На Владимира Путина Герхард Шредер (Gerhard Schroeder) пока может положиться: за десять дней до выборов, назначенных на 18 сентября, хозяин Кремля специально приедет в Германию, чтобы встретиться с федеральным канцлером. При этом продвигаемый проект строительства газопровода из России через Балтийское море в Германию должен продемонстрировать компетентность канцлера в экономических вопросах. Во внешнеполитическом плане очки канцлеру принесет накануне выборов также обсуждение вопроса о совместной стратегии, направленной на предотвращение войны против Ирана. Обе страны уже выступали единым фронтом против войны в Ираке, критикуя США.

Шредер понимает, что отношения с Россией идут ему на пользу: 'Германо-российские отношения никогда не были на столь высоком уровне". Похвала прозвучала не из уст канцлера, а - Клауса Мангольда (Klaus Mangold), главы Восточного комитета немецкой экономики. Он также обеспечил канцлеру на одной из встреч инвесторов продолжительные аплодисменты немецких предпринимателей, заинтересованных в России. Соперница из ХДС Ангела Меркель (Angela Merkel) подчеркнула, адресуясь к Мангольду, что немецкие фирмы заинтересованы в продолжении курса Шредера в отношении России, как и Москва: 'Путин делает ставку на продолжение широкого экономического диалога с немецкой экономикой', - делает Мангольд вывод из многочисленных бесед с главой Кремля.

Если пренебрежение к вопросам соблюдения прав человека вызывало недовольство среди 'зеленых' партнеров по коалиции, то, для боссов Шредер, благодаря своим отношениям с Россией, представал своим человеком. Каждый раз канцлера во время поездок на Восток сопровождали капитаны немецкой экономики, подписывавшие там заказы на миллиардные суммы. При этом политик из СДПГ помогал компании Siemens с ее ICE-поездами, торговому концерну Rewe - в реализации планов экспансии на Восток, а концерну BASF - в осуществлении его грандиозного сибирского газового проекта. Одновременно он приглашал отобедать к себе руководителей российских концернов. В конце концов, заказы для немецких машиностроителей обеспечивают рабочие места в Германии. К тому же баррель (159 литров) российской нефти в большинстве случаев на два доллара США дешевле, чем брент-смесь с Северного моря.

То, что канцлер может записать в свой багаж Россию, способствует также то, что Шредер и Путин хорошо понимают друг друга. Во время совместного катания на санях по сибирскому снегу вызрели тесные личные отношения, которые приняли даже форму трехстороннего союза с Францией, прежде всего, в вопросе войны с Ираком. Благодаря поддержке со стороны Путина и Жака Ширака (Jacques Chirac), Шредер в иракском вопросе не был во внешнеполитическом плане столь одиноким, как это, в свое время, утверждал в период избирательной кампании ХДС.

Канцлер, выдает тайну один из членов СДПГ, курирующий вопросы внешней политики, благодарен за это Путину до сих пор. Глава немецкого правительства, видимо, по этой причине в критические моменты закрывал глаза, например, на конфликт в Чечне или на недемократический характер внутриполитических процессов в России. Путин помимо этого поддерживает желание Шредера получить для Германии место постоянного члена Совета безопасности ООН и очень хвалит своего немецкого друга: 'При Шредере значительно упрочился внешнеполитический суверенитет Германии', - хвалил хозяин Кремля.

Это принесло Шредеру наряду с похвалой немецких инвесторов, вкладывающих свои деньги в России, также очки, имеющие важное стратегическое значение: в лице России Германия имеет сегодня своего крупнейшего поставщика нефти и газа, что важно в период растущих волнений на Ближнем Востоке. Одновременно значительно возросшие доходы, получаемые благодаря поставкам из России энергоносителей, привели к значительному увеличению заказов со стороны российской промышленности. Громадная страна сегодня является с большим отрывом самым крупным торговым партнером Германии на Востоке.

На эти факты придется ориентироваться и гражданской коалиции. Это дал понять очень прагматично во время своего последнего визита в Москву представитель ХДС Вольфганг Шойбле (Wolfgang Schaeuble), ведающий вопросами внешней политики: 'Россия может не беспокоиться по поводу результатов выборов в Бундестаг'. Дескать, в случае победы Союза, 'в значительной мере будет сохранена преемственность'. Критику оппозиции в адрес Шредера, он, мол, слишком снисходителен по отношению к Москве, Шойбле тут же опровергает: 'Если я в оппозиции, то критикую вслух, как член правительства - за кулисами'.