Статья от автора материала Как 'ковбои' одолели нацистов ("The Wall Street Journal", США)

____________________________________________________________

Накануне нынешних торжеств по случаю шестидесятой годовщины окончания второй мировой войны на европейском театре, ревизия истории уже стала нормой. В последние несколько лет появилось немало книг и статей, чьи авторы выступают за полный пересмотр наших представлений об этом конфликте. Эти концепции, созданные по принципу 'задним умом мы все крепки', отличаются большим разнообразием, но их объединяет одно: стремление принизить вклад Америки в победу и поставить под сомнение даже мотивы наших действий во время войны.

Авторы большинства авторских статей по случаю Дня победы непременно в чем-то обвиняют Соединенные Штаты: в бомбардировке Гамбурга, установлении советской гегемонии в Восточной Европе или нежелании воздать должное России за принесенные жертвы. Да, русские заплатили за победу страшную цену. Верно и то, что две трети погибших солдат вермахта сложили головы на Восточном фронте. Мы на Западе не должны забывать, что благодаря этому трагическому самопожертвованию было спасено много жизней американских, британских, канадских и австралийских солдат.

Все это так, но не следует забывать и о том, что англо-американцы вели войну по всему миру - на что Советский Союз был просто не способен. Они вторглись в Северную Африку, заняли Сицилию, высадились в Италии - и к тому же вели масштабные боевые действия на центральноевропейском театре. Мы понесли меньше потерь, чем русские, потому что разумнее проводили операции, были лучше оснащены, и не пережили такого же шока от неожиданного нападения коварного союзника, которому сами и помогали.

Советы вступили в войну с уже разгромленной Японией лишь в самый последний момент; только англо-американцы вели боевые действия на двух фронтах одновременно. Подводная война, борьба с наземными флотами Японии и Германии, стратегические бомбардировки Берлина и Токио, масштабные операции по снабжению союзников - все это было за пределами возможностей советских вооруженных сил. Более того, до нападения нацистов на СССР в 1941 г. Сталин был союзником Гитлера - и именно он с помощью красноармейских штыков пытался поработить Финляндию и захватил часть Польши.

Почему сегодня никто не пишет о том, что в те самые дни, когда люфтваффе бомбили Британию, Россия снабжала нацистов топливом и железной рудой? Однако когда Германия напала на СССР, британцы помогли русским продовольствием и снаряжением.

Верно, вторая мировая война началась как борьба за освобождение Восточной Европы от фашистского тоталитаризма, а завершилась тем, что она попала под иго другого тоталитарного режима - советского. Но в 1945 г. Рузвельт и Черчилль уступили неизбежной реальностью: чтобы предотвратить такой исход, им пришлось бы начать новую войну, теперь уже против бывшего союзника, который завладел Восточной Европой - и этот конфликт через два-три года вполне мог перерасти в ядерную войну. Не забудем и о том, что основную часть оружия и снаряжения, которым обладал этот союзник, он получил от нас - мы четыре года снабжали его на деньги налогоплательщиков демократических стран. Кроме того, занимавшая Восточную Европу Красная Армия находилась вблизи собственной территории, а 3-я американская армия - в 5000 миль от США.

Конечно, мы бомбили гражданские объекты в Германии. Но в ходе тотальной войны, когда 10000 человек ежедневно травили газом в концлагерях, когда нацистские войска каждую неделю истребляли тысячи людей на Балканах, в России и Западной Европе, а Германия лихорадочно разрабатывала баллистические ракеты, реактивные самолеты и другие, еще более грозные виды оружия, способов остановить эту чудовищную машину было не так уж много. Не забывайте, что в те времена еще не существовало компьютеров, систем целеуказания с помощью системы GPS или бомб с лазерным наведением.

Когда неуклюжие бомбардировщики - зачастую без сопровождения истребителей - совершали первые налеты на Европу и Японию, 'инфраструктура смерти' стран 'Оси' - железные дороги, автострады, система связи, склады, децентрализованное военное производство - действовала бесперебойно. После завершения их страшной работы германская и японская экономика была полностью разрушена. Армии, систематически уничтожавшие миллионы людей в Югославии, Польше, Китае, Корее и на Филиппинах, испытывали острейшую нехватку топлива, боеприпасов и продовольствия.

Почему-то в странах, выигравших вторую мировую войну, ревизия истории пользуется особой популярностью.

В американских школьных учебниках война описывается так, будто Паттона, Лимэя и Нимица [речь идет об известных американских военачальниках периода второй мировой войны - генерале Джордже Паттоне (George Patton), командующем 3-й американской армией в Европе, генерале ВВС Кертисе Лимэе (Curtis LeMay), командующем 20-й воздушной армией на тихоокеанском театре, и адмирале Честере У. Нимице (Chester W. Nimitz), командующем Тихоокеанским флотом - прим. перев.] не существовало в природе, а ее главными событиями были бомбардировка Хиросимы и интернирование японцев [лиц японского происхождения в США - прим. перев.]. Именно этим близоруким и 'политкорректным' подходом объясняется тот факт, что многие американцы моложе тридцати вообще ничего не знают о причинах и ходе второй мировой войны.

В Британии также чуть ли не ежемесячно проходят дискуссии о 'безнравственности' бомбардировок Гамбурга и Дрездена.

Для сравнения, даже в постсоветскую эпоху российское правительство не желает упоминать о пакте ненападения между Сталиным и Гитлером, аннексии прибалтийских государств, истреблении миллионов гражданских немцев в Восточной Европе с апреля по май 1945 г., или массовых расстрелах польских офицеров. Согласно же китайской 'официальной версии', решающую роль во второй мировой войне сыграли доблестные действия партизан Мао, которые на самом деле воспользовались этим конфликтом для захвата власти, а затем истребили 50 миллионов соотечественников - эта цифра равна общему числу жертв второй мировой войны. Япония также до сих пор не извинилась за истребление миллионов людей в Азии или систематические зверства против американских военнопленных.

Получается, что якобы необъективный Запад говорит о вкладе других стран в победу куда больше, чем наши бывшие враги, а также русские и китайские союзники - о его собственных заслугах.

В статье, опубликованной недавно в 'New York Times', немецкий писатель Гюнтер Грасс (Gunter Grass) - кстати, сражавшийся в рядах вермахта - прочел нам целую лекцию о послевоенных 'силовых блоках', по сути ставя знак равенства между СССР и США. Проблемы, возникшие в Германии после воссоединения, утверждает он, связаны скорее с действиями капиталистического Запада страны, а не наследием социалистической ГДР.

Грасс выдвигает странную идею, будто Германия освободилась от американской гегемонии ('безоговорочного раболепия перед Соединенными Штатами'), только в ходе недавней антибушевской кампании г-на Шредера, позволившей стране дистанцироваться от США. Пускаясь в антиисторичную софистику, Грасс как-то забывает упомянуть о том, что еще недавно Россия и Европа вооружали Саддама, заключали нефтяные сделки с баасистской диктатурой, или о тревожном всплеске антисемитских выступлений в Германии после фиглярства г-на Шредера. Не упоминает он и о миллиардах долларов, потраченных на содержание американских войск, десятилетиями защищавших ФРГ от советского вторжения, или о сегодняшней парадоксальной ситуации, когда Соединенные Штаты готовы в любую минуту вывести свой контингент из Германии, а правительство Шредера пытается сохранить наше военное присутствие в стране.

Все это не отнюдь случайно. Представители западной интеллектуальной элиты, 60 лет наслаждавшаяся миром и процветанием благодаря самопожертвованию людей, победивших фашизм и коммунизм, дожив до преклонных лет, чувствуют себя неуютно, и не испытывают особой благодарности, да и мало что знают о тех, кто дал им возможность без помех проявлять свободомыслие. В истории они ищут только чистое совершенство, а если его нет, то нет в ней и ничего хорошего. Поэтому кабинетные американские интеллектуалы говорят нам о том, что захват острова Иводзима был ненужной, а то и вовсе 'расистской' операцией, что бомбардировка Хиросимы не обусловливалась военной необходимостью, а была лишь стратегическим ходом, призванным запугать Сталина, что американские солдаты были недисциплинированными расистами, которых интересовали только деньги и иные материальные блага.

В сегодняшних попытках пересмотра истории войны тревожат две вещи - они явно не вписываются в свойственную человеку потребность подвергать сомнению традиционные взгляды. Первая из них - вопиющая лицемерность всех этих утверждений. Какие бы ошибки и просчеты ни допускали союзники, они бледнеют по сравнению с жестокостью держав 'Оси' и коммунистов. При этом критики, крепкие задним умом, никогда не говорят, в чем состояла альтернатива - оставить в покое германские города и бросить сухопутные войска на штурм Третьего рейха с его нетронутым потенциалом? Отказаться от бомбардировок Японии, и высадиться на ее опять же нетронутой территории в 1946 г.? Вообще воздержаться от участия во второй мировой войне? Или вторгнуться в Советский Союз после ее окончания?

Не стоит даже упоминать и об утрате критиками всякого чувства благодарности. Западногерманский интеллигент Грасс не говорит о том, что никто не мешал ему переехать в ГДР и наслаждаться благами социалистического строя, а не прозябать в капиталистической и 'раболепной' ФРГ под защитой американцев.

Не думает он и о том, что некоторым читателям 'New York Times', сражавшимся против Гитлера, вряд ли будет приятно выслушивать нотации о своем нравственном несовершенстве от человека, который воевал за него. Почему-то подобные 'ревизионисты никогда не задаются вопросом, моли бы они столь же свободно выражать свои взгляды в Третьем рейхе, Японии при Тодзио [Хидэки Тодизио - премьер-министр Японии в 1941-44 гг. - прим. перев.], в Италии при Муссолини, в Советской России, коммунистической Восточной Европе, или сегодняшних 'эгалитарных утопиях' вроде Китая, Кубы или Венесуэлы.

Во-вторых, чтобы пересматривать историю, надо по крайней мере ее знать. Нельзя называть захват Иводзимы 'бесполезной' операцией, или утверждать, что бомбежка Дрездена была простым проявлением кровожадности, не понимая стратегических и тактических дилемм того времени - надежд, что на аэродромах Иводзимы смогут совершать вынужденную посадку поврежденные или заблудившиеся по пути из Японии B-29, или того факта, что в феврале 1945 г. русские требовали от союзных ВВС помощи, чтобы ослабить сопротивление немцев на Восточном фронте.

Но, повторюсь, большинство американцев никогда не изучали азов истории второй мировой войны - им известно только о том, что в эти годы делалось неправильно.

Хорошо, конечно, что американские старшеклассники знают о переселении японцев по приказу либералов вроде Эрла Уоррена [Earl Warren - американский государственный деятель, в 1939-43 г. был генеральным прокурором штата Калифорния, где проживало большинство американцев японского происхождения - прим. перев.] и Рузвельта, или о создании и применении атомной бомбы, опять же по приказу президентов-демократов, но наверно, на уроках истории они хотели бы услышать и о том, что происходило в Нанкине, на Батаане, островах Уэйк и Гуадалканал, в Маниле и Манчжурии - но о зверствах, которые совершали там японцы, скорее всего не имеют понятия и сами их политкорректные учителя.

В конце концов, накануне Дня победы тысячи граждан некогда порабощенной нацистами Голландии устроили в Маастрихте демонстрацию протеста против визита президента страны, которая некогда освободила их отцов, а на улицы Берлина вновь вышли тысячи неонацистов. Недавно одна еэсовская чиновница - шведка по национальности - назвала в качестве причин второй мировой войны 'националистическую гордыню, алчность и международное соперничество ради власти и богатства', повторив новое ревизионистское заклинание о том, что Гитлер был просто сбит с толку, и имел 'разногласия' с соседними странами. Интересно, а ее собственная 'страна-конъюнктурщица', наживавшаяся на торговле с Гитлером (что там говорилось об 'алчности'?) не чувствует, что тем самым косвенно способствовала Холокосту?

Парадоксально но факт: шведы и испанцы, сохранявшие в годы войны нейтралитет или сочувствовавшие нацистам, сегодня постоянно читают Америке высоконравственные нотации не только о ее сегодняшней политике, но и о действиях США в годы второй мировой войны.

Если бы в мире существовала справедливость, у нас уж точно была бы возможность переместить наших особо суровых критиков в пространстве и времени, чтобы они оказались на плацдарме 'Омаха' в день высадки в Нормандии, или на борту перегруженного B-29, стартующего с атолла Тиниан, чей экипаж сидел на амфетаминах, чтобы выдержать пятнадцатичасовой перелет до Токио и обратно.

Но увы, этого сделать мы не в состоянии. И люди, обязанные своей свободой самопожертвованию военного поколения, сегодня стараются 'ужалить' своих погибших благодетелей. И, самое странное, каким-то образом им удалось убедить нас своими политкорректными рассуждениями задним числом, будто они сами смогли бы вести войну гораздо лучше. Однако, если вспомнить, как эти люди вели себя в последние 30 лет, возникает подозрение, что поколение, вступившее во взрослую жизнь в 1960е, не просто проявило бы себя намного хуже, но и вообще не справилось бы с задачей.

Виктор Дэвис Хэнсон - военный историк, старший научный сотрудник Гуверовского института при Стэнфордском университете

____________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

Как 'ковбои' одолели нацистов ("The Wall Street Journal", США)

Гюнтер Грасс: Самое серьезное поколение ("The New York Times", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.