Нью-Йорк, 21 сентября 2005 года. Государственный секретарь США Кондолиза Райс (Condoleezza Rice) полагает, что дипломатические усилия США и Европы вскоре начнут приносить плоды в форме усиления международного давления на Иран в пользу воздержания от его ядерной программы. В затрагивающем многие темы интервью журналу "TIME" в понедельник государственный секретарь дала понять, что Вашингтон уверен в том, что получит поддержку большинства из 35 членов руководящего совета Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) при голосовании резолюции о передаче вопроса Ирана на рассмотрение в Совет Безопасности Организации Объединенных Наций (ООН) ввиду того, что тот отказывается раскрывать многочисленные аспекты своей ядерной программы. И все же, заметила Райс, представители США и Европы в совете МАГАТЭ, заседание которого открылось в понедельник в Вене, воздерживаются от решительных шагов в надежде заручиться почти единодушной поддержкой для этой резолюции в органе, который в типовом случае руководствуется принципом консенсуса.

"Мы считаем, что, если Иран будет и дальше идти по этому пути, все кончится Советом Безопасности, - сказала Райс. - Выбрать время должны дипломаты. Когда будет достигнут значимый консенсус, тогда, я полагаю, можно будет действовать. У нас есть сейчас голоса, но вопрос в том, достаточно ли консенсуса, чтобы послать правильное сообщение". Ее осторожность отражает те трудности, которые поджидают впереди, если администрация США станет давить на Совет Безопасности, требуя принятия против Ирана экономических санкций - опция, которую обладающие правом вето России и в особенности Китай, покупающий у Ирана львиную долю импортируемой им нефти, едва ли так просто допустят.

Райс и ее подручные активно лоббировали с целью заручиться поддержкой России, Китая и Индии в МАГАТЭ для того, чтобы на заседании совета МАГАТЭ на этой неделе принять резолюцию, которая позволит передать вопрос Ирана на рассмотрение Совета Безопасности. Но Китай, Россия и ряд развивающихся стран, представленных в совете МАГАТЭ, склонны к тому, чтобы дать Ирану больше времени на то, чтобы выполнить свои обязательства в соответствии с Договором о нераспространении ядерного оружия.

Основанием для передачи вопроса Ирана в Совет Безопасности является его нежелание раскрыть некоторые аспекты своей работы по обогащению урана, а не сама эта работа, которая разрешена Договором о нераспространении ядерного оружия, но только при условии ее полной открытости и осуществления ее мониторинга средствами МАГАТЭ.

Администрация Буша (George W. Bush) и правительства ключевых государств Европейского союза (ЕС), Великобритании, Франции и Германии, полагают, что Иран ведет игру, рассчитывая разработать все разрешенные Договором о нераспространении ядерного оружия технологии, чтобы под прикрытием гражданской программы в области атомной энергетики создать большую часть инфраструктуры для производства Бомбы. Именно поэтому он систематически скрывает многие подозрительные виды своей деятельности в этой области. Европейцы возглавили дипломатические усилия с целью заключения соглашения, в соответствии с которым Иран в обмен на экономические и политические уступки добровольно воздержится от деятельности, связанной с циклом переработки ядерного топлива, которая разрешена Договором о нераспространении ядерного оружия, но которая легко может быть приспособлена для целей производства оружейного ядерного материала. Но это соглашение сорвалось, так как иранцы упорно настаивали на своем праве заниматься любыми видами деятельности, разрешенными Договором о нераспространении ядерного оружия, в силу чего США и Европа сегодня настаивают на принятии МАГАТЭ необходимых мер.

Несмотря даже на то, что цикл переработки ядерного топлива разрешен Договором о нераспространении ядерного оружия, что определенно станет утверждать Иран в свою защиту при любом противостоянии в Совете Безопасности, государственный секретарь Райс считает, что это его не обелит: "Никто им не доверяет". Говоря о выступлении иранского президента Ахмадинежада (Ahmadi Nejad) в ООН в воскресенье, в котором он обвинил Запад в том, что тот хочет подвергнуть Иран "ядерному апартеиду", объявив, что определенные ядерные технологии для него запрещены, Райс насмешливо сказала: "Может быть, весь мир ошибается, и нам всем следует доверять им, но никто им не доверяет. И поэтому пусть говорят все, что угодно, о том, какие у них есть права. Дело в том, что они оказались в ситуации, когда никто не считает, что можно без опаски разрешить им пользоваться их правами - если такие права у них действительно есть. Я полагаю, что им следует не просто выполнять свои международные обязательства, но также начать исправлять неблагоприятное впечатление в мире, что Иран представляет угрозу для международной системы, поскольку, в конечном счете, если иранцы будут и дальше делать то, что делают сегодня, люди станут еще более подозрительными к тому, чем они занимаются.

Райс признала наличие в администрации США чувства разочарования темпами продвижения, которые продиктованы демократией, однако она верит в то, что этот процесс, тем не менее, укрепит правоту Вашингтона. "Мы считаем, что вопрос Ирана, вероятно, следовало передать в Совет Безопасности уже некоторое время назад, - сказала она. - Но иногда в дипломатии требуется время на формирование консенсуса, и от этого становишься только сильней. А теперь в какой-то момент людям придется начать действовать. Но люди продолжают хотеть верить, что где-то есть дипломатическое решение этого вопроса, и так оно, возможно, и есть на самом деле, ибо иранцам предлагается множество выгод, если только они будут готовы заключить предложенное ЕС соглашение. Их экономика отчаянно нуждается в доступе в мировую систему, а они его не получат, пока находятся в нынешнем состоянии".

Администрация США также использует в своих интересах консенсус по Ирану, которого удалось достичь с европейскими нациями, для того, чтобы ясно дать понять, что это не просто спор между США и Ираном. "Мы не пытаемся в этом вопросе выступать закоперщиками, - сказала Райс. - Потому что ЕС не стал его решать. Наша стратегия заключается в том, чтобы именно ЕС предложил им (иранцам) вступить в эти переговоры. Мы поддерживаем тесный контакт с ЕС, но если и будет резолюция, нам хотелось бы, чтобы это была резолюция ЕС, и я думаю, что мы просто будем консультироваться с ЕС по вопросу выбора момента для такой резолюции".

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.