Это вполне официально: Казахстан стал новым любимцем Запада. Во вторник, в день национального праздника этой страны, в Вашингтоне собрались представители США и их новой среднеазиатской пассии, чтобы пообниматься в связи с расцветом их 'стратегического партнерства'.

Президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, выступившего во время видеоконференции перед собранием Торговой палаты США, приветствовал бывший заместитель министра обороны Ричард Перл (Richard Perle), назвавший его 'дальновидным лидером', а дипломаты и руководители бизнеса выстраивались в очередь, чтобы излить хвалебные слова в адрес быстро развивающейся и богатой нефтью республики.

В масштабах своего региона Казахстан действительно имеет право гордиться собой. Назарбаев, опираясь на растущую отрасль добычи углеводородного сырья, разрешил провести политические реформы в своей стране в таких масштабах, что они неплохо смотрятся на фоне жестокой диктатуры соседнего Узбекистана или узурпаторского изоляционизма Туркменистана.

Но хотя казахстанские власти ведут страну по пути роста благосостояния, ее руководители ни в коей мере не могут чувствовать себя в безопасности. 'Цветные революции', свергнувшие антинародные режимы в Грузии, Украине и Киргизии, создали обстановку неуверенности и беспокойства, и ее последствия ясно видны во внешней политике Казахстана.

'Региональные лидеры со все большей подозрительностью, можно даже сказать, с полным недоверием относятся к присутствию США', - заявил в своей сентябрьской статье для вебсайта EurasiaNet адъюнкт-профессор истории из университета Индианы Дмитрий Шлапенток (Dmitry Shlapentokh). Ощущение того, что именно американское влияние помогло свергнуть ряд режимов в этом регионе, стало причиной казахского наступления на фронте общественного мнения, которое имеет целью убедить Запад в благотворном характере деятельности Назарбаева, создать более тесные отношения с Соединенными Штатами и обезопасить свою власть от демократической и революционной оппозиции.

Все это вполне соответствует интересам Америки в данном регионе. Эти интересы серьезно пострадали в связи с решением узбекского руководства о выводе американских военных с базы ВВС в Карши-Ханабаде после жестокого подавления в мае месяце народных выступлений в городе Андижане. Казахстан может многое сделать для укрепления американских позиций в регионе, если он предложит альтернативу для военной базы США.

Соединенные Штаты не делают тайны из того, какое важное значение они придают Казахстану. 'Мы не стесняясь можем заявить, что у США в данном регионе имеются стратегические интересы', - заявил участникам собрания в Торговой палате заместитель помощника Госсекретаря Мэттью Бриза (Matthew Bryza). По его словам, эти интересы не ограничиваются военными рамками: Америка также заинтересована в казахстанском ископаемом топливе и в продвижении демократии в регионе.

Однако такие многогранные интересы ни в коем случае не являются для Казахстана бесплатным подарком. Руководство страны хорошо понимает, что если оно сумеет сделать Казахстан незаменимым стратегическим партнером Соединенных Штатов, давление Запада, направленное на осуществление там демократических реформ, существенно ослабнет. Представители казахской оппозиции уже начали говорить о том, что многие политические реформы Назарбаева носят лишь косметический характер и направлены в основном на укрепление стратегического альянса с Америкой.

Генеральный директор организации International Freedom Network и активист оппозиционного объединенного движения 'За справедливый Казахстан' Рашид Нугманов говорит, что режим Назарбаева просто более изворотлив в своих отношениях с Западом, нежели его соседи.

Правительство использует любую возможность, чтобы сообщить всем готовым его слушать, что президентские выборы, недавно перенесенные Назарбаевым на декабрь, будут 'свободными и справедливыми'. По словам Нугманова, на это нет ни единого шанса. 'Мы увидим те же нарушения, которые здесь были прежде, - заявил он United Press International, - отличие будет лишь в том, что на этот раз они постараются получше убедить мировое сообщество в честности и справедливости голосования'.

Как сказал Нугманов, резолюция Европарламента о правах человека в Казахстане от 2003 года произвела в стране 'эффект разорвавшейся бомбы', что заставило режим понять необходимость более тщательной и упорной работы в поисках расположения Америки и Европы. 'В гражданском обществе нет настоящего прогресса, - сказал Нугманов, - существует лишь прогресс в укреплении статуса Казахстана в международном клубе государств'.

Диверсификация источников поставки давно уже является краеугольным камнем энергетической политики США. Администрация при этом исходит из того, что если нефть будут поставлять разные экспортеры, ни одна из стран не сможет нарушить ее глобальную стратегию. Новые привилегии Казахстана в качестве ближайшего друга Америки в Средней Азии создают между тем и новую опасность, состоящую в следующем. В условиях, когда продолжается диверсификация энергетических поставок, военные стратеги все больше начинают полагаться на отдельных партнеров в ущерб более масштабной потребности в содействии демократическому развитию.

'После Узбекистана круг возможностей у США сужается, - заявил United Press International эксперт по среднеазиатскому региону из фонда 'Наследие' (консервативный аналитический центр в Вашингтоне) Ариэль Коэн (Ariel Cohen), - Соединенные Штаты ведут переговоры с Киргизией и Таджикистаном. Но нам также необходимо изучать возможности для проведения стратегического диалога с Россией и Китаем'. По мнению Коэна, несомненно то, что неизбежные трения между разными направлениями политики США в Центральной Азии создают проблемы. Однако это лишь 'вызов, но не противоречие'. Соединенные Штаты сегодня находятся в лучшем положении, чтобы выдержать такой экзамен. 'Опыт США в 'оранжевых революциях' означает, что мы теперь более результативно можем интегрировать в единое целое различные аспекты нашей политики', - сказал Коэн.

В 2004 году в немецком издании Der Spiegel сообщалось о том, что Соединенные Штаты оказывают помощь узбекскому режиму, являющемуся важным союзником Вашингтона в 'войне с террором', на сумму порядка 100 миллионов долларов в год. Солнечные дни в отношениях двух стран закончились внезапно. Конец, наступивший в мае на улицах Андижана, был кровавым и страшным. Чтобы Казахстан не стал вторым Узбекистаном, необходимо очень тщательно выполнять задачу по сохранению равновесия между стратегическими интересами и развитием демократии. Тесные связи с Казахстаном являются стратегическим императивом времени. Но они не должны развиваться в ущерб казахской демократии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.