Уже в течение ста лет, со времени модернизации Японии и ее выхода на мировую арену, ни одна незападная держава в мире не обладала таким же мощным потенциалом изменения мирового порядка, каким обладает современный Китай. В Пентагоне беспокоятся по поводу усиления китайских вооруженных сил; Конгресс считает попытки китайцев покупать американские компании угрозой национальной безопасности; даже бывший глава Европейской комиссии Марио Монти (Mario Monti) горестно говорит, что Европа в один прекрасный день может оказаться всего лишь 'предместьем Шанхая'.

Если та скорость, с которой развивается Китай, вызывает кризис недоверия в западных странах, то в Азии она уже сообщает Пекину силу притяжения, благодаря которой в китайской орбите оказываются все соседние страны. Многим уже кажется, что в Азии строится новое единое сообщество, построенное на силе и влиянии Китая. Две тысячи лет государства Азии были данниками Поднебесной - так не повторится ли прошлое Китая в виде его будущего?

На самом деле подъем Китая не объединяет Азию, а только разобщает ее. Согласно опросам общественного мнения, все больше людей считает угрозой растущую военную силу Китая. Чтобы выйти в своем регионе на лидирующие позиции, китайскому руководству придется столкнуться со многими проблемами, требующими весьма умелого решения.

Например, явным ответом Китаю выглядит решительная политика, которую в последние годы проводит Япония. Япония обладает современными военными силами и одной из крупнейших в мире экономик, и поэтому вряд ли так просто сдаст историческому сопернику свои позиции в азиатском регионе. Так, Япония вновь усилила союзнические связи с Америкой, послала войска в Ирак и приняла на себя обязательства по защите Тайваня.

Индия тоже вряд ли будет идти в кильватере Китая. Индия проводит либерализацию экономики и строит крепкое стратегическое и экономическое партнерство со своим, как выражается индийское руководство, 'естественным союзником' - Соединенными Штатами. Хотя по объему экономики Индия и уступает Китаю, по потенциалу она его, возможно, даже превосходит. И, что еще важнее, Индия, в отличие от своего северного соседа - демократическая страна, где законность власти не подвергается сомнению, а все политические распри заканчиваются у входа на избирательный участок. В Китае же, где руководство не выбирается, а назначается, лидеры сидят - и в политическом и в социальном отношении - на бочке с порохом: в 2004 году, по данным министра общественной безопасности Китая, в стране прошли 74 тысячи акций протеста, это больше, чем когда-либо еще. Когда предсказывают, что к 2050 году экономика Китая выйдет на первое место в мире, обычно подразумевают, что все эти десятилетия стабильность будет сохраняться и внутри страны, и за ее пределами. У многих других держав, которые росли так же быстро, это не получилось.

Несколько ограничить мощь Китая попыталась Ассоциация государств Юго-Восточной Азии, вписав его в контекст ее региональных структур, однако там, где АСЕАН видит средство ограничить агрессивную 'реальную политику' - характерную черту внешней политики Пекина - сам Пекин видит способ, наоборот, усилить свое региональное влияние и исключить из этой сферы США. Когда началась подготовка первого саммита стран Восточной Азии, который пройдет в Малайзии в декабре, Китай также попытался исключить из числа его участников даже Индию, Австралию и Новую Зеландию - правда, Япония и члены АСЕАН все-таки не дали ему это сделать. По мере роста регионального влияния Китая большинство стран АСЕАН стараются создать противовес его мощи или хотя бы сбалансировать ее. Многие из них - традиционные союзники США Таиланд и Филиппины; Сингапур, чей голос в организации зачастую оказывается решающим; и новые региональные державы вроде Индонезии - хотя и углубляют торговые и дипломатические отношения с Пекином, в то же время укрепляют военные связи с Вашингтоном. Активизировала союзнические отношения с Америкой и Австралия.

Китай как локомотив экономического роста в Азии приносит на континент не только сотрудничество, но и новые противоречия: под натиском ненасытной китайской экономики азиатские государства боятся потерять приток иностранных инвестиций. Подъем Китая не вносит вклада в новый единый облик азиатского региона, но скорее вызывает столкновение культур разных стран и подпитывает в них националистические настроения. Япония остается крупнейшим торговым партнером Китая, однако экономическое процветание обеих стран сопровождается громкими взаимными упреками, оставшимися со времен второй мировой войны. Тайвань стоит на первом месте по объему финансовых вложений в китайскую экономику, но при этом на первом же месте по опасности подвергнуться военному нападению со стороны материка.

Авторитарная политическая система Китая также ограничивает возможности его политического лидерства в Азии. Если демократические государства в основном придерживаются правил и норм международного права, потому что их власть подчиняется закону, разве могут соседи Китая рассчитывать на то, что он выстроит региональный порядок, в котором правила будут для всех одни, и в котором будет уважаться суверенитет соседних стран, если китайское руководство не уважает даже собственный народ?

Несмотря на свой бешеный взлет, Китай может и не стать новой Срединной империей, вокруг которой выстраиваются дружественные соседи. Благодаря Китаю Азия может объединиться экономически, но с точки зрения политической стратегии в рядах азиатских стран возможно еще более глубокое размежевание.

Автор статьи - бывший советник сенатора Джона Маккейна (Senator John McCain), обладатель объединенной Фулбрайтовской/Оксфордской (Fulbright/Oxford) стипендии в Оксфордском университете, и консультант американского Фонда Германа Маршалла (German Marshall Fund).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.