Текст публикуется с любезного разрешения редакции 'Project Syndicate'

В наши дни председатель Экономического Совета при президенте Буше, Бен Бернанке, любит говорить о 'глобальном избытке сбережений', который привел к удивительно низким реальным процентным ставкам во всем мире. Но это неправильный подход.

В Америке, безусловно, избытка сбережений нет. Ее уровень сбережений был болезненно низким в течение многих десятилетий. Потом необдуманная фискальная политика администрации Буша снизила его еще больше. Падающие процентные ставки в последние годы повысили действительные цены на недвижимость и позволили крупной буржуазии Америки считать свои дома огромными банкоматами, еще больше понижая уровень сбережений. В Америке - дефицит, а не избыток сбережений.

А в остальном мире? Глобальный избыток сбережений предполагал бы, что для восстановления равновесия в мировой экономике необходима политика, которая повысила бы уровень сбережений в Америке и увеличила бы уровень потребления в домашних хозяйствах в других странах. Но мировая экономика сейчас столкнулась с недостатком инвестиций, а не с избытком сбережений.

Разделите мир на три зоны: Соединенные Штаты, Китай и все остальные. С середины 1990-х гг. чистая нераспределенная текущая прибыль 'всех остальных' увеличивалась на сумму, которую один экономист Федерального Резервного Банка определил как $450 миллиардов в год, не потому что уровень сбережений повысился, а потому что доля инвестиций упала. Понижение доли инвестиций в Японии, новых развивающихся в индустриальном отношении экономических системах Азии и Латинской Америки, именно в таком порядке, способствовало притоку сбережений в правительственные облигации Соединенных Штатов, обеспеченные ипотеками ценные бумаги и обеспеченные акциями займы Соединенных Штатов - счет движения капиталов, эквивалента огромного внешнеторгового дефицита Америки.

Недостаток инвестиций в Азии относительно норм, которые существовали десять лет назад, равен недостаче в $400 миллиардов в год при сокращении инвестиций в Японии - последствие более десятилетия экономического застоя - больше чем в половину. Более того, доля инвестиций в новых растущих в индустриальном отношении экономических системах Азии так никогда и не вернулась к своему уровню перед кризисом 1997-98 гг., а доля инвестиций в остальной части Азии за пределами Китая тоже резко упала.

Казалось бы, это говорит о том, что необходима совершенно другая политика для восстановления равновесия в мировой экономике. Да, США нужен рост налогов для того, чтобы перевести федеральный бюджет в избыток, и политика для того, чтобы увеличить частные сбережения. Но миру также необходима политика для того, чтобы повысить инвестиции в Азии, Латинской Америке, на Ближнем Востоке и в Африке.

И здесь мы сталкиваемся с трудностью. Люди, в том числе и я, которые поддерживали международную интеграцию в области торговли и финансов, а также сокращение тарифов и других торговых ограничений, приводят три преимущества:

· Максимальное развитие экономических - а также социальных и культурных - связей между богатыми и бедными странами - это лучшая возможность способствовать потоку знаний о технологиях и организации, которые являются последней надеждой на быстрое мировое развитие.

· Более низкие торговые ограничения сделают размещение производства в бедных частях мира с низкой заработной платой привлекательным для тех, у кого есть доступ к финансированию.

· Более свободные потоки капитала предоставят бедным странам именно такой доступ, т.к. жадность инвесторов в богатых странах толкает их на рискованные предприятия в бедных регионах, где существует недостаток капитала.

Первая причина все еще сохраняется. Максимальное развитие экономических, социальных и культурных связей между богатыми и бедными остается и лучшей возможностью способствовать потоку знаний и последней надеждой на быстрое мировое развитие.

Но вторая и третья причины кажутся сомнительными. Те, у кого есть доступ к финансированию, кажется, способны противостоять желанию разместить производство в бедных частях мира с низкой заработной платой (кроме Китая). Вместо того, чтобы подтолкнуть вкладчиков из богатых стран к тому, чтобы они инвестировали свои деньги в бедные страны из жадности, либерализация движений капитала привела к тому, что вкладчики из бедных стран оставляют свои деньги в богатых странах из страха - страха политической нестабильности, макроэкономических беспорядков и неадекватных организаций (особенно тех, которые защищают права держателей облигаций и меньшей части акций компаний).

Что-то вполне может произойти в течение следующих нескольких лет для того, чтобы резко повысить уровень сбережений в Америке, внезапно заставляя американские домашние хозяйства почувствовать себя бедными: рост налогов, обвал на рынке недвижимого имущества, быстрорастущие цены на импорт, вызванные резким падением доллара, глубокий экономический спад или комбинация перечисленного. Было бы приятно думать, что когда начнет спадать приток ценных бумаг с выраженными ценами в долларах, финансовые потоки, которые в настоящее время направляются в Америку, плавно переменят курс и увеличат инвестиции в Азии. Но не рассчитывайте на это, особенно учитывая долю предельных инвестиций в Азии, целью которых, так или иначе, является экспорт на американский рынок.

Те, кто находятся за пределами Америки, особенно в Азии, должны относиться к нестабильному состоянию макроэкономики Соединенных Штатов с глубоким беспокойством. Как сказал поэт семнадцатого века Джон Донн: 'Не спрашивай, по ком звонит колокол - он звонит по тебе'.

Д. Брэдфорд Делонг - профессор экономики в Калифорнийском Университете в Беркли, был помощником Министра Финансов США в администрации Клинтона.

_________________________________________________________

Copyright: Project Syndicate, 2005.

Перевод с английского: Ирина Сащенкова

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.