После вспышки ненависти нового иранского президента Махмуда Ахмадинежада (Mahmud Ahmadi-Nedschad) среди иранцев, конечно, найдется кто-то, кто уже очень сожалеет о том, что режим и народ вознес на пост главы государства неистового фанатика.

Для 49-летнего ястреба время остановилось в 1979 году: Исламская революции, аятолла Хомейни (Khomeini) возвращается с триумфом из французской эмиграции в Тегеран и обещает возрождение морали, ориентированное на чистое учение ислама. Ахмадинежаду в то время было 23 года, он изучал в Тегеране транспортное дело. Он глубоко воспринял догмы революции и ее идеалы. На его дальнейшее политическое становление оказала война против Ирака (1980-1988), на которую он пошел добровольцем, и во время которой духовная сила религии вместе с возникшим в боях за родину национализмом превратились в сплав политических убеждений. В своих выступлениях он пользуется лексикой тех времен (Хомейни сам называл Израиль 'раковой опухолью', которую следует удалить), поэтому его требование 'стереть с карты мира' Израиль не ново и, кстати, является неотъемлемым элементом иранской пропаганды. Причем есть определенная ирония в том, что многие молодые иранцы видят в еврейском государстве образец общественного и государственного устройства, который мог бы быть применен в Иране: государство - демократическое, религиозное, признанное на международной арене, с успешно развивающейся экономикой.

Но президент указывает иной путь и выступает как убежденный, полный ненависти фанатик. То, чем занимается бывший командир пресловутой гвардии революции, не что иное, как вербальный терроризм. Тем самым, он оказывает своей стране медвежью услугу, хотя, будучи сыном кузнеца, выходцем из простой семьи, президент говорит, что хочет только служить ему.

Сейчас не время политического хвастовства, особенно для Ирана, который и без того пригвожден международным сообществом к позорному столбу за свою сомнительную политику в ядерной сфере. Ахмадинежад своей скверной пропагандой может набрать очки в консервативных кругах Ирана, однако за пределами страны он лишь утверждает в своих представлениях тех, кто причисляет страну к 'оси зла'. Он сам представил доказательство того, как же настроена, по меньшей мере, часть властной элиты Ирана.

Ахмадинежад в равной мере обрушивается также на Иорданию и Египет, так как эти два важных арабских государства заключили с Израилем мирный договор, и ускоряет иранский курс на изоляцию. То, что президент в своих высказываниях зашел слишком далеко, могло показаться даже представителям реального центра власти в Иране во главе с духовным лидером Али Хомейни (Ali Chamenei) - не по сути высказываний, а по их публичной форме изложения. По всему миру иранских дипломатов вызывают во внешнеполитические ведомства, где им приходится объяснять то, что вряд ли поддается объяснению: член ООН открыто призывает стереть с лица земли другого. Подобная чудовищность в международном сообществе государств беспрецедентна.

Тегеран окончательно потерял всех (западных) друзей. Даже 'тройка' ЕС была, видимо, вынуждена понять, что диалог с параноидальными поджигателями невозможен. Саморазоблачение президента еще раз показывает, насколько важно держать режим подальше от атомной бомбы, если это вообще еще возможно. Поскольку тот, кто проявляет подобную иррациональность в речах, а, возможно, таким же образом и действует, однажды последует своей страшной доктрине на деле, нанеся удар по еврейскому государству ядерными ракетами.

'То, что происходит в Палестине, это де-факто битва между мировым империализмом и священным фронтом исламского мира', - заявил Ахмадинежад. Можно добиться, говорит он, чтобы 'это позорное пятно (государство Израиль) было снято с исламского мира'. Таким образом, можно окончательно забыть о попытке 'диалога цивилизаций', который пропагандировал опытный, но безуспешный предшественник Ахмадинежада Мохаммад Хатами (Mohammed Chatami). Новый президент провоцирует обратное: борьбу культур.

Но в этом случае Запад не может ради себя же проявлять неуверенность. Он ни в коем случае не должен превращать себя в раба сумасшедшей военной риторики вечно вчерашних. Поскольку тем самым он усиливает враждебность к Израилю во всем арабском исламском мире и превращает Ахмадинежада в рупор враждебности. Ирану, который олицетворяет Ахмадинежад, грозит интеллектуальное убожество и опасность возврата к старому. Его нужно бойкотировать и изолировать, до тех пор, пока эту страну не сможет представлять другой человек.