Америку Джорджа Буша унесло ветром. Ей был отведен небольшой срок, неполных четыре года: с 11 сентября 2001-го по 29 августа 2005-го. Разрушение Нового Орлеана стало водным эквивалентом ядерного взрыва. Однако при приближении урагана 'Катрина' все были заранее оповещены, ученые сделали свои прогнозы, а непосредственно перед его приходом директор Национального центра исследования ураганов провел для президента персональный брифинг, в ходе которого предупредил его о прорванных дамбах. Ни один террористический акт нельзя было спрогнозировать с такой точностью, с какой была спрогнозирована 'Катрина'.

Президентство Буша и кампания по его переизбранию были организованы на базе одной генеральной идеи: он выступал в роли защитника и спасителя американского народа, находящегося в осаде. На этом фундаменте он воздвиг свою репутацию человека убежденного и деятельного. Во время выборов 2004 года критическая масса избирателей поверила, что благодаря своему стойкому патриотизму и нескрываемой религиозности Буш сделает гораздо больше для защиты страны.

Больше всего ранит не то, что он не сумел защитить страну, а то, что он продемонстрировал отсутствие воли для этого. Говоря собственным проповедническим языком Буша, он раскрыл свое сердце. Пресса обнаружила раздражительного и нерешительного президента, какого не знала раньше. Журнал 'Time' описывает 'жесткую иерархию' Белого Дома, в котором помощники столбенеют от страха, боясь сообщать плохие новости 'орущему' президенту. 'Newsweek' сообщает, что через два дня после урагана основные помощники, 'пресмыкающиеся' перед Бушем, провели совещание, на котором решали, кому из них будет поставлена неблагодарная задача сказать президенту, что ему придется прервать свой отпуск.

С каждой из трех поездок с целью осмотра ядовитых вод, заполнивших Новый Орлеан, Буша заносило все дальше и дальше. Во время последней поездки в понедельник, когда президента попросили прокомментировать его прежнее высказывание о том, что 'никто не ожидал прорыва дамб', он сказал: 'Когда прошел тот первый шторм, люди сказали: 'Уф-ф-ф!' Было чувство облегчения'. На самом деле, дамбы начало прорывать еще до того, как город оказался в эпицентре урагана. Когда Буша спросили о внезапной отставке в тот день директора Федерального агентства по управлению страной в чрезвычайных ситуациях Майкла Брауна (Michael Brown) по кличке 'Брауни, ты делаешь чертовски трудную работу!', Буш сказал прессе: 'Может быть, вы знаете что-то, чего не знаю я'. Во вторник он попытался использовать новую тактику для отражения ударов в, как он говорит, 'игре в обвинения'. 'В той мере, в которой федеральное правительство не сумело полностью выполнить свои задачи, - заявил он, - я беру на себя за это ответственность'. 'Мера' - это лазейка, позволяющая продемонстрировать величие его души на фоне далекого и абстрактного правительства.

Бушу было легче в 40 лет отказаться от выпивки, чем в 60 от идеологии. Буш сделал еще более радикальным консерватизм Рейгана, но никогда еще кредо Рейгана ('Правительство - это не решение наших проблем') не звучало так громко. Общественный дарвинизм не может защитить родину. Тысячи людей, в основном бедные чернокожие американцы, оказались в ловушке центра конференций, проведя там долгие дни без пищи и воды. После прихода Буша к власти уровень бедности в стране вырос на 9 процентов. Диспропорция между евангелической миссией супердержавы по демократизации мира и полным безразличием к ситуации у себя дома создает кризис внешней политики совершенно нового масштаба. Можно ли спасти Ирак, если мы потеряли Луизиану? Кризис доверия к Бушу - это геополитическая проблема, не имеющая геополитического решения. Принимая на себя новую миссию, Госсекретарь Кондолиза Райс использовала свою расовую принадлежность для того, чтобы засвидетельствовать чистоту помыслов Буша.

Пока Буш прикрывался 11 сентября, его репутация была защищена. Но как только над его имиджем защитника нации прогремел гром другой катастрофы подобного масштаба, миф Буша разрушился. Теперь все его рассуждения об 11 сентября лишь напоминают народу о том, что он не сдержал своих обещаний. Ураган раскачал и перевернул страну, но она не сможет твердо встать на ноги по меньшей мере еще три с половиной года, которые остаются до окончания загубленного президентства Буша.

Сидни Блументаль - бывший старший советник президента Клинтона

_____________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

Жестокий сентябрь ("The Washington Post", США)

Невежество и безответственность, граничащие с безумием ("The Guardian", Великобритания)

Какая ответственность? ("The Washington Post", США)

Не расист ли Буш? ("National Review", США)

Скажите точно, чья это победа? ("The Washington Post", США)

Теперь им не удалось провести народ ("Los Angeles Times", США)

Конец 'эпохи Буша' ("The Washington Post", США)

Все друзья президента ("The New York Times", США)

Левиафан ("El Pais", Испания)

Дурной сон Буша ("La Vanguardia", Испания)

Отравленные воды Нового Орлеана ("The Independent", Великобритания)

Экономическая 'Катрина' ("Los Angeles Times", США)

Опозоренная Америка ("The Economist", Великобритания)

Подмоченная репутация Америки ("Philadelphia Inquirer", США)

Американские заплывы и ныряния ("Liberation", Франция)

Джимми Картер: Давно существующие угрозы стихийных бедствий нельзя игнорировать ("USA Today", США)

Варварство всегда близко ("The Guardian", Великобритания)

Уроки, которые преподнесла 'Катрина' всему миру ("The Washington Post", США)

Считайте имидж Америки еще одной жертвой ("The International Herald Tribune", США)

Две Америки ("Frankfurter Rundschau", Германия)

Катрина доделала то, что начал Усама ("The New York Times", США)

Трагическая цена бушевского помешательства на Ираке ("The Financial Times", Великобритания)

Руки помощи ("The Guardian", Великобритания)

Цена, которую приходится платить за культуру стяжательства ("Los Angeles Times", США)

Вы тоже виноваты, г-н Буш! ("The Washington Post", США)

Двойной позор ("The New York Times", США)

Бессильная сверхдержава ("Frankfurter Rundschau", Германия)

За рубежом - мировая держава, у себя дома - бессильная страна ("Die Presse", Австрия)

Город насилия, слухов и взаимных упреков ("The Financial Times", Великобритания)

Буря после урагана ("The New York Times", США)

Урок пятой категории ("The Sydney Morning Herald", Австралия)