Пекин, 17 ноября 2005 года. Ши Цзинь (Shi Jin) носит джинсовую куртку, бреет голову и кажется мрачно серьезным. Этого офицера Народно-освободительной армии Китая (НОАК) сосватали на военную службу в одном пекинском техническом колледже вербовщики, расхваливавшие его технические способности и его патриотизм.

В истекшем десятилетии Китай провел две военные реформы, призванные дать стране современные вооруженные силы. Для сохранения прогресса в сфере высоких военных технологий Китай должен привлечь в свою армию еще очень многих полных энтузиазма молодых инженеров вроде Ши, тратящего большую часть своего времени на разработку "информационной" революции, которая, как надеются органы стратегического планирования НОАК, однажды позволит им "видеть" поле боя на такую же глубину, что и американские военные. "Если случится война, я не буду непосредственно участвовать в боевых действиях, но мой вклад будет техническим, - говорит он. - Мы все нужны в новой армии".

Желание Китая, которое он частенько выражает - стать великой державой. Многие в Пекине чувствуют, что естественное право их страны - быть крупной державой в Азии. Но в глобальной военной истории Китаю редко ставили высокие оценки. Он располагает военно-морским флотом "коричневой воды" ("brown water" Navy), который не выходит в открытое море. Он не способен распространять свое могущество, направляя свои вооруженные силы заграницу. Он зависит от таких государств, как Россия, в вопросе поставок реактивных истребителей, крылатых ракет и прочей современной военной техники.

Сейчас, однако, представляется, что Китай методично меняет это уравнение.

За удивительно короткое время Китай совершил два подвига. Во-первых, он сфокусировал свою энергию и богатства на создании армии внутри армии. Он выделил огромные денежные средства на создание немногочисленной высокотехнологичной армии в рамках своей прежней 2,2-миллионной НОАК, основу которой составляет солдат с винтовкой и в сапогах.

Задачей этих современных сил, составляющих около 15% общей численности НОАК, является молниеносное нападение на менее сильных противников с использованием массированного ракетного удара, который должен парализовать врага, и ударов современных морских и воздушных сил, координируемых с помощью высокотехнологичных систем связи и боевого управления. Иными словами, эти новые современные силы создаются с задачей нападения на Тайвань.

Во-вторых, Китай осуществил болезненные, но успешные шаги в направлении создания "оборонной промышленной базы", то есть способности производить системы оружия. НОАК повысила свои возможности контроля качества на военных заводах и свою способность приспосабливать иностранные технологии. Она успешно поставила на поток производство собственного истребителя F-10 с малой площадью крыла и быстро движется к созданию военно-морского флота "голубой воды" ("blue water" Navy) на основе построенных в Китае кораблей.

В самом деле, последние 3 года принесли впечатляющие плоды кампании модернизации вооруженных сил, начатой в конце 1990-х годов: в ближайшие месяцы будет спущена на воду атомная ударная подводная лодка типа 093; предполагается, что когда-нибудь она приобретет способность запускать крылатые ракеты со спутниковой системой наведения, которые могут подорвать крейсер или авианосец. Китай сейчас имеет более точные межконтинентальные баллистические ракеты, большое разнообразие крылатых ракет наземного и морского базирования и около 400 российских реактивных истребителей Су-27 и Су-30, которых прежде у него не было.

"Применимы ли еще старые предрассудки, согласно которым оборонная промышленность Китая является отсталой, бедной и низкокачественной?" - задает вопрос Ивэн Медейрос (Evan Medeiros), аналитик корпорации RAND в Вашингтоне, федеральный округ Колумбия.

"Нет, отвечает он сам себе. - Представляется, что Китай вышел из трудного положения. . . Впервые за последние 20 лет НОАК приняла реформы, которые имеют смысл. Они утверждены и проведены в жизнь. Китайцы, в самом деле, учатся очень быстро". Медейрос является ведущим автором опубликованного в этом месяце 300-страничного исследования RAND "Новые направления в оборонной промышленности Китая" ("New Directions for China's Defense Industry").

"В НОАК произошла революция в области коммуникаций, - говорит Джеймс Мулвенон (James Mulvenon) из Центра исследования и анализа разведывательной информации (Center for Intelligence Research and Analysis) в Вашингтоне, федеральный округ Колумбия. - Они на протяжении жизни одного поколения шагнули из грязи в мир беспроводных коммуникаций".

К могуществу Китая следует относиться серьезно

Такой прогресс привлекает внимание, вызывает уважение и озабоченность в Вашингтоне. В Командовании вооруженных сил США в зоне Тихого океана (о. Гонолулу) и в военных кругах на Тайване, на о. Гуам и в Токио считается общепринятым, что Китай идет к тому, чтобы стать военной угрозой в Азии. Американские стратеги больше не говорят пренебрежительно о могуществе Китая или, потенциально, о возможности его распространения за пределы национальной территории. Важной переменой стало то, что способность Соединенных Штатов быстро и легко защитить Тайвань в случае нападения уже больше не считается бесспорной. Китайские крылатые ракеты создают более опасную ситуацию в Тайваньском проливе.

Нынешним летом декан Университета национальной обороны НОАК (China's National Defense University) генерал Чжу Чэнху (Zhu Chenghu) поднял вопрос об оружии массового поражения, которое Китай редко упоминает, в связи с Тайванем. Если вооруженные силы США придут на помощь Тайваню, сказал он ошеломленным американским визитерам, "американцам следует быть готовыми к тому, что сотни. . . городов будут уничтожены китайским ядерным оружием".

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.