Вчера президент России Путин недвусмысленно дал понять Японии, что, если стороны не решат миром территориальный спор вокруг четырех островов, захваченных Советской Армией в 1945 году, то у японцев станет одной экономической проблемой больше.

То, что сторонам пока не удается добиться по этому вопросу, одному из последних неразрешенных споров, доставшихся в наследство от второй мировой войны, никакого приемлемого решения, отражает все расширяющуюся пропасть между Японией и ее соседями по Восточной Азии.

Соответственно, после более чем трехчасового разговора с премьер-министром Японии Дзюнъитиро Коидзуми (Junichiro Koizumi) Путин не дал ему никаких гарантий относительно направления крупнейшего российского нефтепровода, за преимущественный доступ к которому Япония конкурирует с Китаем. Он также намекнул, что, если Япония не смягчит свою позицию по островам, она будет и дальше проходить мимо экономических возможностей, которые предоставляет участие в развитии пока отсталых сибирских регионов России.

- Да, отсутствие мирного договора мешает развитию торгово-экономических связей. Во всяком случае - не помогает. У некоторых [российских] бизнесменов видно нежелание [вести дела с Японией] (так в тексте. Цитата по www.kremlin.ru - 'Может быть, кого-то из представителей бизнеса сдерживает.' - прим. перев.), - сказал Путин, когда по окончании переговоров они с Коидзуми вышли к журналистам.

Острова, о которых идет речь, в России называются Курилами, а в Японии - Северными территориями. Они были захвачены Советской Армией в августе 1945 года, в самые последние дни войны против Японии, что все японские правительства, а также наиболее громкое меньшинство из лагеря ультранационалистов, неизменно объявляют позорным и незаконным вторжением. С момента выселения японцев и заселения островов русскими Курилы практически не развивались с экономической точки зрения, хотя, во-первых, они играли важную военно-стратегическую роль во времена 'холодной войны', и, во-вторых, на шельфе этих островов вполне могут быть обнаружены месторождения нефти и газа.

Россия уже предлагала Японии в обмен на заключение мирного договора отдать незначительную часть Курил - небольшую гряду Хабомаи, но крепко держалась за более крупные острова - Кунашир и Итуруп. Однако на этот компромисс ни разу не согласилась Япония, считая, видимо, что российское правительство соблазнится на обещания крупных японских инвестиций и само отдаст всю группу островов.

При этом предприниматели с обеих сторон к сотрудничеству двигаться никак не желали - именно по причине неурегулированности политического конфликта. Объем торгового оборота между Японией и Россией составляет всего около 6 миллиардов фунтов в год - это один процент от объема торговли Японии с США. Недостаточно развиты и дипломатические отношения между двумя странами. Например, последняя встреча Путина с Коидзуми состоялась в Японии целых пять лет назад.

А сегодня, ко всему прочему, у Японии появляется еще один все более сильный соперник - Китай. Кульминацией стратегической игры между тремя ведущими державами Восточной Азии стало строительство нефтепровода от новых месторождений в Восточной Сибири. Коидзуми хочет, чтобы Россия довела его до своего тихоокеанского побережья - этим чрезмерная зависимость Японии от поставок углеводородных ресурсов с Ближнего Востока была бы существенно снижена. В Токио уже предложили покрыть половину стоимости 2600-мильной (ок. 4200 км - прим. перев.) трубы, которая оценивается в 16 миллиардов долларов. Однако Россия, похоже, твердо решила вначале вывести нефтепровод на ненасытный китайский рынок.

В беседе с группой лидеров японского бизнеса Путин пообещал, что 'в конце концов' Япония получит нефть. Правда, когда и как это 'в конце концов' наступит, так и не сказал.

В последние несколько дней Коидзуми вообще пришлось испытать немало неудобств. В частности, гнев ближайших соседей Японии по Восточной Азии вызвало посещение премьер-министром храма-музея, в котором воспеваются военные подвиги японской армии (имеется в виду известный токийский храм Ясукуни, в котором символически покоятся души всех павших за 'великую Японию' с гражданской войны 60-х гг. XIX века до второй мировой войны - прим. перев.). Поэтому в корейском Пусане, где лидеры двадцати одной страны региона недавно собрались на форум стран Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества, его встретил холодным приемом хозяин саммита президент Южной Кореи Но Му Хен (Roh Moo Hyun), а председатель КНР Ху Цзиньтао (Hu Jintao) демонстративно избегал встреч со своим японским коллегой.