Альфред Гроссер, родившийся в 1925 году во Франкфурте, считается старейшиной французской политологии. С 1937 года он - французский гражданин, возглавлял кафедру в Сорбонне, написал много книг, посвященных германо-французским отношениям. В своей последней книге 'Чем отличается Франция?' он пытается сблизить немцев с их французскими соседями.

DIE WELT: Новый канцлер Ангела Меркель (Angela Merkel) хочет продемонстрировать своим визитом по случаю вступления в должность преемственность политики в отношении с Францией. Все останется по-старому?

Альфред Гроссер: Надеюсь, что будет лучше, и что Франция и Германия предложат что-то из того, что никогда не делали Герхард Шредер (Gerhard Schrоеder) и Жак Ширак (Jacques Chirac). Но практически нет никакой надежды, что что-то изменится, например, в аграрной политике ЕС, хотя как раз сейчас обсуждается вопрос о сахаре. В программе коалиции, к сожалению, прописана именно старая политика.

DIE WELT: Испытание ведь еще впереди, придется принимать решение о бюджете ЕС и британской скидке. Будет ли Меркель, на Ваш взгляд, столь же непоколебимо придерживаться позиции президента Жака Ширака, как Герхард Шредер до нее?

Гроссер: Надеюсь, что нет. Надеюсь, что Германия поймет, что Юнкер (Juncker) был прав, когда говорил, что новые государства ЕС принесли жертвы, а Париж, Лондон и Берлин - нет. Здесь надо что-то менять, иначе мы не сможем двигаться вперед.

DIE WELT: Как будут развиваться отношения с Великобританией, Вашингтоном и Москвой?

Гроссер: В политике по отношению к Вашингтону и Лондону я никаких принципиальных изменений не ожидаю. Госпожа Меркель тоже не станет посылать солдат в Ирак. Но в отношениях с Москвой что-то изменится. Я жду, что Берлин и Париж в будущем проявят большее уважение к Польше и к государствам Балтии, чего не было при Шредере и Шираке. Поскольку оба постоянно были в ногах у Путина.

DIE WELT: Насколько велико, по Вашему, у Меркель поле для маневра во внешней политике при условии, что ее министром иностранных дел является близкий к Шредеру Франк-Вальтер Штайнмайер (Frank-Walter Steinmeier)?

Гроссер: Штайнмайер - меньшая проблема, чем факт сокращения поля для маневра вообще. В вопросе с Турцией все говорит в пользу Меркель, выступающей вместе с лидером французской правительственной партии Николя Саркози (Nicolas Sarkozy) за максимально тесные отношения ЕС с Анкарой, но против полноправного членства в ЕС. С этой точки зрения начало переговоров - большое лицемерие.

DIE WELT: Повлияет ли тот факт, что Ангела Меркель стала канцлером, на французскую внутреннюю политику или даже на следующие президентские выборы?

Гроссер: Не думаю. В данный момент французская оппозиция проводит нерациональную политику. Так, социалисты требуют ужасных вещей, о которых социал-демократы не могли бы и подумать, даже в том случае, если бы они не входили в большую коалицию. Левые действительно переживают кризис. Наши финансы в таком же плохом состоянии, как и в Германии. Чего госпожа Меркель может добиться во внутриполитическом плане, пока неясно. Ясно только одно, что так продолжаться не может.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.