Политическая власть Ху Цзиньтао наследует военный курс Цзян Цзэминя и настроена на модернизацию армии Китая с целью его военного господства

На участке моря вблизи Ляодунского полуострова, как на сцене развернуты первые в истории совместные военные учения России и Китая под названием 'Миссия мира - 2005'. Китай начал проводить совместные учения с другими странами с 2002 года, но такие учения как сегодняшние, т.е. близкие к реальным боевым действиям, Китай проводит впервые, поэтому об их замысле остается только догадываться. Начальник Генерального штаба России Юрий Балуевский заявил, что 'совместные учения двух стран и в дальнейшем будут проводиться в широких масштабах и в установленные сроки'. Однако, дипломатические источники в Пекине более осторожны в своих высказываниях и заявляют, что 'усиление военного блока Китая и России ведет к росту вооружения в регионе и делают нестабильными стратегические отношения'.

Ху Цзиньтао, председатель государственного совета КНР (и одновременно генеральный секретарь Коммунистической партии Китая) памятный день основания своей партии 1 июля этого года встречал в Москве. Для лидера этой партии это просто исключительный случай. В этот день господин Ху и президент России Владимир Путин подписали 'Совместную российско-китайскую декларацию относительно международного порядка в XXI веке'.

В этой Совместной декларации указывается, что 'мир и развитие' являются главнейшими задачами эпохи, многополюсность и глобализация экономики рассматриваются как первоочередные проблемы, подчеркивается, что решение спорных вопросов обе стороны намерены осуществлять на основе принципа мирного существования, а также демонстрируется позиция, направленная против принципа господства в мире одной страны и использования оружия.

В этой декларации в качестве особенностей международных отношений провозглашается объединение региона, укрепление сотрудничества в экономической сфере, усиление взаимодействия в целях обеспечения безопасности.

Противодействие 'однополюсному господству США', которое в этой декларации косвенно подразумевается, являлось также преобладающим тоном Договора между Россией и Китаем о дружбе и сотрудничестве, подписанного в июле 2001 года, вслед за Российско-китайской декларацией 1997 года. После серии террористических актов, произошедших в самом центре Соединенных Штатов в сентябре того же 2001 года, важнейшей темой Шанхайской организации сотрудничества, которую создали Россия, Китай и четыре среднеазиатских страны, стала 'борьба с терроризмом', что привело эти государства к решению о необходимости проведения совместных военных учений в регионе.

Так, в октябре 2002 года впервые были проведены совместные военные учения Китая с Киргизией. После этого страны, входящие в Шанхайскую организацию сотрудничества, стали ежегодно проводить совместные военные учения, но Китай с октября 2003 года по март 2004 года в этих учениях участия не принимал. За это время Китай провел совместные военные учения в окрестностях Шанхая и в открытом море вблизи острова Аосима с военно-морскими силами каждой из стран - Пакистана, Индии, Франции, Великобритании.

Однако, это были всего лишь однодневные учения, нацеленные, в частности, на тренировки по спасению погибающих на море людей, поэтому они и не вызвали особого международного интереса. Другое дело - нынешние учения с развертыванием подлинно боевых действий, гипотетически нацеленные на территорию Тайваня, в ходе которых участники используют новейшее вооружение и экипировку российского производства. По сведениям западных военных источников, Китай начал обращаться к России с идеей проведения подобных совместных военных учений примерно с лета 2002 года.

Эти же источники заявляют, что нынешние совместные военные учения России и Китая являются продолжением военного курса, принятого еще бывшим председателем КНР Цзян Цзэминем, по которому усиление военной мощи Китая ведется параллельно с его экономическим развитием. После того, как Россия и Китай в 1996 году завязали отношения стратегического партнерства, между ними стало возможным строительство доверительных политических отношений, в результате чего была произведена демаркация государственной границы, которая исторически являлась спорным моментом между двумя странами, а также появилась возможность расширять военный обмен и другие виды сотрудничества.

Согласно информации с российской стороны, основная договоренность о совместных учениях была достигнута странами год назад. После этого в ходе дальнейших переговоров, в отличие от российской стороны, которая рассматривала эти учения лишь как одно из звеньев в общей цепи антитеррористических тренировок, китайская сторона с самого начала настаивала на учениях, в которых должны быть задействованы морские, воздушные и сухопутные силы обеих стран.

В настоящее время китайская сторона всячески сдерживает движение 'Тайвань за независимость' и распространяет утверждения о том, что это является морской стратегией государства и заявляет о неотложности укрепления морских, воздушных и сухопутных сил своей армии.

В Совместной российско-китайской декларации, подписанной в прошлом месяце, отражается пацифистская идея, согласно которой, по словам председателя Ху Цзиньтао, 'прежде всего - мир'. Однако, продолжая мысль госсекретаря США Кондолизы Райс об 'усилении превосходящей всякие пределы военной мощи (Китая)', возникает вопрос о том, каков же истинный замысел Китая в проведении совместно с Россией таких военных учений, которые по своему характеру близки к боевым действиям?

Дипломатические источники в Пекине дают понять естественность того факта, что совместные военные учения, решение по которым было принято еще во времена правления Цзян Цзэминя, председателя центрального военного совета КПК, были восприняты его преемником председателем Ху Цзиньтао. Господин Ху, который, однако, уже не имеет достаточной власти над невиданной во всем мире армией, в ответ на требования о модернизации китайской армии, усиливает военное сотрудничество Китая с Россией.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.