Если в апреле Джона Негропонте (John Negroponte) утвердят на посту главы американской разведки - а скорее всего, так оно и будет - перед ним встанет сложнейшая задача. В распространенном на этой неделе отчете Комиссии по изучению возможностей разведки [Commission on Intelligence Capabilities - независимая комиссия, созданная президентом США для проверки деятельности разведки в вопросе о наличии у Ирака оружия массового поражения - прим. перев.] во главе с Лоуренсом Силберманом (Lawrence Silberman) и Чарльзом Роббом (Charles Robb) деятельность американской разведки по Ираку оценивается весьма критически. Г-ну Негропонте придется заняться 'наладкой' системы, на счету которой - два крупных провала: неспособность своевременно предупредить власти о терактах 'Аль-Каиды' 11 сентября 2001 г., и ошибочные выводы о наличии у Ирака оружия массового поражения накануне вторжения коалиции во главе с США в марте 2003 г.

Созданная в Америке независимая комиссия по расследованию событий 11 сентября сосредоточила внимание на неспособности разведслужб скоординировать свою деятельность, и порекомендовала пересмотреть административную структуру разведывательного сообщества, в том числе создать пост директора национальной разведки, который и должен занять г-н Негропонте. Возможности по координации финансовых и кадровых ресурсов, а также ежедневные доклады президенту помогут г-ну Негропонте справиться со своими задачами. Однако проблема с иракским ОМП, которой занимались судья Силберман и сенатор Робб, носит совершенно иной характер - в этом случае разведка сумела свести воедино имеющиеся данные, но извлекла из них неправильные выводы.

Сегодня, когда возникает все больше вопросов, связанных с иранской ядерной программой, г-н Негропонте должен извлечь уроки из ошибок разведки по Ираку, воспользовавшись, в том числе, великолепным отчетом, подготовленным британской Комиссией Батлера [правительственной комиссией по расследованию деятельности британской разведки по Ираку - прим. перев.]. Г-ну Негропонте следует совместить выводы американской и британской комиссий, поскольку разведслужбы обеих стран допустили похожие, пусть и не совсем одни и те же, ошибки.

Нельзя сказать, что все оценки разведслужб, связанные с ОМП, были неверными. Как отмечается в отчете Комиссии Батлера, разведке удалось представить весьма точные данные о ядерных программах Северной Кореи, Ливии и деятельности подпольной сети, созданной пакистанским ученым Абдул Кадыр Ханом. Более того, как выразился Дэвид Кей (David Kay), глава группы американских инспекторов по ОМП, в оценке наличия такого оружия у Ирака 'почти все мы ошибались'. Однако результаты деятельности американской и британской разведки были просто катастрофическими: провалы были допущены на всех трех ее этапах - сбора информации, ее анализа и распространения.

Ирак был непростым объектом для сбора разведданных. Диктатор Саддам Хуссейн вселял в людей страх, уничтожая всех, кто не мог держать язык за зубами. Как утверждает комиссия Батлера, у Британии в Ираке было очень мало надежных агентов. Американцы же, после высылки из Ирака инспекторов ООН, лишились источника объективных агентурных данных, и зачастую заполняли образовавшийся вакуум за счет ненадежных свидетельств иракских эмигрантов, которые преследовали собственные цели.

Аналитическая работа также хромала. Здесь - в результате конфуза, когда после первой войны в Заливе неожиданно выяснилось, что в работе по созданию ядерной бомбы г-н Хуссейн продвинулся куда дальше, чем предполагалось - наблюдалась явная тенденция к перестраховке. Опасаясь недооценить возможности противника, аналитики переоценили их. В аналитической работе существует ряд приемов, способных свести на нет последствия такого 'шаблонного мышления' - метод 'адвоката дьявола', создание групп, пытающихся сымитировать образ мышления противника, или указание аналитикам подумать, какое изменение исходных параметров способно разрушить их выводы. Однако все эти методы практически не применялись.

Подача информации политическим лидерам (и подача этими лидерами той же информации общественности) также страдало серьезнейшими недочетами. Доклады разведки руководству практически не содержали оговорок о том, что сам термин 'ОМП' - довольно коварное понятие, поскольку оно объединяет ядерное, биологическое и химическое оружие. В результате в досье, представленном британскому правительству в сентябре 2002 г., содержалось утверждение, что некоторые виды ОМП могут быть развернуты для боевого применения уже через 45 минут после соответствующего приказа, но, по словам премьер-министра Тони Блэра, он и представления не имел, что это относится только к вооружениям, используемым на поле боя.

Политические лидеры не несут ответственность за аналитические ошибки разведслужб, однако, если они выходят за рамки предоставленных разведданных, или преувеличивают представленные разведкой оценки, вина ложится уже на них. Британское правительство лишь намеками говорило о том, что данные разведки более однозначны, чем они на самом деле являлись. Однако в США вице-президент Дик Чейни (Dick Cheney) заявлял, что г-н Хуссейн 'несомненно' имеет ОМП, а президент Джордж У. Буш утверждал: имеющиеся данные указывают на то, что Ирак вновь приступил к осуществлению программы по созданию ядерного оружия. В подобных заявлениях игнорировались сомнения, высказанные в докладах разведки.

В наших демократических странах отношение к разведке часто колеблется по принципу маятника - от доверия к недоверию. В годы Холодной войны сотрудников разведки зачастую считали героями. После Вьетнама они превратились в злодеев. Теракты 11 сентября вновь заставили общество осознать значение разведывательной деятельности, однако после того как иракское ОМП так не удалось обнаружить, разведчиков вновь заподозрили в недобросовестности. Уроки, которые г-ну Негропонте следует извлечь из этой истории, очевидны. Помимо чисто административных задач по координации финансирования и деятельности разведслужб, он должен способствовать более качественному сбору данных, шире внедрять методы альтернативного анализа и требовать большей осмотрительности в их подаче политическим лидерам и общественности. Будем надеяться, что он справится с этими задачами еще до того, когда споры об иранской ядерной программе достигнут высшей точки.

Джозеф Най - профессор Гарвардского университета. В настоящее время он работает в качестве приглашенного научного сотрудника в оксфордском Баллиол-колледже. Он является автором книги 'Силовые игры: вашингтонская эпопея' ('The Power Game: A Washington Novel').

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.