Бушу долго удавалось внушать белым избирателям, что все идет прекрасно. Теперь этому пришел конец. Граждане начинают вспоминать, что такое демократия

Один из персонажей американского комикса 'Мелочи' ('Peanuts') - маленький мальчик, постоянно окруженный облаком пыли. Куда бы он ни шел, это облако, как шлейф, тянется за ним. Теперь такое 'облако', от которого уже не избавиться, появилось у Джорджа Буша. Сегодня чары президента, до недавнего времени, по непостижимым причинам, пользовавшегося 'иммунитетом' от критики, полностью развеялись. Наконец стало ясно, что 'король', перед которым не один год ползали на брюхе все американские СМИ, просто голый.

Так и хочется произнести: 'чему быть, того не миновать!'. Сначала грянул ураган 'Катрина' - зрелище мертвецов с черной или смуглой кожей, плавающих в воде, поглотившей большой американский город, детей, умоляющих дать им воды, стариков, скорчившихся в инвалидных креслах, разорвал в клочья мираж добродетельности и непогрешимости Соединенных Штатов, сотканный в нашем сознании черной магией Дика Чейни (Dick Cheney) с приспешниками, и подпитывавшийся спектаклями с затянутым в летный комбинезон Бушем в роли главного героя.

Как же ему удавалось так долго лгать, оставаясь безнаказанным? После 11 сентября Буш, Чейни и Карл Роув [Karl Rove - главный советник Буша - прим. перев.] воспользовались страхом перед новыми терактами и жестоким шовинистическим опьянением, чтобы 'одурманить' страну и подчинить ее своей воле.

Для этого они выбрали самый подходящий момент. В период, когда престиж США за рубежом неотвратимо падал, когда американские школы поставляли стране полуграмотных выпускников, когда экономика США уже трещала под натиском конкурентов - трудолюбивых китайцев и выходцев из Юго-Восточной Азии, у американцев, особенно мужчин, начала снижаться самооценка: опасный симптом, характерный для некогда великих империй в эпоху упадка.

После 11 сентября Буш, Чейни и Роув своим мифотворчеством радикально изменили ситуацию. Оказалось, что эти чертовы феминистки не так уж и страшны: стране по-прежнему нужны крутые парни в пожарных касках, всегда готовые защитить слабого. Мужчины-американцы вдруг ощутили прилив сил, увидев на телеэкране, как рушится статуя тирана на городской площади, они словно губка, впитывали вдохновляющие идеи насчет 'освобождения Ближнего Востока' и 'распространения демократии', они прикрепляли желтые наклейки с надписью 'Поддержим наших солдат' на ветровые стекла своих джипов и забывали о растущей ипотечной плате, сокращении рабочих мест для высокооплачиваемых 'белых воротничков', или о том, что их жены все больше 'отбиваются от рук'. Бушу удавалось так долго оставаться 'в шоколаде' именно потому, что он вернул американцам - особенно белым мужчинам, составляющим костяк его электората - чувство уверенности в себе.

Что ж, 'Катрина' знаменовала собой финал истории о 'Волшебнике Изумрудного города': за громогласными заявлениями и благородными идеями, как выяснилось, прячется маленький лживый человечишка. Каждый раз, когда США оказывались неспособны действовать так, как подобает Америке, пелена, застилавшая нам глаза, становилась все тоньше. Наконец, случилось нечто, напоминающее момент просветления у алкоголика. Мы вдруг осознали то, что должны были осознать уже давно: вся эта ложь, вся шумиха, все опьянение, эта 'плохая компания' из Белого дома, с которой мы связались, разрушают саму нашу суть - то, что делает нас американцами. 'Неужели это я?', - спрашивали мы сами себя, в ужасе и отвращении от затянувшегося 'запоя'.

Так что теперь Бушу не поздоровится. В истории с неудачным выдвижением Гарриет Майерс (Harriet Miers) в члены Верховного суда Буш повел себя высокомерно - далеко не в первый раз, но теперь мы решили: хватит! Сегодня, когда Буш утратил монопольное право обвинять людей в 'предательстве', даже разглашение имени Валери Плейм [Valery Plame - агент ЦРУ, 'раскрытый' в результате утечки информации по вине Карла Роува и людей из окружения вице-президента Чейни - прим. перев.] вдруг стало восприниматься как серьезное происшествие. Несмотря на угрозы и посулы, пресса отказывается молчать. В Ираке погибло уже 2000 молодых американцев и американок, и 'распространение демократии' больше не кажется такой удачной идеей. Похоже, за что бы ни взялся этот человек, у него все валится из рук!

Конечно, хотя сам Буш и лопнул, как проколотый воздушный шар, кое-какие оплоты правых благополучно переживут 'агонию' последних лет его пребывания у власти. Правые прочно контролируют такие мощные структуры, как телеканал 'Fox News' и целый ряд аналитических центров, а скоро у них в руках, судя по всему, окажется и Верховный суд.

Но у демократии есть одно свойство: когда она реально функционирует, даже самые влиятельные институты не могут ей противостоять. Решительные действия граждан способны разрушить даже самые изощренные планы самых богатых олигархов. В 1955 г. всю политическую верхушку в штате Алабама составляли сторонники сегрегации, однако кампания по бойкоту городских автобусов чернокожими, инициатором которой стала швея Роза Паркс (Rosa Parks), отказавшаяся освободить место в передней части салона, предназначенное 'только для белых', вынудила ненавистников 'Джима Кроу' ['Jim Crow' (Джим Ворона) - так презрительно называли чернокожих белые расисты - прим. перев.] сдать свои позиции. А во времена консервативной администрации Никсона (Nixon), благодаря 'второй волне' феминистского движения Верховный суд, несмотря на сопротивление ряда его членов-ретроградов, принял знаменитое решение по делу 'Рой против Уэйда' [Оно состоялось в 1973 г. и легализовало искусственное прерывание беременности - прим. перев.]. До 'Катрины', когда страна была все еще охвачена массовым шовинистическим гипнозом, идея об ограничении прав военнопленных пользовалась широкой поддержкой в кругах юристов. Теперь, когда настроения в обществе изменились, у судей поубавилось энтузиазма относительно вручения Бушу авторитарных полномочий. В конце концов, судьи - тоже люди: они живут в обществе и не могут не реагировать на превалирующие тенденции эпохи. Я убеждена, что резкий перелом в настроении американцев способен сдвинуть с места даже судебную власть: институтами управляют люди, и кому захочется, чтобы на званых обедах окружающие смотрели на него с презрением!

Но повлияют ли 'ветры перемен' на отношения США с мировым сообществом? Думаю, такое возможно, но опять же не из-за пересмотра нашей линии в ООН или осознания того, насколько жалкой выглядит наша позиция по отношению к Киотскому протоколу. Перемены в дипломатических отношениях станут результатом простого человеческого стыда. Раньше, пока мы были в плену иллюзии собственного превосходства, мы равнодушно относились к тому, что нас презирают эти 'обабившиеся лягушатники' и вся 'старая Европа': из-за нашего изоляционистского настроя это никого не смущало. Но теперь, когда мы устыдились того, что происходит в нашей стране, мы уже не сможем с легкостью относиться к осуждению со стороны мирового сообщества. Сегодня оно воспринимается болезненно.

Не думаю, что стыд заставит Чейни порвать со своими дружками из 'Halliburton', которые сегодня упоенно делят нефтяные ресурсы Ирака. Но я предвижу возрождение интереса граждан к альтернативным источникам энергии и рост популярности автомобилей с гибридными двигателями. Я думаю, люди будут более эмоционально воспринимать гибель молодых солдат в Ираке - а ведь всего полгода назад, когда их тела тайком от телекамер доставляли на родину в цинковых гробах, любой протест против войны казался неподобающим. Сегодня на главной странице 'America Online' [одной из крупнейших интернет-компаний США - прим. перев.] публикуется сообщение о том, как Буша высмеял один из зарубежных лидеров: еще несколько месяцев назад такой сюжет обсуждался бы разве что в интернет-дневниках.

Подобно выздоравливающим наркоманам - участникам программы поэтапной реабилитации, мы уже готовы выслушать рассказ о том, какое зло принесли другим, и попытаться загладить вину. Светский таблоид 'Star', распространяемый в супермаркетах, неожиданно вынес на обложку историю о том, как Анджелина Джоли (Angelina Jolie) помогает эфиопским детям, чьи родители умерли от СПИДа, и снабдил статью снимком - более крупным, чем фото, где изображена светская львица Пэрис Хилтон (Paris Hilton) в очередном шикарном наряде. Раньше мы считали, что несчастья черных ребятишек в далеких странах нас не касаются - но все изменилось, когда мы увидели, что происходит с чернокожими детьми в нашей собственной стране, прямо у нас под носом.

У меня и правда появился повод для надежды: повсюду я вижу, как, вслед за отвращением от 'пьяного дебоша' который мы устроили на мировой арене в последние годы, у простых людей вновь пробуждается интерес к общественной активности, социальной справедливости, ко всему, что мы традиционно обозначали понятием 'гражданская позиция'. При этом меня волнует не то, кто в результате этого победит на промежуточных выборах в Конгресс - республиканцы, или демократы. Важнее другое - станем ли мы снова демократическим обществом?

Я вижу, как американцы, невзирая на партийные симпатии, вновь обращают внимание на то, что так долго служило основой нравственного авторитета США во всем мире - на судебную систему, на нашу до недавних пор свободную прессу, на почти утраченную нами веру в равенство всех людей - и думаю: да, мы вновь стали самими собой. Именно это придает нам силу, чтобы без содрогания взглянуть на свое отражение в зеркале мировых новостей. Именно в этим определялось величие Соединенных Штатов в те времена, когда мы еще были великой страной - этим, а не армиями, не тюрьмами, не ролью 'мирового жандарма'.

Бушу уже не сможет реабилитироваться в наших глазах: он так и останется человеком, 'посадившим нас на иглу'. Неясно пока другое: бросимся ли мы на какой-то новый 'наркотик', расхваливаемый очередным харизматичным 'толкачом', или отрезвление, которое принесла 'Катрина' заставит нас взяться за трудную работу по возрождению гражданского общества, исходящего из реальности, а не иллюзий. Я делаю ставку на второй вариант.

Наоми Вулф - автор книг 'Шалаш на дереве' ('Treehouse'), 'Клин клином' ('Fire With Fire') и 'Миф о красоте' ('The Beauty Myth')

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.