Айра Строс является американским координатором Комитета по Восточной Европе и России в НАТО, независимой неправительственной организации, которая ставит своей целью продвижение идеи расширения и трансформации НАТО

29 марта 2005 года. На Украине, затем в Молдове и далее в Киргизстане мы имеем модель ускоренного обучения России и Соединенных Штатов. Это внушает надежду, но пока еще искусственно сдерживается. На Украине было взаимное противостояние, а в Киргизстане - взаимная осторожность с тем, чтобы избежать распада страны. И Россия, и Запад понимают необходимость идти дальше и сотрудничать в интересах стабилизации Киргизстана, но пока еще не сделали этого. Молдова является тем недостающим звеном, которое указывает, где лежат препятствия.

Странная вещь случилась в Молдове ранее в этом месяце. Россия и Запад были, по существу, на одной стороне в том, что касалось выборов в этой стране 6 марта - примечательный факт, если принять во внимание их реальные расхождения в вопросе Приднестровья. Однако никто об этом не слышал. Напротив, было достаточно много шума, в особенности в средствах массовой информации (СМИ), как если бы две стороны были в Молдове противниками, так же, как это было на Украине несколькими месяцами ранее.

И Россия, и Запад призывали к более свободным условиям проведения предвыборной кампании. Обе стороны могли бы надеяться на то, что умеренный блок "Демократическая Молдова" сделает все, что в его силах, в противостоянии с националистическим правительством Коммунистической партии. В конце концов, "Демократическая Молдова" набрала 28% голосов, а коммунисты - 46%, то есть значительно меньше, чем солидное большинство, которое коммунисты завоевали на предыдущих выборах, когда они выступали на пророссийской платформе. Эти изменения дают "Демократической Молдове" существенно возросшую возможность торговаться в целях достижения компромиссов. Но более честные выборы дали бы ей еще больше голосов и еще большую возможность торговаться.

Россия и Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) обе критиковали целый ряд нечестных приемов, которые практиковались в ходе предвыборной кампании. Для них имело бы смысл оказывать совместное давление: правящему режиму Молдовы было бы гораздо труднее противостоять этому давлению как единой силе.

Однако активной или сколько-нибудь заметной солидарности России и Запада не было. Вместо этого существовало впечатление трений, которые в очень малой степени отражали реальность. Российские и американские СМИ рисовали свои страны как вроде бы занимающие в Молдове противоположные позиции.

Россия, увязшая в собственной полемике против вмешательства ОБСЕ в странах Содружества Независимых Государств (СНГ), просто не думала об объединении усилий с ОБСЕ в вопросе Молдовы. Российские СМИ полемизировали против предполагавшихся планов Запада на следующую Оранжевую революцию, несмотря даже на то, что подобная революция стала бы для России наилучшей надеждой в силу ее пошатнувшихся отношений с президентом Молдовы Владимиром Ворониным. Разумеется, не помогло то обстоятельство, что в Молдове оранжевый цвет узурпировали христианские демократы, немногочисленная антироссийская, прорумынская националистическая партия, которая стоит значительно правее "Демократической Молдовы".

Здесь мы наблюдаем в действии, как создаются порочные круги. Сначала западные и российские СМИ приклеили Оранжевой революции на Украине вводящий в заблуждение, чрезмерно упрощенный антироссийский ярлык. Затем антироссийские этнонационалисты в Молдове сделали оранжевое знамя своим. Наконец, россияне обрушились с нападками на всякую перспективу чего-нибудь оранжевого в Молдове.

Некоторые западные газеты писали, как если бы они были совершенно незнакомы со страной, что Молдова является диктатурой, которая находится под контролем России. Таким путем им удавалось примирить их антироссийские чувства с их нелюбовью к авторитаризму коммунистического режима Молдовы. Молдову частенько сваливали в одну кучу с Беларусью, и во всем, что было неправильного в любой из этих стран, обвиняли Москву.

Для западных СМИ факты, казалось, не имели особого значения, быть может, потому, что никого из них в действительности не заботила Молдова. Что было для них важно, так это представить данные - реальные или воображаемые - в форме аргументов против "другой стороны" и создать впечатление о существовании конфликта между Россией и Западом. Это было, в конечном счете, более интересно для репортеров и редакторов, чем внутренние вопросы Молдовы, и это укладывалось в их заранее утвержденный сценарий американо-российских отношений.

Короче, некоторые из базисных фактов относительно выборов в Молдове просто не находили отражения в СМИ, если только они не укладывались в антиамериканскую или антироссийскую матрицу.

По счастью, весь этот фоновый шум не нанес большого немедленного урона отношениям России с Западом на дипломатическом уровне. Но он способствовал тому, чтобы помешать получить выгоды, которые уже наметились - то есть, сотрудничество между двумя сторонами, которое имело бы абсолютный смысл. Привычки взаимного соперничества погубили возможность для сотрудничества, несмотря даже на то, что две стороны самостоятельно сделали, по существу, одинаковые выводы и добивались на этих выборах одних и тех же целей.

Их настоящим интересом могло бы стать - и все еще является - усиление их совокупной власти и влияния в Молдове и аналогичных странах СНГ. Но привычкой каждой стороны, оставшейся со времен "холодной войны", было действовать с целью подрыва влияния другой. Это препятствует их способности воспринимать и преследовать национальные интересы.

Опыт выборов в Молдове показывает, что сам по себе пассивный факт общих интересов США и России недостаточен для преодоления старых привычек конфликта и конфронтации. Солидарность требует целенаправленных усилий по выработке общей стратегии, за которыми должны следовать видимые усилия по совместному претворению в жизнь этой стратегии. И только тогда, как представляется, сердцевина национальных институтов - СМИ, военные, государственные чиновники - поймут, что Запад и Россия в действительности сотрудничают, а не соперничают.

Сергей Марков, один из московских "спин-мастеров", который проиграл на Украине, предложил создать комиссии с участием России и Запада для формулирования совместных подходов к сменам режимов в странах СНГ. Поскольку, как он считает, смены режимов неизбежны, было бы лучше, если бы США и Россия стояли на одной и той же позиции, нежели чем если бы они раз за разом занимали непримиримо противоположные позиции в отношении этих смен режимов.

Важно, что это предложил именно Марков, причем в момент, когда большая часть страдающей фобией России охвачена возмущением в связи с вмешательством США на Украине и в остальных странах СНГ. Это свидетельствует, что сейчас появилось пространство для выдвижения инициатив такого рода.

Если бы США и Россия всерьез занялись совместными стратегиями, это означало бы выявление в каждой стране СНГ сил, которые приемлемы как для России, так и для Запада, и выработку совместных стратегий для поддержки этих сил. Эти стратегии могли бы быть самыми различными, начиная с поощрения режима к кооптированию оппозиционных сил с тем, чтобы помочь оппозиционной партии защищать победу на выборах от попыток сфальсифицировать результаты выборов.

Общая стратегия повлекла бы за собой также согласованное мнение о реформах, которых следует добиваться в каждой стране. Совместное американо-российское давление в пользу реформ имело бы очень сильное влияние. В настоящее время, когда США призывают какой-либо режим СНГ реформироваться, Россия "отвечает" предложением поддержать этот режим без всяких условий в надежде таким путем вернуть себе часть влияния.

Общая стратегия потребовала бы многих компромиссов. Двум сторонам пришлось бы отыскать золотую середину между идеологическими требованиями США и знанием местных реалий Россией. Известные личности с обеих сторон стали бы осуждать такое сотрудничество как "продажу Родины". Тем не менее, Россия и США обе выиграли бы больше, чем отдали. Главным были бы не компромиссы, но сочетание влияния двух стран, что усилило бы их способность достижения совместных целей.

В Молдове две стороны имели возможность получить несколько лучшие результаты на выборах для них обеих и по ходу дела поправить свои взаимоотношения после украинской революции. В Киргизстане они имели шанс сгладить переход, а по ходу дела выстроить позитивные взаимоотношения. Потребность в этом по-прежнему существует: ситуация в Киргизстане остается нестабильной, и нужны трудные примирения.

Россия и США упустили свои шансы на сотрудничество в Молдове. Им следует задаться вопросом, сколько еще новых возможностей они могут себе позволить упустить.

____________________________________________________________

Избранные сочинения Айры Строса на ИноСМИ.Ru

Западная пресса на Украине работала на Кремль ("The Moscow Times", Россия)

Почему американские СМИ - как либеральные, так и консервативные - настроены одинаково антироссийски? ("Johnson's Russia List", США)

За Украиной наблюдают по обе стороны Атлантики ("United Press International", США)

Ющенко совершает ошибку ("United Press International", США)

Путин и приливная волна паранойи ("The Globalist", США)

Признание победы Ющенко отвечает истинным интересам России ("Untimely Thoughts", США)

Грузия, Украина и США ("United Press International", США)

Средняя Азия: Отношения с Россией, основанные на принципе "позитивной суммы" ("In The National Interest", США)

Что такое Большая Восьмерка, и почему в нее входит Россия? ("In The National Interest", США)

Атлантический момент России? ("In The National Interest", США)

Прибалты зарывают топор войны с Россией ("The Washington Times", США)