от принципа, ранее применявшегося немецкими властями при складировании произведений искусства и библиотек, награбленных в Польше. К тому же, к советской стороне перешли немецкие склады в городах Хенрикув, Каменец-Зомбковский, Згожелец, Кшенж и Свидница, на которых Управление драгоценных металлов Народного комиссариата финансов отобрало несколько десятков транспортов с ценными изделиями из драгметаллов, старинным оружием и монетами. Новые склады были созданы в городах Бытом, Гливице, Легница, Шклярска-Поремба и Щецин. Со станций, расположенных в этих городах, а также городов Болеславец, Бжег, Глухолазы, Гожув, Ключборк, Легница, Намыслув, Ныса, Олесница, Ополе, Прудник, Старгард, Шпротава, Свидница, Свебодзин, Щецин и Вроцлав, произведения искусства отправлялись специальными военными поездами. Наиболее ценные отправлялись на самолетах. В одном из первых транспортов в Эрмитаж были направлены 24 вагона с произведениями искусства. Группа Льва Харько (в мирное время - куратор Музея им. Пушкина в Москве) вывезла из Гданьска около пятнадцати тысяч картин, тысячи изделий художественных промыслов, гравюр и графики из музейных коллекций, церковную утварь и свыше 14 тысяч монет и медалей.

Гданьский музей им. Пушкина

После войны Польше было передано около 20 тысяч книг, картины из галереи в Виланове, двенадцать ящиков архивных материалов, касающихся Николая Коперника; в 1956 году было возвращено 12 518 произведений искусства из Национального музея (с уже новыми, советскими инвентарными номерами), а также объекты из Музея Войска Польского и замков в Курнике и Голухове. Однако вопросы, касающиеся урегулирования ответственности за уничтожение и грабеж польских сокровищ культуры, долгое время замалчивались, а идентификация в собраниях на территории СССР произведений, являющихся польской собственностью была невозможной. Вопрос их возврата был официально поднят лишь в 1989 году. В 1992-1994 гг. были подписаны двусторонние соглашения, породившие надежду на возврат некоторых произведений искусства. В результате работы польско-российской комиссии экспертов были представлены 15 ходатайств о возврате. Российская сторона вернула в 1997 году один объект: картину 'Аполлон и две Музы', и то в обмен на акварель 'Вид на Мон-Репо' из Гатчины. О том, что в собраниях Музея им. Пушкина в Москве находятся полотна из гданьских коллекций, известно уже давно. В других государственных коллекциях - всемирно известных Эрмитаже, Оружейной Палате, а также в государственных библиотеках Москвы и Петербурга, а также в запасниках Загорска и Узкого, отыскались бы не только польские инкунабулы, но и произведения искусства западных мастеров живописи, скульптуры и художественных промыслов из польских музеев и коллекций. Даже если они для нас утрачены, пусть избегнет забвения память о них и об их похитителях. Иначе мы готовы поверить в освобождение без культурных контрибуций.

Автор - адвокат, профессор Института юридических наук ПАН, специалист в области охраны культурного наследия

____________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

Осмеянное безумство ("Trybuna", Польша)

Еще один гвоздь в гроб российско-польских отношений ("The Financial Times", Великобритания)

Братство уже было ("Trybuna", Польша)

Русские переписывают историю ("Rzeczpospolita", Польша)

России мы предпочитаем россиян ("Gazeta Wyborcza", Польша)

Уродливое дитя Ялты ("Trybuna", Польша)

Война с Россией продолжается ("Przeglad", Польша)

Не предательство союзников, а полная обструкция Москвы ("Trybuna", Польша)

Две оккупации ("Trybuna", Польша)

Друзьям-москалям ("Polityka", Польша)

Гитлер был прав ("Nie", Польша)