'У меня 55 начальников', - говорит Марк Перрен де Бришамбо (Marc Perrin de Brichambaut). Эти 55 не всегда понимают друг друга, а он в равной мере обязан договариваться со всеми. Де Бришамбо - генеральный секретарь Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ). Его хозяева - 55 государств-членов из Европы, Северной Америки, с Кавказа и из Средней Азии. Страны, с представителями которых приходится регулярно иметь дело, - начиная с Узбекистана, режим которого особого уважения к демократии и свободе не испытывает, и кончая Соединенными Штатами, которые хотели бы как раз распространить и то, и другое по всему миру. 'У всех одинаковые права на твои силы и на твое время', - говорит де Бришамбо. Он работает на дипломатическом минном поле, по которому идет, проявляя собранность, но с приветливой улыбкой на лице.

За несколько недель до его прихода на должность, в июне, ситуация вокруг организации выглядела очень плохо: Россия блокировала бюджет на текущий год, поскольку придерживалась точки зрения, что во время Оранжевой революции на Украине организация являлась послушным инструментом Запада. Говорили уже о кончине ОБСЕ, в том случае, если до встречи министров иностранных дел, намеченной на начало декабря в Любляне, не удастся договориться о реформе, которая отвечала бы российским пожеланиям.

Москва и правительства некоторых бывших советских республик, начиная с Белоруссии и кончая Узбекистаном, требуют, чтобы ОБСЕ меньше беспокоилась за вопросы, связанные с наблюдением за выборами, соблюдением прав человека, и больше внимания уделяла классической политике безопасности, а также борьбе против террора. Россия, чтобы получить больше контроля над свободной, децентрализованной организацией, в которой нет членов, а есть 'государства-участники', хочет придать ей более строгую структуру. Сюда входит также усиление позиций генерального секретаря, который пока находится полностью на заднем плане за сменяющимися каждый год председателями - в этом году им является министр иностранных дел Словении Рупель (Rupel). Это требование поддерживают также многие западные государства, желающие, чтобы организация была более эффективной.

Поэтому 56-летний французский дипломат де Бришамбо, станет, возможно, первым генеральным секретарем ОБСЕ, являющимся 'официальным лицом организации'. Так звучит рекомендация в докладе, посвященном вопросу реформы, который летом представили всем государствам ОБСЕ семь дипломатов из Соединенных Штатов, России, Германии, Норвегии, Нидерландов, Хорватии и Казахстана. На основе доклада с начала осени ведутся переговоры о будущем организации. Один из немногих вопросов, который может быть предложен для принятия решения, возможно, еще до встречи министров иностранных дел, запланированной на 5-6 декабря, - это вопрос о генеральном секретаре. Однако, важнее, чем возможный конкретный результат, является то, что в результате появления доклада в организации разрядилась обстановка. Никто уже больше не говорит о ее кончине, даже если российские дипломаты все еще намекают, что бюджетный кризис этого года может повториться.

Свой первый опыт, связанный с организацией, которая в то время еще называлась Конференция по безопасности и сотрудничеству в Европе (КБСЕ), де Бришамбо получил 15 лет назад, во времена честолюбивых надежд. Через год после падения коммунистических режимов в восточной части Центральной Европы главы государств и правительств в то время 35 стран собрались, чтобы принять 'Хартию для новой Европы' под заголовком 'Новая эпоха демократии, мира и свободы'. После этого де Бришамбо в течение трех лет был представителем Франции в КБСЕ. О том, чем отличается нынешнее время от тех времен, он говорит лаконично: 'Сегодня меньше спонтанного согласия'.

Вызывает разногласия даже вопрос о том, находится ли ОБСЕ в состоянии кризиса. В отличие от русских, которые не один год все громче говорят об угрозе кризиса и утрате организацией авторитета, американцы не видят для этого никаких причин, поскольку она, по их мнению, прекрасно выполняет свои задачи по распространению ценностей свободы и демократии. А что говорит по этому поводу генеральный секретарь? 'По моему мнению, это не имеет значения. Если американцы говорят, что ОБСЕ работает хорошо, меня это радует. Если русские говорят о кризисе, я должен воспринимать это всерьез'.

Но некоторые критические замечания России он отвергает: например, обвинения, будто ОБСЕ занимается лишь странами 'восточнее от Вены', в которой располагается ее резиденция. Почему, задают вопрос российские дипломаты, ОБСЕ занимается любыми конфликтами на территории бывшего Советского Союза, а не Северной Ирландией или волнениями во Франции? Русским так кажется, говорит де Бришамбо. Буквально недавно Великобритания после проверки, проведенной Бюро по правам человека и демократии ОБСЕ, внесла некоторые изменения в закон о выборах, чтобы он соответствовал стандартам организации. Он очень убедительно говорит о 'скромности самой старой демократической страны мира'. На российское требование о том, чтобы ОБСЕ больше делала для борьбы против терроризма, он ссылается на уже принимаемые меры и на то, что русские и сами могли бы сделать больше: 'Американцы финансируют некоторые проекты в этой области. Я был бы благодарен, если такими же активными, как американцы, были бы и русские'.

Но де Бришамбо оспаривает то, что Россия своим требованием о переносе центра тяжести в работе организации будто бы пытается оттеснить на второй план 'человеческое измерение', под которым в ОБСЕ понимают поддержку демократии: 'Русские не критикуют человеческое измерение. Они счастливы, что оно существует'. Почти то же самое мог бы сказать любой российский дипломат. В качестве примера заинтересованности России в поддержке демократии он приводит то, что Россия перед парламентскими выборами в Азербайджане попросила подготовить для работы там 48 наблюдателей. Де Бришамбо не говорит о том, что Россия затем активно выступила против критики, высказанной по поводу того, как проходили выборы, наблюдателями от ОБСЕ.

Если бы не интонация, формулировки и контекст, то кому-нибудь из российских дипломатов можно было бы приписать и другое из его высказываний: 'ОБСЕ создала условия для расширения НАТО и ЕС'. В российском варианте предложение, вышедшее из-под пера уполномоченного московского Министерства иностранных дел в ОБСЕ Яковенко звучит так: 'Наши партнеры на Западе начали рассматривать организацию в качестве инструмента для перестройки юго-восточной и восточной части континента по своим стандартам'. В этом суть всех российских обвинений в адрес ОБСЕ.

Марк Перрен де Бришамбо работал в ОБСЕ, когда она называлась еще КБСЕ. Он как генеральный секретарь работает на дипломатическом минном поле.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.