После высылки из России за представление в суде позиции Михаила Ходорковского, бывшего главы бывшего нефтяного гиганта компании "ЮКОС", канадский адвокат Роберт Амстердам (Robert Amsterdam) продолжит практику в Лондоне - как в качестве партнера компании Amsterdam & Peroff, работающей в сфере международного арбитража, гражданских и трудовых споров, так и в юридической фирме Olswang, специализирующейся по средствам массовой информации, где он работает консультантом. Кроме того, он не прекращает вести международные дела, в которых фигурируют Ходорковский и "ЮКОС".

- В чем теперь будет главная трудность Вашей работы - ведь клиента придется защищать из Лондона?

- Даже если бы я работал в Москве, мой клиент был бы за 7 тысяч километров от меня. Приняв решение лишить Михаила семьи, друзей и юридической помощи, изолировав его в Сибири, опасном и далеком углу страны, российские власти вновь продемонстрировали шаткость своего положения, от которой и происходит их тупая мстительность. Таким образом, главная трудность, с которой мне предстоит столкнуться, ведя дело из Лондона - не расстояние, а политика. Слишком многих западных политиков уже, кажется, вполне устраивает, что Путин стоит во главе 'большой восьмерки' и в то же время восстанавливает Гулаг и создает новый класс узника - политический.

- Назовите самый тяжелый для Вас день с профессиональной точки зрения.

- По иронии судьбы, мои самые тяжелые дни приходились на то время, когда я был далеко от дома, а нужен был именно там, и нигде не желал в те моменты находиться, кроме как дома. Когда что-то случается с теми, кто тебе дорог больше всех на свете, в эмоциональном плане за это платишь гораздо больше, потому что переживаешь.

- Что стало для Вас самым сильным впечатлением на юридическом поприще?

- Помню, был один спор между акционерами в Нигерии, в Лагосе. В тот момент, когда я должен был выступать, противная сторона явилась в суд с тремя десятками солдат, вооруженных АК-47. Наверное, излишне говорить о том, что, чтобы решить поставленную на процесс задачу, когда на стороне противника такие убедительные аргументы, приходится довольно тщательно выбирать выражения.

- Кто из Ваших близких больше всех повлиял на Вашу жизнь?

- Это моя мать. Она свято верила в то, что человеческое тепло пересилит все и вся. Это экономист и главный герой 'пражской весны' Радослав Селюцки (Radoslav Selucky) - он преподавал мне экономику в Университете Карлтон (Carleton University) в Оттаве, и пример его блестящего ума до сих пор вдохновляет меня. И это моя жена, которая дает мне и любовь, и силу делать что-то в этом мире - как только у нее получается?

- Почему Вы стали юристом?

- В молодости я много путешествовал и немало насмотрелся и испытал на себе, что бывает, когда государство, в котором нет системы сдержек и противовесов, начинает злоупотреблять властью. Тогда я понял - я уверен в этом и сегодня, - что в основе справедливого общества лежит целостность таких понятий, как право и закон.

- Что бы Вы посоветовали тому, кто хочет избрать юридическую карьеру?

- Самое главное - быть цельной личностью, настоящим мужчиной, и знать, что работа с законом - это призвание, и берут ее не только трудолюбием, но и вдохновением, и интуицией. И, конечно, погружаясь в пучины профессиональной деятельности, нельзя забывать о том, что надо просто жить.

- Кем бы Вы стали и почему, если бы не стали юристом?

- Преподавателем или бизнесменом где-нибудь в Москве или Шанхае. Многие из моих друзей имеют собственное дело, а в этой области полагаться принято на все те качества, которые так импонируют и мне - способность работать с людьми, способность к творчеству, способность следовать за переменами и воспринимать новое.

- Как Вы думаете, кем станете через десяток лет?

- Так же буду заниматься практикой, гражданскими спорами - наверное, в Москве. Буду много путешествовать и, может быть, немного преподавать. Я уже несколько раз пробовал преподавать, и это мне нравилось. Я и другим буду всячески советовать делать это. У нас у всех есть знания, которыми надо делиться.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.