Марк Кац является профессором управления и политики в Университете Джоржда Мейсона (George Mason University)

Вашингтон, 12 сентября 2005 года (UPI). Как в советские, так и в постсоветские времена отношения Москвы с Индией были гораздо более тесными, чем с Пакистаном. При Владимире Путине, однако, российско-пакистанские отношения существенно улучшились, особенно после визита в Москву в феврале 2003 года пакистанского президента Мушаррафа (Musharraf).

В годы "холодной войны" Пакистан состоял в союзе с Соединенными Штатами Америки, а Индия - с Советским Союзом. Отношения Советского Союза с Пакистаном были особенно напряженными на всем протяжении советской оккупации Афганистана, северного соседа Пакистана (1979-1989 гг.). После "холодной войны" Москва продолжала поддерживать тесные связи с Индией (которая, к большому сожалению Пакистана, продолжала закупать в больших количествах самое современное российское оружие и боевую технику) и иметь напряженные отношения с Пакистаном (особенно после того, как союзники движения "Талибан" в Исламабаде начали набирать силу в Афганистане, и Москва стала опасаться распространения их влияния на Среднюю Азию).

Даже после событий 11 сентября 2001 года в Соединенных Штатах, когда Пакистан прекратил поддерживать движение "Талибан" и стал сотрудничать с Америкой в интервенции в Афганистане, российско-пакистанские отношения оставались напряженными.

Все это изменилось после визита Мушаррафа в Москву в феврале 2003 года. Москва и Исламабад приветствовали свое сотрудничество в войне с терроризмом. Кроме того, существует вероятность, что российский "Газпром" примет участие в проектах добычи нефти и природного газа в Пакистане. Также велись разговоры об участии "Газпрома" в строительстве газопровода, связывающего Иран, Пакистан и Индию (которому Вашингтон противится по причине своих враждебных отношений с Тегераном). Имел место ряд других российско-пакистанских встреч на высоком уровне, и атмосфера российско-пакистанских отношений стала более дружественной, чем когда-либо прежде.

Несмотря на это, Москва все еще отказывается продавать Пакистану крупные системы оружия, как, очевидно, надеялся Мушарраф. В самом деле, когда пакистанские средства массовой информации (СМИ) в июле 2004 года объявили, что Москва согласилась продать Исламабаду танки Т-90С, пакистанские официальные лица сразу же выступили с опровержением. Незадолго до визита Путина в Нью-Дели в декабре 2004 года российский министр обороны Сергей Лавров отрицал появившееся в СМИ в ноябре 2004 года сообщение о том, что Россия поставит авиационные двигатели для истребителей, совместно строящихся Китаем и Пакистаном для пакистанских ВВС.

А тем временем поставки крупных партий российского оружия в Индию продолжаются. По свидетельству российской газеты "Известия", между этими двумя странами заключены соглашения на поставки оружия и боевой техники на общую сумму 3,5 млрд. долл. США. Нанеся новые оскорбления (с пакистанской точки зрения), российский министр обороны объявил, что сотрудничество Москвы с Индией в сфере обороны "никоим образом не нарушает соотношения сил в Южной Азии".

Принимая во внимание тот факт, что Москва обыкновенно готова продавать оружие любой стране, которая хочет и может за него платить, ее нежелание продавать оружие Пакистану представляется обусловленным ее стремлением не расстраивать Индию. Напротив, Москву, кажется, совсем не волнует то, что Пакистан недоволен поставками значительных партий российского оружия Индии.

Поскольку Москва, очевидно, ценит свои отношения с Индией куда больше, чем с Пакистаном, почему тогда Москва стремится к восстановлению отношений с Исламабадом? К смятению как Москвы, так и Исламабада, индийско-американские отношения в последние годы резко улучшились. Москва опасается, что по мере того, как Индия становится все сильнее и богаче, Россия станет менее способной, чем американские и европейские экспортеры оружия (и даже сама Индия) удовлетворять желание Нью-Дели иметь современные системы оружия. Один российский комментатор написал в газете "Известия", что, поскольку Нью-Дели "перерастает" традиционные связи последних десятилетий, Индия находит "свои детские игры со старыми друзьями (например, с Россией) все менее и менее привлекательными".

В период, когда российские обозреватели выражают озабоченность в связи с тем, что самые свежие российско-индийские соглашения о продаже вооружений могут оказаться последними в своем роде, сближение Москвы с Исламабадом, быть может, имеет своей целью стать предостережением для Нью-Дели. Если Индия прекратит или существенно сократит покупки оружия у России, Москва может сразу начать продавать оружие Пакистану. Очевидное желание Исламабада покупать российское оружие и боевую технику, несмотря на то, что оно пока не удовлетворяется, только лишь усиливает это сообщение.

Фактически, однако, Индия в большей мере способна влиять на Россию, чем наоборот. И поэтому Москва по-прежнему отказывается продавать оружие Пакистану (за исключением нескольких систем "двойного предназначения", якобы предназначенных для использования в мирных целях), опасаясь, как бы Индия не сократила или даже не прекратила закупать оружие у России. Если бы Москва этого не боялась, у нее не было бы причин не продавать оружие Пакистану, точно так же, как Индии.

____________________________________________________________

Избранные сочинения Марка Каца на ИноСМИ.Ru

Состоится ли альянс между Россией и Сирией? ("United Press International", США)

Путин оказывает давление на США ("United Press International", США)

Чечня и российская политика ("United Press International", США)

Что Америке делать с базами в Средней Азии? ("United Press International", США)

Контрпродуктивная политика Путина ("United Press International", США)

Россия и Америка после Беслана ("EurasiaNet", США)

Может ли Россия стать великой державой? ("The Moscow Times", Россия)

Станут ли Россия и Америка союзниками в Ираке? ("EurasiaNet", США)