Около месяца назад Эдуар Балладюр (Edouard Balladur), премьер-министр Франции в 1993-95 году и действующий депутат Национального собрания, на одном обеде в Нью-Йорке обронил фразу: уж не стараются ли Соединенные Штаты расколоть Европу? Среди узкого круга политиков, приглашенных на обед к генеральному консулу Франции - по идее, для того, чтобы крепить американо-французскую дружбу - вопрос прозвучал особенно неожиданно и жестко. Ведь было время, когда Балладюр относился к США с симпатией, а в его бытность премьер-министром Франция на себе испытала все прелести 'рейганомики'.

На это, конечно, можно было бы ответить, что президент Франции Жак Ширак (Jacques Chirac) сделал для раскола Европы значительно больше, чем президент США Джордж Буш. Но не будем этого делать. Зачем же так неприкрыто пользоваться установившимися во Франции политической неустроенностью и неразберихой? Дела у Ширака и его друзей-голлистов идут, прямо сказать, неважно. Много воды утекло с 2003 года, когда европейская пресса носила Ширака на руках за стойкую оппозицию американскому вторжению в Ирак. Трудные времена настали и для него, и для его союзника по антиамериканскому лагерю канцлера Германии Герхарда Шредера (Gerhard Schrоеder).

Сегодня Ширак столкнулся с мини-попыткой государственного переворота - по всей стране не имеющие работы и всеми презираемые иммигранты жгут машины и устраивают на улицах подлинный ад. К тому же, последние скандалы с программой ООН 'Нефть в обмен на продовольствие' показали, что в 2003 году Франция защищала Саддама Хусейна не столько потому, что ею двигали те высокие побуждения, о которых столько раз заявлялось, сколько потому, что неким французским бизнесменам, удобно устроившимся под крылом политиков, очень хотелось саддамовских взяток.

Ну, а что касается господина Шредера, то он вообще больше не канцлер. Германией сейчас правит хрупкая, хотя и 'большая' коалиция под предводительством Ангелы Меркель (Angela Merkel). По результатам сентябрьских выборов ее Христианско-демократическая партия получила лишь небольшое преимущество над Социал-демократической партией Шредера. На прошлой неделе противники, вынужденные теперь работать в одной команде, выдали в виде программы такое экономическое рагу, которое наверняка еще усугубит нынешние экономические трудности страны.

Удары по единству Европы наносятся и с других направлений, но от них, право же, еще меньше пахнет Америкой, чем от этих двух. Огромный, непомерно раздутый проект конституции Европейского Союза, разработанный бывшим президентом Франции Валери Жискар д'Эстеном (Valery Giscard d'Estaing), был по всем правилам отвергнут избирателями Нидерландов и той же Франции. Политическая система трещит по всей Европе - в Испании, Италии и даже в Великобритании. Недавно британский премьер Тони Блэр испытал на себе, что такое бунт в собственной партии: лейбористы отказались голосовать за его предложение увеличить срок, в течение которого лиц, подозреваемых в причастности к терроризму, можно содержать под стражей, не предъявляя им официального обвинения.

Если судить по тому, как в стране проходят выборы, то среди крупных европейских стран политическая система находится по контролем только в Польше. В октябре новым президентом Польши был избран Лех Качиньский (Lech Kaczynski), представитель нового, некоммунистического поколения политиков-рыночников. В будущем году Качиньский планирует нанести визит в США в целях укрепления польско-американских связей. Кстати, французам сильно не нравится, что президент страны, являющейся членом ЕС, поворачивается в сторону Вашингтона охотнее, чем в сторону Брюсселя.

А почему бы, собственно, нет? В конце концов, Атлантический альянс стал гарантом безопасности в Европе и в течение сорока пяти лет давал народам, томившимся за 'железным занавесом', надежду на лучшее будущее. И то, что перед лицом политической нестабильности европейцы снова надеются на альянс, совершенно естественно. Вообще-то, и французская миссия во главе с Балладюром была организована в качестве дружеского жеста в адрес США.

Краеугольный камень, способный определить, ждет ли Атлантический альянс возрождение - это Германия, и на этом фронте, по крайней мере, не видно никаких беспокоящих признаков. Меркель заявила, что восстановление германо-американских отношений - это один из приоритетов ее правительства. Она провела эффективную кампанию против оси Париж-Берлин-Москва. Шредер как раз и вошел в нее, чтобы досадить янки, но оказалось, что, когда немцам предоставили выбор, кто для них лучше - Франция с Россией или Америка, большинство из них подумали - и выбрали второе.

Политику в отношении Москвы Меркель планирует ужесточить, так как президент России Владимир Путин ведет страну в направлении, все меньше совпадающем с демократическим. Это приведет политику Германии в большее соответствие политике Польши и других бывших так называемых 'стран-сателлитов' Советского Союза, которых также беспокоит реваншистский потенциал России. Кроме того, Меркель высказывается за дальнейшее расширение ЕС, с тем чтобы в него вошли хотя бы Румыния и Болгария. И она согласна с США в том, что эмбарго на экспорт оружия в Китай должно сохраняться, даже при том, что ради этого ей пришлось разочаровать китайского лидера Ху Цзиньтао, посетившего Германию на прошлой неделе.

Правда, свобода всех политических шагов Меркель будет ограничиваться неприятными, но необходимыми сделками с партнерами по коалиции. Например, министром иностранных дел стал социал-демократ Франк-Вальтер Штайнмайер (Frank-Walter Steinmeier), при Шредере занимавший пост руководителя Ведомства канцлера. Вообще для германских канцлеров сильная внешняя политика характерна в той же мере, как и для американских президентов. В данном случае - посмотрим.

Но, хотя Меркель и будет связана какими-то обязательствами перед социал-демократами, она вряд ли ударится в авантюризм, которым грешили ее предшественник и его многоумный министр иностранных дел Йошка Фишер (Joschka Fischer). С другой стороны, руководство Германии еще как минимум несколько месяцев будет оставаться слабым, так что не исключен вариант увольнения правительства Меркель в полном составе, после чего немцам снова придется прийти к избирательным урнам и, наконец, определиться, чего же они все-таки хотят.

В других странах Европы дела тоже обстоят не лучшим образом. Премьер Италии Сильвио Берлускони (Silvio Berlusconi) подходит к выборам, назначенным на апрель будущего года, с тяжелым грузом практически нереализованных реформ, начатых ради оживления национальной экономики. Так что весной его ожидает нелегкое сражение с - страшно даже подумать - левыми силами.

Но совсем туго приходится премьер-министру Испании социалисту Хосе-Луису Родригесу Сапатеро (Jose Luis Rodriguez Zapatero). В стране существует угроза раскола. В начале ноября стараниями его партии парламент принял к рассмотрению проект предоставления расширенной автономии богатой северной провинции Каталония - расширенной до возможности применений понятий 'нация' и 'национальный'. Широкой автономии добивается и давно не подававший признаков активности Баскский регион. Возможность распада Испании на несколько мини-государств вызвала в Мадриде шумные манифестации протеста.

Американцы были бы дураками, если бы всерьез считали, что вся эта кутерьма в Европе действительно служит интересам США. Надо очень хорошо понимать - никогда до этого хаос в Европе не оказывался США на руку. Балладюру напомнили, что США всегда поддерживали не разделение, а единство Европы. От того, что в Париже горят машины, в Берлине политики занимаются перетягиванием одеяла, а вокруг здания правительства грозящейся распасться на куски Испании шумят демонстрации, Америка не выигрывает. Не выигрывает ровным счетом ничего.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.