Уже несколько лет США и Китай являются главными 'локомотивами' экономического роста в мировом масштабе. Если курсы их валют рассчитать на основе паритета покупательной способности, выяснится, что они являются самыми мощными в экономическом отношении странами мира. По объему внешнеторгового оборота они занимают, соответственно, первое и третье место в мире.

Поэтому экономический конфликт между этими двумя странами нанесет огромный вред не только им самим, но и всей мировой экономике. Тем не менее, сегодня такой конфликт представляется практически неизбежным; он может разразиться уже этой осенью. Чтобы устранить эту новую серьезную опасность, угрожающую экономическому процветанию и стабильности по всему миру, необходимы превентивные меры, прежде всего существенное повышение курса юаня и совместная американо-китайская инициатива по активизации очередного раунда многосторонних торговых переговоров в Дохе.

Проблема заключается в том, что Китай стремительно выходит на первое место в мире по объему и темпам роста активного сальдо платежного баланса, а Соединенные Штаты, напротив, имеют по этим показателям крупнейший в мире дефицит. В 2005 г. активное сальдо внешнеторгового баланса Китая скорее всего утроится, а активное сальдо текущего платежного баланса удвоится, достигнув 150 миллиардов долларов (83 миллиардов фунтов), или примерно 7,5% ВВП. У США дефицит по текущим статьям платежного баланса уже приближается к 800 миллиардам долларов (т.е. 7% ВВП), и продолжает быстро расти.

По законам международного финансового рынка, подобные диспропорции не могут сохраняться надолго. До сих пор Китай, другие страны с активным сальдо платежного баланса и частные инвесторы готовы были финансировать американский дефицит, что позволяло США избегать резкого падения курса доллара и повышения процентных ставок. Однако рано или поздно курс доллара снизится еще на 20% или около того, и всем странам - как с активным, так и с отрицательным сальдо - придется адаптироваться к этой ситуации.

Однако главная причина грядущей 'битвы титанов' заключается не в этом, а в невозможности государств и дальше проводить нынешнюю экономическую политику. Завышенный валютный курс и порождаемый этим внешнеторговый дефицит позволяет с достаточной уверенностью говорить о будущем переходе США (и Евросоюза) к протекционизму. Перекосы во внешней торговле - явление незначительное с экономической точки зрения - оказывают мощное влияние на политический курс, а отрицательное сальдо США в торговле с Китаем в последнее время превышает 200 миллиардов долларов в год. Американский импорт из Китая в 6 раз превышает экспорт США в эту страну, поэтому только для того, чтобы этот дисбаланс не увеличивался, Соединенным Штатам необходимо наращивать экспорт в 6 раз быстрее, чем импорт.

Существуют и иные тревожные тенденции, увеличивающие вероятность конфликта между США и Китаем. Представители ряда секторов американской экономики, оказавшихся в уязвимом положении - например, текстильной промышленности - будут требовать введения протекционистских мер против Китая независимо от соотношения валютных курсов. Многие в Америке опасаются, что Китай, овладевающий передовыми технологиями, составит Соединенным Штатам конкуренцию на рынке высокотехнологичной продукции. Особую озабоченность вызывает борьба Китая за контроль над энергоресурсами.

Приобретение американских фирм китайскими корпорациями также вызывает крайне эмоциональную реакцию: наглядным примером этого стал фактический запрет Конгресса на покупку фирмы 'Unocal' китайской нефтяной компанией CNOOC (China National Offshore Oil Corporation). Высказываются и опасения о том, что Китай стремится превратиться в мировую военную державу, а это угрожает интересам безопасности США. Разногласия из-за Тайваня, по вопросам о соблюдении Пекином прав человека и характере правящего в Китае режима делают эту 'гремучую смесь' еще более взрывоопасной.

Таким образом, столкновение между двумя странами, по крайней мере в сфере экономики, представляется весьма вероятным. США уже ввели ограничения на импорт из Китая тканей, одежды, цветных телевизоров, полупроводников, мебели из древесины, креветок. Скорее всего, в ближайшее время эти ограничения распространятся на стальные трубы и некоторые другие виды одежды.

Эскалация конфликта может произойти уже в ближайшем будущем. Если китайские власти не повысят курс юаня на 10-15% (вместо 2%, о чем было объявлено в июле), а еще лучше - на 20-25%, Сенат США почти наверняка примет 'поправку Шумера' (Schumer Amendment), предусматривающую установление для всех китайских товаров импортного тарифа в размере 27,5%, пока КНР не проведет требуемую ревальвацию свой валюты. В июле Палата представителей приняла закон, значительно облегчающий введение новых таможенных барьеров против китайского импорта. Оба законопроекта могут быть объединены, и оказаться на столе у президента уже к концу этого гота, а наложить на них вето ему будет крайне трудно, учитывая преобладающие в стране настроения. Китай, естественно, примет ответные меры, и между двумя странами разразится торговая война.

Чтобы избежать подобного развития событий на Капитолийском холме, администрации США, несмотря на стремление к сотрудничеству с Пекином по северокорейскому и иным вопросам, придется занять в отношении Китая более жесткую позицию. В своем докладе, который должен быть представлен Конгрессу в октябре, министерство финансов США почти наверняка обвинит Китай в 'манипуляциях валютным курсом' (это, в общем, вполне оправдано, учитывая, что в последние четыре года правительство сдерживало рост юаня массированными интервенциями). После этого Минфин должен будет предложить реальные шаги по исправлению ситуации; в противном случае Конгресс возьмет дело в свои руки.

Для устранения этих рисков необходимы превентивные меры: будем надеяться, что они будут приняты в ходе подготовки к намеченному на сентябрь визиту председателя КНР Ху Цзиньтао, или во время самого визита. Самая важная из этих мер - реальное повышение курса юаня: чтобы предотвратить любое негативное влияние этого шага на экономический рост, Пекин может использовать свой значительный бюджетный профицит для стимулирования внутреннего спроса. Повышение курса на 10% необходимо просто для того, чтобы компенсировать падение юаня за последние три года. Если же юань будет ревальвирован на 25%, и другие азиатские страны предпримут аналогичные шаги, дефицит текущего платежного баланса США снизится сразу на 100 миллиардов долларов, что позволит на время снизить градус недовольства в конгрессе.

Вашингтон, со своей стороны, должен разработать серьезную программу по увеличению внутренних накоплений, что позволило бы резко снизить зависимость страны от иностранного капитала - прежде всего за счет восстановления бюджетного профицита, существовавшего еще 5 лет назад.

Чтобы восстановить позитивные тенденции в двусторонней торговле, Китай должен дать понять о своей готовности к дальнейшей либерализации экономики, хотя он уже сегодня установленные Пекином импортные барьеры ниже, чем во всех других крупных развивающихся государствах.

Лучше всего, если Пекин объединит усилия с Вашингтоном и даст необходимый импульс переговорам в Дохе, выступив с совместным предложением о существенном сокращении сохраняющихся в обеих странах торговых барьеров на сельскохозяйственную и иную продукцию. США могут способствовать такому сотрудничеству, присвоив Китаю статус 'страны с рыночной экономикой' - по крайней мере в отношении тех секторов, которые соответствуют этому определению. Если же две страны не примут подобных мер, это чревато большой опасностью для самих 'локомотивов глобального роста', их двусторонних отношений и всей мировой экономики.

Автор - директор Института мировой экономики (Institute for International Economics)

___________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

Почему мощь Пекина слабее, чем она кажется ("The International Herald Tribune", США)

Важный стратегический и торговый партнер раздражает русских ("Le Monde", Франция)

Китай грозит размежевать Азию, а не объединить ее ("The Financial Times", Великобритания)

Истинные замыслы Китая в отношении России ("Sankei", Япония)

Двойственное отношение Китая к России ("Neue Zuercher Zeitung", Швейцария)

Упущенные возможности подхода "Китай прежде всего" ("The International Herald Tribune", США)

Нефть, Ближний Восток и Поднебесная ("The Financial Times", Великобритания)

Не забывайте о военных амбициях Пекина ("Los Angeles Times", США)

США пытаются сплести крепкую сеть для сдерживания Китая ("The Guardian", Великобритания)

Перспектива восстановления оси 'Пекин-Москва' усиливает американские страхи перед стремительным подъемом Китая ("The Guardian", Великобритания)

Китай вытесняет США из Восточной Азии ("The Wall Street Journal", США)

В Средней Азии Китай опережает Россию ("Die Welt", Германия)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.