21 сентября 2005 года. Несколько лет назад даже врагам крупных нефтяных компаний показалось бы легкомысленным сомневаться в их превосходстве. С учетом того, что крупные международные компании захватили некоторые из самых лучших нефтяных месторождений мира, что их кошельки были туго набиты и что они использовали самые лучшие технологии, никто не сомневался в том, что частный капитал занимает ведущее положение в глобальной нефтяной индустрии. Сегодня эта уверенность быстро падает, и национальные нефтяные компании пытаются утвердиться в своем могуществе - нигде так заметно, как в России, самой лучшей и, возможно, единственной надежде Запада на то, чтобы получить доступ к значительным дополнительным запасам углеводородов.

На прошлой неделе компаний "Exxon" и "Shell" не оказалось в коротком списке потенциальных партнеров, подготовленном "Газпромом" для проведения тендера на разработку Штокмановского газового месторождения. Это проект гигантских масштабов и трудностей, который предстоит осуществить в шельфовой зоне Арктики, и который должен дать достаточно природного газа для удовлетворения потребностей главного потенциального импортера, Соединенных Штатов Америки, в течение 3 лет. И "Exxon", и "Shell" с их огромным опытом в области технологий сжижения природного газа, с их глубокими карманами и с их доступом к американским потребителям могли бы рассчитывать на то, чтобы быть допущенными к участию в вышеназванном тендере.

Вместо этого "Газпром" обратил свое внимание на компании второго уровня: "Statoil" и "Norsk Hydro" из Норвегии. Он выбрал одну американскую крупную компанию, "Chevron", и одного менее крупного американского игрока, "ConocoPhillips", а также французскую нефтяную компанию "Total".

Быть может, компании "Exxon" помешала мелкая политика; кое-кто утверждает, что президента Путина раздражала необходимость вести переговоры с Михаилом Ходорковским, бывшим главой "ЮКОСа", который сегодня сидит в тюрьме. Компания "Shell" не покрыла себя славой при реализации проекта добычи и сжижения природного газа на о. Сахалин, где стоимость проекта выросла вдвое.

Более интересна мысль о том, что "Газпром" не чувствовал настоятельной необходимости подключать западных гигантов газовой индустрии к освоению Штокмановского месторождения - проекту, который является уникальным как по своим масштабам, так и по степени трудности. Технологии можно закупить, а деньги можно занять, полагает "Газпром", так что тогда могут ему предложить "Exxon", "Shell" и BP?

Разумеется, у них есть ценный опыт и умение, но разве это справедливый обмен за большую долю в национальном достоянии? В Кремле считают, что, быть может, лучше не допускать к тендеру иностранцев с самыми высокими шляпами. "Exxon" хочет для себя львиной доли, а "Norsk Hydro" - кот с меньшим аппетитом.

Г-н Путин возвращает в стены Кремля части энергетической головоломки России, которые разбросал по ветру его предшественник, Борис Ельцин, в период печально известных приватизаций. Нефтяные олигархи, которые когда-то ходили с напыщенным видом и похвалялись, сегодня запуганы и покорны; главное добывающее подразделение "ЮКОСа" находится под крылышком государственной нефтяной компании "Роснефть", а вскоре и "Сибнефть" будет вырвана из рук частной компании "Millhouse Capital" Романа Абрамовича, чтобы исчезнуть в бездонной пропасти, каковой является "Газпром".

На богатом природным газом о. Сахалин в восточной части Сибири (так в тексте: "in eastern Siberia" - прим. пер.) компании "Exxon" и "Chevron" были отодвинуты в сторону, чтобы освободить место для "Роснефти", тогда как "Shell" вынудили освободить пространство для "Газпрома". Вскоре BP могут заставить пожертвовать своим контрольным пакетом в Ковыкте, другом огромном месторождении природного газа в Сибири.

Не станут ли международные нефтяные компании мелкими игроками в индустрии, которую они создали столетие назад? Не будут ли дети Рокфеллера (Rockefeller) просто банкирами в услужении у ближневосточных сатрапов и постсоветских аппаратчиков? BP, "Exxon" и "Shell" настойчиво подчеркивают, что они вкладывают больше, чем просто деньги, а именно свои способности согласовывать комплексные проекты, свой доступ к потребителям и свой ноу-хау, но, когда хозяином выступает Россия, этот аргумент является неубедительным. В последние месяцы энергетическая инфраструктура Запада демонстрирует свою хрупкость, уязвимость и неадекватность, чтобы выдержать взваленное на нее бремя. Инфраструктура России никуда не годна, но непостижимая бюрократия "Газпрома" многие десятилетия без заминки снабжает теплом Европу.

"Газпром" и саудовская компания "Aramco" сегодня держат в своих руках все козыри запасов природного газа, а китайская государственная компания "China National Petroleum Corporation" имеет потребительскую карточку. Пока цена нефти остается высокой, эти предприятия не будут испытывать недостатка ни в капитале, ни в людях, готовых продавать им свое умение.

Реакция Запада является неоднозначной. По иронии судьбы, монополистическая "старая Европа", возможно, более готова к тому, чтобы справиться с этим вызовом, чем "свободные рынки" Великобритании и Америки. Германия и Франция позволили национальным чемпионам не только сохранить, но и укрепить свои позиции на рынках энергоносителей, бросив вызов разработанной Европейской комиссией повестке либерализации.

Мир, в котором энергетические ресурсы не просто сконцентрированы в руках небольшого числа компаний, а находятся под контролем еще меньшего числа правительств - это мир, где раздробленный и свободный рынок природного газа и других энергоносителей начинает казаться слабым. Много ли времени остается до того момента, когда фраза "национальный чемпион" начнет проникать в лексикон чиновников Управления законной торговли (Office of Fair Trading) США или даже Министерства юстиции США?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.