Российский президент Владимир Путин прибывает сегодня с блиц-визитом в Берлин. Путин и его друг канцлер Германии Герхард Шредер (Gerhard Schroеder) будут стоять рядом, когда в отеле Intercontinental представители немецких компаний и российского государственного концерна 'Газпром' будут подписывать договор о давно запланированном строительстве газопровода через Балтийское море. Присутствие канцлера и президента позволяет понять некоторые вещи: то, что речь идет о важном для обеих стран проекте, что такой договор невозможен без очевидной поддержки высших политических органов, не в последнюю очередь, потому, что в Германии идет предвыборная борьба.

Дело в том, что договор о строительстве газопровода предполагалось, собственно, подписать с большой политической помпой в середине октября. То, что это происходит за десять дней до выборов в Бундестаг в Берлине, нельзя, разумеется, относить только на счет умения представителей 'Газпрома' и немецких концернов BASF и Eon вести переговоры. К тому же стороны признают, что соглашение - это нечто большее, чем просто заявление о намерении построить и эксплуатировать вместе газопровод из Санкт-Петербурга в Грайфсвальд стоимостью миллиарды евро.

Это все же дает им возможность предоставить Шредеру эффективную с точки зрения воздействия на общественность арену для того, чтобы он мог показать себя. Тот принял предложение с удовольствием. Он предстанет перед публикой в роли государственного деятеля, который в условиях стремительного роста цен на нефть и газ проявляет заботу о том, чтобы в доме у немцев было тепло и в будущем.

Логично, что Путин использует свой кратковременный визит в Берлин, чтобы познакомиться с предполагаемым преемником Шредера Ангелой Меркель (Angela Merkel). В результате он избегает почти очевидного по своей справедливости упрека в том, что вмешивается в предвыборную борьбу в Германии. Для него, возможно, важно также выяснить, какую политику будет проводить Германия в отношении России с приходом канцлера Меркель.

В Москве, насупив брови, отметили, что Меркель, очевидно, не очень высокого мнения о политической оси Берлин-Москва, которой отдавал предпочтение Шредер, и в рамках которой вопросы, достойные критики, поднимаются в узком кругу. Раздражение чувствовалось также после того, как президент Германии Хорст Келер (Horst Koеhler) предостерег недавно в Варшаве, что проект строительства газопровода не должен наносить ущерб германо-польским отношениям. Такие партнеры по ЕС, как Польша и государства Балтии, обеспокоены строительством двух веток трубопровода через море.

Вопросы, связанные с тем, где должны проходить маршруты международных нефте- и газопроводов, всегда были делом высоких политических инстанций. Дело в том, что тут решается вопрос не только о тарифах на транзит и об огромных инвестициях в странах, через которые проходят трубопроводы, но и возможности перекрывать потоки нефти и газа. Поэтому новая, третья ветка газопровода, по которой, начиная с 2010 года, Западная Европа должна будет получать сибирский газ, прокладывается через Балтийское море. Досрочное подписание рамочного соглашения может создать обстоятельства, которые свяжут руки также будущему немецкому правительству.

Нет сомнений, что еще один газопровод найдет свое применение. Немецкие месторождения, покрывающие пока еще пятую часть потребностей в газе, постепенно истощаются. Это касается также месторождений в Нидерландах. Покрывать спрос, растущий ежегодно почти на десять процентов, за счет норвежских месторождений больше не представляется возможным. Проекты, связанные с импортом сжиженного газа из стран Персидского залива или по газопроводу из Ирана в Западную Европу, их сейчас изучает энергетический концерн Eon, - это для Германии вопрос далекого будущего. Судя по всему, Россия с точки зрения долгосрочного и надежного снабжения является правильным партнером, даже если Германия уже сегодня зависит от своего большого соседа на Востоке, покрывая за счет его более трети своих потребностей. С другой стороны, Америка и Китай тоже всеми силами добиваются доступа к российским энергетическим ресурсам.

Это та причина, с учетом которой Шредер налаживал свое 'стратегическое партнерство'. С помощью Путина он хочет гарантировать снабжение энергоносителями Германии, а также Западной Европы на ближайшие десятилетия. Но для этого одних договоров о поставках ему недостаточно. Поэтому он и Путин воодушевили участвующие в проекте компании пойти на более масштабное сотрудничество: начиная с бурения и транспортировки и кончая продажей потребителям в Германии, а также в Италии и в Великобритании.

Первый такой договор был заключен в апреле на Ганноверской ярмарке. По договору российский государственный концерн 'Газпром' предоставил дочерней компании немецкого химического концерна BASF право заниматься добычей газа в Сибири самостоятельно. Это было бы невозможно без политической поддержки со стороны самых высоких инстанций. То, что теперь к проекту, участниками которого первоначально были BASF и 'Газпром', подключился концерн Eon, свидетельствует о том, что здесь есть еще место и для более широкого сотрудничества.

В последние годы германо-российские экономические отношения, воодушевляемые растущими ценами на нефть и газ, достигли значительного подъема. На получаемые доходы русские приобретают машины, оборудование и автомобили. Немецкие компании, которые всегда могли положиться на поддержку Шредера, выгадывали от этого. Так что сцена с подписанием договора о газопроводе приобретает для Герхарда Шредера как бы характер прощального вечера. Компании, работающие на востоке, с тревогой ожидают будущего, когда придет канцлер Германии Ангела Меркель.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.