'Золотая лихорадка', охватившая на этой неделе инвесторов, которые из кожи вон лезли, чтобы купить акции Victoria Oil & Gas, у многих британских инвесторов вызовет в памяти не столь приятные воспоминания о не столь уже далеких временах.

Речь идет о компании First Calgary, вышедшей в этом году на AIM, Рынок альтернативных инвестиций (Alternative Investment Market, площадка Лондонской фондовой биржи, на которой предлагаются акции небольших растущих компаний - прим. перев.). За First Calgary, как и за Victoria, числились серьезные запасы газа, и для эмитентов нефтегазовых акций ее появление вызвало настоящий праздник; для акционеров же этот праздник вскоре обернулся жестоким похмельем.

Вначале по рынку ходили слухи, что First Calgary заинтересуются все, от Royal Dutch Shell до китайской CNOOC, но заявок на покупку акций никто так и не прислал. В результате некогда самая крупная компания AIM с рыночной капитализацией в 2 миллиарда фунтов вынуждена была разрабатывать свои алжирские месторождения самостоятельно, и теперь стоимость First Calgary уже гораздо скромнее - 680 миллионов фунтов.

Конечно, по масштабу Victoria вряд ли можно сравнивать с First Calgary, но реакция перегретого рынка невольно наводит на мысль о том, что история повторяется.

Как и во всех предприятиях, связанных с разведкой нефти и газа, в нынешней истории присутствует соблазн понадеяться на удачу, но на данной стадии разработки запасов вероятность полного провала также достаточно реальна. По словам Брюса Иверса (Bruce Evers), специалиста по рынку нефти и газа из компании Investec, 'может быть, они и сидят на самом крупном в мире месторождении газа, но эти запасы мало что стоят, если наружу газ будет идти в час по чайной ложке'. Есть и опасения, что Victoria, даже если добудет газ, не сможет его продать.

- Допустим, у вас под землей 10 триллионов кубических футов газа. Но они же ничего не стоят, если этот газ некому продать. А в России на этот газ только один покупатель ('Газпром'), и он никогда не даст хорошую цену, потому что больше на рынке никого нет.

Главной трудностью на переговорах с 'Газпромом' вполне может стать несущественность для российской компании количества газа, которым располагает Victoria - 500 миллиардов кубических футов (ок. 14,16 миллиарда кубометров - прим. перев.). А с 'Газпромом' договариваться трудно даже ВР, второй после ExxonMobil энергетической компании мира.

Глава Victoria Кевин Фу (Kevin Foo), тем не менее, уверен в отличных взаимоотношениях его компании с российским газовым гигантом. Он считает, что западносибирское месторождение, которое разрабатывает Victoria, идеально расположено для того, чтобы добытый газ вливался в существующую в России газовую инфраструктуру.

- У нас идет активный технический обмен. Трубопроводы 'Газпрома' полны только наполовину. Им надо их наполнить, и я уверен, что частью этого процесса будем мы.

Кроме того, месторождение Victoria расположено неподалеку от уже сданных в эксплуатацию промышленных объектов 'Газпрома', что позволяет надеяться на геологическую идентичность его газоносных структур.