В двадцать первом веке мы оказались в парадоксально противоречивой ситуации: с одной стороны, нас переполняют надежды в связи с новыми изобретениями и мировым прогрессом, а с другой, чувство тревоги из-за хрупкости окружающего нас мира и того, насколько легко разрушить наш оптимизм по поводу способности человечества двигаться вперед.

Поскольку многие средства массовой информации, - особенно, те, что живут по правилам рыночной экономики, - стараются акцентировать великие достижения человеческого прогресса, имеет смысл занять противоположную сторону и задать не совсем удобный вопрос: 'Если мы так умны, располагаем столькими ресурсами и настолько управляем собственной судьбой, почему тогда мы так часто теряем ориентиры из-за происходящих катастроф?'

Все мы знаем, к примеру, что для слабых африканских государств любой удар стихии становится чудовищным испытанием, но когда катастрофы вызывают разрушения в самой мощной из держав, необходимо, по-видимому, исследовать, в чем же дело. Наши размышления - попытка разгадать эту головоломку.

Катастрофы, - то есть, события, которые наносят ущерб отдельным людям, малым или большим сообществам, и даже целым странам, - преследовали человечество постоянно. Наводнения, страшные болезни, извержения вулканов, случаи геноцида, пыток и массовых изгнаний показывают нам темную сторону человеческого бытия, точно также как благоприятные погодные условия, периоды процветания и наличие взаимопонимания вселяют в нас оптимизм и веру в будущее. 'Это были наилучшие времена; это были наихудшие времена', - писал Чарльз Диккенс (Charles Dickens) больше века тому назад. Сегодня происходит то же самое. Хорошие и плохие новости приходят вперемешку.

И, тем не менее, любой человек, наблюдавший за политикой США, особенно, за действиями президента Джорджа Буша-младшего (George W. Bush) в последние месяцы, согласится с тем, что Белый Дом переживает сегодня крайне непростые времена. Такое ощущение, что стихия наносит удар за ударом по кораблю американского государства, насылая на него волны с различных сторон.

Было бы естественным списать эти неурядицы на 'редкое невезение', однако дело, на мой взгляд, сложнее. Напасти действительно преследуют в последнее время администрацию Буша, обычно занятую лихорадочной деятельностью, но далеко не каждый из ударов был внезапным. Некоторые можно было предвидеть заранее, - в тот момент, когда они еще подстерегали на пути, перед тем как обрушиться.

Самый характерный случай это провальная и вызвавшая всеобщее разочарование военная операция в Ираке, - 'одна из самых худших в смысле планирования и осуществления за всю историю Соединенных Штатов', как отмечалось в опубликованной журналом 'The Economist' рецензии на одну книгу.

Будем надеться, что недавний референдум по поводу новой иракской Конституции поможет спасти хоть что-то в этом кораблекрушении и умерит, а не подстегнет, атаки со стороны возмущенных суннитов. Результаты голосования, однако, означают не столько победу либеральной демократии, сколько продолжение глубокого раскола иракского народа на три части по этническим и религиозным признакам. Кровопролитие продолжается.

Независимо от возможных незначительных сдвигов к лучшему после голосования, правда заключается в том, что президент Буш, пойдя на поводу у американских неоконсерваторов, и пользуясь поддержкой правительства, члены которого не смогли ответить ему отказом, не принял во внимание предостережения и ввязался в войну на далекой территории.

Специалистов по Ближнему Востоку, - как научных экспертов, так и ветеранов дипломатической службы, знакомых с арабским миром, - не послушали и отодвинули на второй план. Мнение американских военных о том, что понадобятся сотни тысяч солдат, также не взяли в расчет. Начальника штаба армии, генерала Эрика Шинсеки (Eric Shinseki), открыто выставили на смех. Доклады МАГАТЭ, согласно которым не было обнаружено каких-либо доказательств существования оружия массового поражения, были встречены с недоверием, что очень типично для презрительного отношения неоконсерваторов к международным организациям.

Опасения по поводу того, что эта кампания обернется вторым Вьетнамом, и ссылки на трудности, с которыми столкнулись британцы во времена своего правления в Ираке, сочли несущественными и даже оскорбительными. Оценка примерной стоимости военных действий в сотни миллиарды долларов была названа абсурдной. К предупреждениям со стороны дружественных стран никто не прислушался.

С таким вот настроем администрация Буша ворвалась в пустынные земли Междуречья. Сегодняшний провал был предсказуем не потому, что мы рассуждаем об этом a posteriori; его предсказывали многие наблюдатели. Практически все они тактично воздержались впоследствии от заявлений типа: 'Я же предупреждал'. Однако предупреждения действительно имели место, и правительство Буша никак не может уверять теперь, что было не в курсе.

Что сказать о втором ударе, подорвавшем веру в американское правительство? О катастрофе, вызванной ураганом 'Катрина'? Очевидно, что этот чудовищный ураган был катаклизмом 'природного' происхождения, то есть, не делом рук человеческих. Он то набирал, то терял обороты, пока не достиг своей максимальной силы, а траектория его оставалась непредсказуемой до последних дней: ураган мог точно также прокатиться, сметая все на своем пути, по сельве Юкатана, а не по низко лежащему побережью Мексиканского залива. Это было произведение Матушки-Природы, грандиозное и зловещее напоминание о том, что человеческая способность держать под контролем ее скрытую мощь, ограничена. Полагаю, никто не станет спорить с тем, что американские власти, не говоря уже о несчастных жителях Нового Орлеана и близлежащих городов, стали жертвами неожиданного и заставшего их врасплох явления. Ведь так?

И да, и нет. Силу урагана и точное место его соприкосновения с землей было невозможно проконтролировать даже в самой мощной и богатой стране на планете. Новому Орлеану, властям Луизианы и правительству Буша не повезло.

Тем не менее, все предварительные расследования, за которыми, полагаю, потянутся другие, более высокого уровня, инициированные Конгрессом, указывают на то, что речь идет не просто о невезении. Многочисленные исследования, проведенные Инженерным Корпусом армии США и прочими специалистами, предупреждали о том, что дамбы в Новом Орлеане не выдержат урагана пятой категории. Однако республиканцы урезали ассигнования на работы по их укреплению, видимо, потому что проект попахивал столь ненавистным для них бюджетным финансированием.

Эти дамбовые сооружения всегда были и до сих пор остаются обычной земляной насыпью, не имея ничего общего с эффективной системой защиты, принятой в Голландии, или с поразительным Барьером Темзы, который защищает нижние районы Лондона. Планы мероприятий по гражданской обороне отличались примитивным характером. Различные структуры власти конфликтовали между собой. А самое главное - похоже, что ни у кого за последние 15 лет, или даже больше, не вызывали беспокойства неоднократные и недвусмысленные предупреждения о том, что ураганы в зоне Карибского бассейна будут становиться все интенсивнее, - неважно, от глобального ли потепления или по другой причине.

В довершение всего, на примере хаоса в Новом Орлеане зрители во всем мире с ужасом увидели не только американскую неспособность действовать компетентно в чрезвычайной ситуации, но и крайне несправедливое общество, в котором чернокожие и неимущие граждане (обычно, это одни и те же люди) все еще находятся на самом дне социально-экономического строя.

Без сомнения, мы убедимся на результатах других расследований, что какие-то механизмы сработали хорошо в этой чрезвычайной ситуации. В первую очередь, я имею в виду способность военных властей, в отличие от гражданских, реагировать быстро, несмотря на стресс. Но главный вывод остается в силе. Правительство Буша, - а вместе с ним и репутация США, - дважды за последнее время оказалось под серьезным ударом, так что поговаривают уже о его предрасположенности к катастрофам. Ни один здравомыслящий человек не желает еще одной напасти, например, финансового и долларового кризиса как следствие огромного дефицита в торговом балансе и федеральном бюджете США, но самые дальновидные не исключают подобной возможности.

Это наводит на последнюю и тревожную мысль. Если американская администрация может совершать столько ошибок в случае предсказанных во многом катастроф, и так неповоротливо реагирует на 'природные' бедствия по причине своей слабой подготовленности, каков тогда уровень компетентности и информированности при принятии решений и действиях в чрезвычайной ситуации в главной сверхдержаве планеты?

Возможно, он не настолько высок и, безусловно, совсем не так эффективен, как это склонны признавать люди, подобные Дональду Рамсфелду (Donald Rumsfeld) и прочим воякам из правительства Буша. Некоторые читатели сочтут мой вопрос слишком безжалостным, но политики, которые хвалятся и гордятся собственным авторитетом, заслуживают того, чтобы требовать от них большой ответственности. А Вашингтон сегодня, по-видимому, не желает улавливать этот сигнал.

Пол Кеннеди заведует кафедрой истории и является директором по международным исследованиям в Йельском Университете.